Иван Воронцов Все статьи автора
14 января 2019, 00:24 9774

И театр плывет. Реконструкция БДТ обернулась конфликтом

Фото: Петр Ковалев

Работы по реконструкции Большого драматического театра им. Товстоногова продолжались 3,5 года. Практически столько же пришлось потратить руководству театра, чтобы привлечь внимание к тому, что качество работ, стоивших более 6 млрд рублей, не выдерживает никакой критики. По слухам, добиться этого удалось, лишь передав информацию премьер–министру Медведеву.

24 января в Арбитражном суде Санкт– Петербурга и Ленинградской области состоится заседание, на котором Северо– Западная дирекция по строительству, реконструкции и реставрации (СЗД) министерства культуры РФ будет пытаться доказать, что АО «Балтстрой» должно выплатить неустойку в размере 332,8 млн рублей. Это дело — всего лишь одно звено в длинной цепи взаимных претензий, которые имеют друг к другу практически все участники масштабной реконструкции исторического здания БДТ на набережной Фонтанки.

Фокусы памяти. "Хорошо темперированные грамоты" театра post

Фокусы памяти. "Хорошо темперированные грамоты" театра post

466
Ольга Комок

С января 2011–го по сентябрь 2014 года масштабные работы там вели два подрядчика: АО «Балтстрой» и НАО «Театрально– декорационные мастерские» (ТДМ). Заказчиком выступала СЗД. Коллектив на это время покинул родные стены и не имел возможности влиять на процесс. По возвращении его ожидал неприятный сюрприз: качество реконструкции оказалось далеким от идеального, а то, куда были потрачены колоссальные средства, вызывало массу вопросов.

«Протечки начались уже месяца через три, — рассказала «ДП» директор БДТ Татьяна Архипова. — Когда мы въезжали, часть работ по реконструкции была еще не закончена, и понять до конца весь объем проблем удалось только к началу 2015 года». Претензии к подрядчикам делятся на три большие группы: качество ремонта и реконструкции самого здания, недопоставка и замена оборудования или незаконченные работы по его монтажу, а также отсутствие необходимой документации. Результаты легко заметить невооруженным глазом: трещины по фасаду и на внутренних стенах, обвалившаяся штукатурка, обнажающая кирпичную кладку под нарядной ярко–зеленой краской. Сотрудники знают и видят еще больше.

«Театр столкнулся с протечками на крыше, частичным обрушением штукатурного слоя, некачественно сделанными стыками кровли, проблемами с резервным трубопроводом, а также большими проблемами с гидроизоляцией подвала, в результате чего размывается фундамент. Никто не знает в полной мере, какие у этого могут быть последствия, но очевидно, что здание не должно затапливаться. Тем более этого не должно происходить в помещениях, где стоит электрооборудование», — констатирует Татьяна Архипова.

Что касается оборудования, то частично оно просто отсутствовало, а частично не было смонтировано: сотрудников театра встретили запакованные коробки, к которым рабочие подрядчиков даже не прикасались. Даже с тем, что все– таки было смонтировано, не все оказалось благополучно: часть подрядчики заменили на аналоги, не отраженные в документах. Общий ущерб от этих действий в театре оценивают в 10 млн рублей.

Некоторые проблемы вскрылись по прошествии значительного времени. Весной 2018 года зрители, собиравшиеся посмотреть постановки «Дама с собачкой», «Крещенные крестами» и «Люксембургский сад», несколько раз сталкивались с отменой спектаклей «по техническим причинам». За этой формулировкой скрывалась история с обрушением акустических панелей на Малой сцене БДТ. Чтобы обеспечить безопасность зрителей, сотрудникам театра пришлось своими руками в экстренном режиме демонтировать обшивку стен. После того как стало ясно, что угрозы для зрителей и актеров нет, спектакли возобновились.

Суд без конфликта

Впечатляют, старушки. Худрук "Кукольного формата" Анна Викторова о том, как выживают независимые театры

Впечатляют, старушки. Худрук "Кукольного формата" Анна Викторова о том, как выживают независимые театры

43491
Иван Воронцов

С самого начала между театром и СЗД возникли разногласия по поводу того, стоит ли принимать некачественную работу. Представители дирекции акты приемки подписали и требовали того же от БДТ. Тогда и появился первый арбитражный иск. С его помощью дирекция пыталась принудить принять работы. Юристы БДТ не растерялись и подали встречные иски, требуя для начала устранить все замечания. Позже к этому прибавился еще один арбитражный иск, в котором БДТ требовал от СЗД компенсировать затраты из–за тех самых акустических панелей — 827 тыс. 484 рубля. В ноябре 2018 года суд эти требования отклонил, решив, что СЗД как заказчик лишь координировала работу и за ее качество отвечать не может.

«Мы не согласны, потому что в соответствии со ст. 53 ГК РФ у заказчика есть обязанность осуществлять строительный контроль, — замечает по этому поводу адвокат Анна Жиганова, представляющая интересы БДТ в арбитраже. — Они не проверили качество материалов и приняли работы, которые выполнены с нарушением строительных норм, что подтвердила проведенная экспертиза. Поэтому мы готовим апелляционную жалобу. Но дополнительно рассмотрим и возможность направления требований подрядчикам». Между тем в СЗД оценивают ситуацию сдержанно и обтекаемо называют происходящее «одной из форм правоотношений, которая не всегда характеризуется конфликтом».

По мнению советника губернатора Петербурга и бывшего директора музейного комплекса «Исаакиевский собор» Николая Бурова, проблемы частично могли возникнуть из–за того, что при реконструкции не осуществлялся контроль за уровнем грунтовых вод. В театрах это обычно входит в обязанности специалиста–гринельщика. Персонал БДТ на время ремонта в здании отсутствовал, а подрядчики эту проблему проигнорировали. В результате здание «поплыло». Однако в театре настаивают на том, что причина в элементарном отсутствии гидроизоляции подвала.

«Балтстрой» какое–то время пытался делать хорошую мину при плохой игре и до 2017 года даже производил некоторые работы в рамках своих гарантийных обязательств. Но потом отказался — «в связи с финансовой несостоятельностью». Тогда СЗД и подала арбитражный иск о взыскании неустойки за срыв сроков устранения недостатков. Третьим лицом по нему выступает БДТ.

Роль личности

Самое поразительное в этой ситуации — что практически 3,5 года ситуацию словно не замечали ни правоохранительные органы, ни министерство культуры. Как сообщил «ДП» осведомленный источник, близкий к театру, дело сдвинулось с мертвой точки только после того, как информацию удалось напрямую передать премьер–министру Дмитрию Медведеву. Как только сверху поступил сигнал прекратить игнорировать слона в комнате, дела стали появляться одно за другим.

«Возбуждено два уголовных дела по ст. 159 ч. 4 УК РФ — «Мошенничество», — рассказал «ДП» адвокат Алексей Добрынин, представляющий интересы БДТ в уголовном процессе. — Кроме того, было возбуждено третье дело по ст. 285 УК РФ «Злоупотребление должностными полномочиями» в отношении неустановленных лиц из числа сотрудников Северо–Западной дирекции. Все три объединены в одно и сейчас расследуются Следственным комитетом».

Повлияла на ситуацию и смена руководства СЗД. Пришедший в июне 2018 года Николай Циганов энергично взялся за решение проблем, накопленных предшественниками.

Представители подрядчиков для комментариев оказались недоступны. Согласно базе СПАРК, НАО «ТДМ» в настоящий момент находится в стадии ликвидации. В отношении АО «Балтстрой» Арбитражный суд Санкт–Петербурга и Ленинградской области 10 августа ввел процедуру наблюдения. Сейчас происходит формирование реестра кредиторов, в число которых намерен войти и БДТ.

Впрочем, театр главным образом интересуют не деньги, а физическое устранение недостатков, чтобы можно было продолжать нормально работать. Министерство культуры в настоящее время уже утвердило план комплексного обследования строительных конструкций и систем инженерно–технического обеспечения.

«Полный перечень требуемых ремонтно–восстановительных работ, а также необходимое финансирование будут определены в ходе разработки проектных решений по результатам проведенного обследования. График выполнения работ будет определен при разработке проектных решений. Вместе с тем, учитывая необходимость полноценного функционирования театра, ориентировочный срок завершения работ — III–IV квартал 2020 года. В настоящее время театр готовит к размещению конкурсы на проведения обследования и строительных конструкций и систем инженерно–технического обеспечения», — говорит представитель ФГКУ СЗД Александр Павлов.

По словам Татьяны Архиповой, список необходимых работ вполне очевиден: гидроизоляция подвала, восстановление резервного трубопровода, ремонт перегородок между ложами в зрительном зале, завершение ремонта протекающей крыши. Предстоит разобраться и с «потерявшимся» оборудованием.

Когда в БДТ пришли строители, никто не озаботился тем, что увольнять гринельщиков нельзя даже во время строительных работ, когда это все заперто. Потому что это наблюдение за главным — за фундаментом. Этого не было сделано, поэтому вода во время строительных работ болталась и так и этак. И очевидно, что–то произошло нехорошее. На сегодняшний день одна из несущих стен здания имеет серьезные подвижки — судя по маячкам, которые отслеживают состояние и прилегание стен. В связи с этим начало отделяться оборудование, закрепленное болтами и прочим ко всем основным стенам. Подвалы в плохом состоянии, потому что там болтаются грунтовые воды — то выше, то ниже. То есть был нарушен главный закон существования свайных зданий. Если такое произойдет, например, в Исаакии, то вес самой конструкции не будет ждать, как в легкой конструкции театра БДТ. Это может произойти гораздо быстрее. Нюанс, казалось бы, но это одно из обстоятельств, которые сегодня угрожают состоянию этого нового комплекса, в который денег было вбахано кратно больше, чем в Александринку.
Николай Буров
советник губернатора на общественных началах
Если все здания вытянуты вдоль Фонтанки, то Большой драматический театр стоит перпендикулярно. Здания вдоль набережной осаживаются сильнее, чем на расстоянии от нее. Это так называемая осадка «вековой ползучести». Соответственно, здание, которое стоит перпендикулярно, может получать нагрузку более неравномерную, чем то, что стоит параллельно реке. В середине 1990–х годов выполнялись работы по устройству береговых устоев Лештукова моста. Пока делали сваи для них, здание БДТ тоже получило существенные неравномерные деформации. Образовалась система трещин, которая проходила через лестничные клетки и была заметна посетителям. Когда производились нынешние работы по реконструкции, я надеялся, что вопрос будет решен за счет создания дополнительной жесткости в нижней части здания. Чтобы оно лучше воспринимало эти неравномерные деформации и не трещало, можно было сделать такую железобетонную «коробочку». И здание перестало бы деформироваться. Раз существуют претензии со стороны хозяев, значит, что–то не сработало, что–то не было предусмотрено проектом, что–то не было сделано при производстве работ. И с этим надо разбираться.
Алексей Шашкин
генеральный директор ООО «ПИ Геореконструкция»

В контексте

История с реконструкцией БДТ, увы, довольно банальна. Каждый раз сценарий один и тот же: деньги выделяются государством, затем расхищаются, потом это пытаются спустить на тормозах… И, только когда все оказываются приперты к стенке, начинает расти снежный ком последствий.

Конечно, можно деньги отсудить, виновных посадить, кого нельзя посадить — хотя бы уволить. А недоглядевшим — вынести общественное порицание. Беда в том, что тут как в медицине — профилактика более эффективна, чем лечение последствий.

В скандале вокруг БДТ первое, что бросается в глаза, — это названия подрядчиков. АО «Балтстрой» за последние несколько лет упоминалось в связи сразу с несколькими уголовными делами, связанными со строительством и реконструкцией. И какие названия там мелькают! В качестве субподрядчика фирма работала на возведении дома приемов в президентской резиденции Ново–Огарево. Возведение закончилось уголовным делом с обвинением в мошенничестве на 227,5 млн рублей. Также «Балтстрой» отметился в громком «деле реставраторов», где самым известным фигурантом был замминистра культуры РФ Григорий Пирумов. Прежние гендиректор и управляющий «Балтстроя» — Дмитрий Сергеев и Александр Коченов — уже осуждены по этим и другим делам. И, похоже, посетить зал суда им придется еще неоднократно.

Аргумент, что в 2011 году, когда с «Балтстроем» заключали подряд на реконструкцию БДТ, «все еще было в порядке», не работает. Недавно в прессе появились сведения о показаниях бывшего замглавы компании «Климат проф» Бориса Мальцева, тоже проходящего по делу Ново–Огарево. Он сообщил о том, что с 2007 года «Балтстрой» успел отметиться по крайней мере на 17 объектах. Так что речь не о внезапно «испортившемся» подрядчике, а о стройной, отлаженной коррупционной системе.

У ликвидируемого ныне НАО «ТДМ» в анамнезе не менее впечатляющие факты. Около 50 млн рублей компания похитила на липовом монтаже табло при строительстве нового стадиона на Крестовском острове. Спустя несколько лет это дело закончилось арестом вице–губернатора Петербурга Марата Оганесяна, курировавшего стройку. Также в 2013 году ТДМ присвоили себе аванс 252,4 млн рублей за контракт по возведению новой сцены для Малого драматического театра — Театра Европы. При этом деятельность мастерских связывают с именем бывшего директора Александринского театра Григория Попова. Не получить подряд на важное строительство или реконструкцию у нас можно лишь по одной причине — не иметь «уважаемых людей» среди покровителей. Все остальное — не проблема. Однако проблемы начинаются потом.

Иван Воронцов

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама