Дмитрий Ратников Все статьи автора
17 января 2019, 23:47 12138

Трубный глас. Почему Петербургу нужен музей элементов городского ландшафта

Фото: Валентин Беликов

Краевед Виктор Зернов шутливо задавался вопросами: "Кто бы научил понимать ценность исторических труб? Должно же существовать какое–нибудь пособие типа "Как надо разглядывать и оценивать силуэт и фактуру дымовых труб?" И ведь действительно, а нужен ли статус памятника типовым и утилитарным сооружениям, отслужившим свой срок?

Не только издали. Архитектурные приобретения года

Не только издали. Архитектурные приобретения года

7014
Дмитрий Ратников

Каждый мой журналистский материал, посвященный сносу исторических дымовых труб, обязательно сопровождает удивленное непонимание читателей: мол, что печалиться–то? Особенно когда КГИОП требует воссоздать такие трубы, как в случае с фабрикой мебельно–столярной мастерской Мельцера на набережной реки Карповки, 27, где группа Bonava собирается строить жилой дом. Там дореволюционная труба–памятник вдруг стала аварийной, а ее восстановленная копия будет "использоваться для дымоудаления из подземных этажей паркинга".

Что это вообще такое — труба–памятник? Почему утилитарное сооружение вдруг берется под охрану? И странно это не только потому, что придумать современное использование столь высокому объекту довольно трудно, а то и невозможно. Какая вообще ценность может быть у трубы? Да, раструб действительно порой может быть любопытным: с зубчиками, годом постройки, кованым металлическим навершием. Но ведь тогда, до революции, любое сооружение старались делать красивым. И это логично: то, что сейчас принято строить в виде унылых коробок не только заводы и торговые центры, но даже жилые дома, не означает, что так и должно быть.

Трубозащитники говорят: как без этих высотных элементов представить городской ландшафт? Он обязательно обеднеет. "Трубы прекрасны. Посмотрите, скольких художников, писавших Петербург, вдохновляли такие виды с трубами", "Без труб не представить мандельштамовского Ленинграда, "где к зловещему дегтю подмешан желток".

И все же позволю себе высказать иной взгляд. Дымовые трубы, равно как и фонари, скамейки, номерные таблички, рекламные вывески, мощение, — безусловно, часть городского ландшафта. Но та часть, которая обновляется, в отличие от зданий, и идет в ногу со временем. Представить, что в каком–нибудь дворце осталось свечное освещение, довольно трудно.

Разумеется, все эти элементы представляют интерес. Это краеведческие памятники. По ним интересно водить экскурсии (скажем, я с удовольствием устраиваю такие прогулки друзьям и знакомым), их интересно фотографировать. Но если со временем их кто–то заменит новыми, это повод лишь обрадоваться: "А я их застал!" или "А у меня сохранился снимок!"

На углу Боровой улицы и Волоколамского переулка еще недавно сохранялась синяя эмалированная табличка "Волоколамская улица" — по старому названию. Краеведы подмечали, задирали голову, показывали. Но прекрасно понимали, что она дезориентировала. А потому никакой истерики из демонтажа не затеяли.

Тест на вкус. Нужна ли архитектура муравейникам в кварталах массовой застройки

Тест на вкус. Нужна ли архитектура муравейникам в кварталах массовой застройки

16423
Дмитрий Ратников, журналист

Тот, кто читает эти строки, наверняка и сам вспомнит подобные части ландшафта: флагштоки, колесоотбойные тумбы, оградки газонов, люки, бордюрные камни, информационные табло, часы, водостоки — да все и не перечислишь (сразу вспоминается чудесная рубрика "Детали" в когда–то существовавшем журнале "Адреса Петербурга", посвященная всему этому). Их действительно много. И что можно придумать, чтобы сохранить это краеведческое наследие?

Нам с коллегой Александром Тупеко независимо друг от друга пришла в голову лежащая на поверхности мысль — отдать в музей. Но не в простой. Такого добра в запасниках того же Музея истории Петербурга навалом.

Нужен интерактивный музей. Прекрасный пример — Музей железных дорог России в Библиотечном переулке. Это вам не музеефицированный под стеклом паровоз на перроне Финляндского вокзала. Не перекопированные по тысяче раз фотографии на витринах среди пыльных ковров. Не какой–нибудь мундир у стены. Это возможность воочию увидеть всю железнодорожную технику, осмотреть ее со всех сторон (даже сверху!), зайти, поуправлять (правда, виртуально в симуляторе).

Именно такой музей и нужен для сохранения уходящего городского облика. Сделать под открытым небом улицы разных эпох со старинным мощением, люками, фонарями, дрожкой. А еще лучше, если можно будет прокатиться на чем–нибудь, зайти в цирюльню или торговую лавку. И рядом обязательно должен стоять кусочек фабрики с уменьшенной копией дымовой трубы. Людские потоки пошли бы рекой. И проект мог бы стать коммерческим, если его наводнить кабаками, устраивать там корпоративы со свадьбами или отдавать в аренду киностудиям для съемок.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама