Дмитрий Прокофьев Все статьи автора
11 февраля 2019, 00:03 5559

Арифметическое. Считаем ВВП правильно, или Почему данные Росстата вызывают сомнения

Росстат обнародовал первую оценку роста ВВП в 2018 году — плюс 2,3%. Рекорд. В конце января Минэкономразвития, в чьем подчинении находится статистика, выступало с более скромными предсказаниями 2%. В прошедшем году чиновники говорили о возможных 1,5% роста. Но выручило строительство — если в ноябре 2018–го в этой отрасли ожидалась прибавка в полпроцента, то в итоговой сводке за год объемы стройки выросли почти в 11 раз — до 5,3%. Как объяснили в Росстате, цифра получилась после пересмотра показателей за 2 последних года.

За долги наши тяжкие. Россияне должны банкам почти 16 трлн рублей

За долги наши тяжкие. Россияне должны банкам почти 16 трлн рублей

1436
Дмитрий Прокофьев

Очевидное противоречие

Правда, как добавили в Росстате, ударный рост ВВП не отразился на благосостоянии россиян. Реальные денежные доходы в 2018 году сократились на 0,2% по сравнению с 2017 годом. Здесь начальство не угадало с прогнозом. Предполагалось, что в 2018 году реальные доходы должны были вырасти на 3,4–3,9%. И только в декабре власти умерили оптимизм, предсказав повышение на 1,6%. Но не получилось и этого.

То есть, говорит начальство, ВВП растет, а работники страны живут все хуже. Прямо–таки в соответствии с марксистским тезисом об обнищании рабочего класса. И в противоречии с представлениями об экономическом развитии Саймона Кузнеца, автора термина "валовой внутренний продукт". Нобелевскую премию Кузнец получил не за идею подсчета ВВП, а за теорию экономического роста, согласно которой подъем экономики в конечном счете приведет к уменьшению уровня неравенства.

Так что либо кто–то здесь неправ, либо мы чего–то не знаем.

Сталинские учебники

Подсчет результатов российской экономики всегда был сложной задачей, как бы ее ни старались привести к единому знаменателю. В начале 1950–х в оценках эффективности выполнения планов сталинских пятилеток возникла такая путаница, что вождю пришлось писать статью с говорящим названием "Экономические проблемы социализма в СССР".

В этой статье Сталин признал, что советское планирование не очень сочетается с эффективностью, но предложил использовать термин "народно–хозяйственная рентабельность". Дескать, бесконечная убыточность одних отраслей рано или поздно компенсируется прибыльностью других, и с течением времени прибыли и убытки как–нибудь да сойдутся.

Постулаты сталинской работы попали в фундаментальный учебник "Политэкономия" 1954 года, ставший священной книгой для нескольких поколений советских начальников. Из гнилого зерна той "Политэкономии" выросло целое дерево теорий, согласно которым начальственное распределение ресурсов от прибыльных отраслей к отраслям убыточным обязательно позволит вырастить на ветках булки с маслом.

Внятная идея

Справедливости ради скажем, что товарищу Сталину наверняка докладывали о статистике Саймоне Смите, придумавшем способ измерения экономики страны. До первой трети ХХ века начальники в самых разных странах имели смутное представление о критериях экономического развития. Правительство просто выступало в роли "большого покупателя", приобретавшего на деньги налогоплательщиков все необходимое для деятельности государства. Было понятие биржевого краха, бюджетного дефицита, но в оценке общего прогресса экономики начальники не видели особенной нужды.

Но в 1929 году мир накрыла Великая депрессия, и правительства стали отчаянно хвататься за рычаги управления экономикой. Но для оценки эффективности этих усилий требовались измеримые критерии. И тут на помощь администрации США пришел сотрудник Национального бюро экономических исследований Саймон Смит (Кузнец), с идеей Gross Domestic Product (GDP). Когда–то Семен Кузнец служил статистиком Центрального совета профсоюзов Харькова и знал логику мышления чиновников. Идея Кузнеца оказалась простой и внятной.

Надо просто суммировать совокупность произведенных страной за отчетный период (например, за год) товаров и услуг, объяснял Смит–Кузнец. А потом посмотрим, насколько эта сумма больше или меньше прежнего показателя.

Правда, предупреждал Кузнец своих слушателей, экономика устроена сложнее, чем вам кажется. И формальный "рост" ВВП — не синоним роста общественного благосостояния. Особенно это касается всяких любимых чиновниками инфраструктурных проектов. Да, расходы на строительство могут значительно улучшить текущую статистику, Так, российский ВВП "подняло" завершение строительства завода по производству сжиженного газа в Якутии.

Но польза от большого строительства может быть неоднозначной. Так, в 1970 годы заирский национальный лидер Мобуту Сесе Сёко приказал возвести стадион для поединка за титул чемпиона мира по боксу и лучшую в Африке взлетно–посадочную полосу, способную принимать сверхзвуковой "Конкорд". Правда, титульный бой на новом стадионе оказался единственным, а на "Конкорде" жены Мобуту летали в Париж за покупками. Зачем так далеко? В то время в Заире действовала программа замещения иностранных товаров, и французский luxury был формально запрещен к ввозу в страну.

С другой стороны, рост благосостояния в сочетании с новыми технологиями может негативно отразиться на ВВП. Хэл Вариан, главный экономист Google, приводил эффектный пример. Согласно его оценке, в 2000 году в мире было сделано 80 млрд фотографий, стоимость каждой — около $0,5. Учтите их в ВВП — и вот вам плюс $40 млрд. В 2015 году в мире было сделано 1,6 трлн фотографий! Вот только в ВВП их не засчитать, поскольку делались они на смартфоны при практически нулевой стоимости за каждую.

Но и с традиционным индустриально сырьевым "ростом" не все так просто. Важно учитывать, какие ресурсы были задействованы для достижения этого роста и какая доля прироста ВВП пришлась на одного работника. Так, замечательный российский экономист Сергей Журавлев доказал, что практически весь экономический рост СССР в период 1928–1952 годов был обусловлен исключительно приростом числа работающих в экономике, а не результатами начальственных решений. Видимо, о чем–то подобном подозревал и сам товарищ Сталин, незадолго до смерти заговоривший об экономических проблемах социализма.

А как же считать правильно? Например, можно посмотреть, насколько экономическое развитие страны увеличило благосостояние отдельного гражданина. Именно это советовал делать Саймон–Кузнец. Но на росте доходов населения даже официальная статистика не настаивает. Хотя нет! Миллиардеров стало значительно больше.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама