Фото: ТАСС

С небес на землю. Беспощадный год для криптовалютного рынка

Летом 2018 года криптоэнтузиаст Илья Боев пообещал, что отрежет себе фалангу мизинца, если биткоин упадет ниже $5 тыс. По сравнению с миллионами людей, потерявших на криптовалютах только деньги, он чувствует себя, вероятно, несколько хуже. Но таким уж был в этом году рынок — беспощадным ко всем, кто поверил в легкие деньги.

Экономисты предупреждали, что на рынке биткоинов сформировался пузырь, но мало кто верил, что он схлопнется так быстро. Еще в начале января криптовалюта стоила $17 тыс., а уже в феврале рухнула ниже $9 тыс., потом еще какое–то время поманила инвесторов ростом, а затем на несколько месяцев подряд застряла в диапазоне между $6 тыс. и $7,5 тыс. Казалось, вот оно дно. В октябре все ждали предновогоднего ралли, но вместо этого случился очередной обвал — уже до $3 тыс. Теперь сеть пестрит фотографиями китайских помоек с грудами оборудования для майнинга, а "биткоин" в поисковиках вбивают преимущественно в сочетании со словом "пирамида".

Рождественские распродажи. Последние недели года биткоин продолжил падение

Рождественские распродажи. Последние недели года биткоин продолжил падение

672
Георгий Вермишев

Воскреснуть как Amazon

Аборигены фондового рынка любят вспоминать о пузыре доткомов, который формировался в США с 1995 года и лопнул в начале 2000–х. Тогда высокотехнологичный индекс Nasdaq тоже потерял 80%, но на это потребовалось 3 года. Лишь менее половины компаний смогли выжить и продолжить работу, однако среди них такие гиганты, как Amazon, eBay и Google.

Это дает надежду и криптоэнтузиастам, особенно тем, для кого этот обвал уже не первый. Ведь их задача была не заработать на спекуляциях, а создать быструю и дешевую платежную систему, независимую от государств и защищенную от взлома. Биткоину уже удалось закрепиться на теневом рынке и частично на рынке трансграничных платежей. Но вот сделать так, чтобы за долю биткоина можно было легко купить чашку кофе в Starbucks, — за год, хоть и обещали, не получилось.

И дело даже не в том, что государства в 2018 году "зарегулировали" рынок. Ведь из крупных стран серьезные ограничения выставил разве что Китай, запретивший и ICO, и майнинг, и криптовалютные биржи (хотя и это никого там не останавливает). Система столкнулась не с внешней, а с внутренней проблемой — масштабирования сети. Размер одного блока в блокчейне биткоина — 2 Мб (до "реформы" 2017–го был 1 Мб). Как только объем операций резко пошел вверх, этого объема перестало хватать. В системе начали возникать очереди на запись транзакции, избежать которых можно было, лишь повысив комиссию. В итоге биткоин растерял свои главные преимущества по сравнению с платежными системами старого поколения.

Программные решения, которые помогли бы обойти эту проблему, уже существуют (например, Lightning Network). Однако получить развитие они просто не успели — рынок хотел всего и сразу. Ажиотаж вокруг технологии опередил ее реальные возможности.

ICO, которое скам

Биткоин: спасибо, что живой. Крипторынок потерял 50% капитализации за месяц и может упасть еще

Биткоин: спасибо, что живой. Крипторынок потерял 50% капитализации за месяц и может упасть еще

1169
Георгий Вермишев

2018 год открыл темную сторону еще одной сферы применения криптовалют — финансирования стартапов, известного как ICO (Initial Coin Offering). Механизм прост: начинающие компании выпускали в продажу собственные токены, обещая, что их можно будет позже обменять на готовый продукт, ну или выгодно продать.

Всего за год через механизм ICO удалось собрать $7,5 млрд, однако деньги шли в руки так легко, что рынок мгновенно потерял совесть. Уже к середине года стало ясно, что порядка 80% всех проектов — мошеннические. Люди прикрывались модным словом "блокчейн", рисовали красивый буклет для инвесторов, собирали деньги, а затем исчезали. Не обязательно речь шла об открытом воровстве, проект могли просто забросить как бесперспективный. Привлечь к ответственности эмитента было нереально — ведь продавался, по сути, воздух, а сделка проходила вне правового поля.

К осени стало ясно, что собирать прежние объемы через уязвимый механизм уже нереально. Все чаще стали говорить о перспективности другого механизма — STO (Security token offering). В этом случае инвестору предлагается не просто криптовалюта, но доля в компании. Оставалось проработать юридическую сторону вопроса (в США, например, такие активы уже считаются ценными бумагами). Но рынок банально не успел — биткоин снова обвалился, и теперь инвесторам уже не до новых проектов.

Депутаты не поняли хайп

В этих ICO, кстати, было много российского — и денег, и мозгов. Теперь уже не очень понятно, жалеть или радоваться, но регистрировались они преимущественно в Прибалтике и на Мальте, поскольку в России правил игры так и не появилось. А ведь целый год обсуждали! Лучше всего итог дискуссии характеризует цитата главы думского комитета по финансовому рынку Анатолия Аксакова: "Раньше мы думали о биткоинах, как их "врастить" в нашу экономическую систему. Поскольку решили, что они нам не нужны, эти биткоины непонятные, то, соответственно, и майнинг, получается, не нужен".

Руководствуясь этими максимами, депутаты и написали законопроект о цифровых активах. В нем не было определения криптовалют, майнинга, а в ICO предлагалось разрешить участвовать только квалифицированным инвесторам (что противоречит понятию краудсорсинга). Закончилось это ничем. В ноябре совет по кодификации при президенте раскритиковал документ, сославшись на несоответствие действующему корпоративному праву. Писать закон будут заново, но уже в новом году.

Участники рынка надеются, что теперь к мнению российского криптосообщества прислушаются. Хотя лоббировать что–то на падающем рынке может оказаться заметно сложнее. С другой стороны, в крипте в этом году разглядели пользу и сами государства. Ведь оказалось, что с ее помощью можно обходить санкции. Для этого уже разрабатывают свою криптовалюту в Иране, присматриваются к идее в Саудовской Аравии. Ну а первыми запустили свою "госкрипту" в Венесуэле. Не к чести рынка, конечно, будет сказано.

Что до ценовых волнений, то на будущий год скептики уже пообещали и $2 тыс., и $1 тыс. Аналогичные ценовые кульбиты на Уолл–стрит, возможно, привели бы к массовому десантированию трейдеров с верхних этажей офисных центров. Но у криптовалютчиков после похожего обвала 2013–2014 годов нервы уже закаленные, и даже термин специальный есть — HODL. Это про то, что нужно держать позиции и не сдаваться. Потому что когда–нибудь биткоин обязательно отыграет.

В криптовалюту никогда не инвестировал и не призываю к этому. Покупать виртуальные монеты и просто сидеть ждать доходов — это не инвестирование. Рынок криптовалюты в 2018 году упал в основном из–за массового обвала неудачных ICO. Второй фактор — это техническое разочарование: все ожидания по революционному изменению ситуации со скоростью транзакций и комиссиями за переводы в блокчейне пока не оправдались. Сами криптовалюты никуда не делись и не денутся, они используются сейчас в национальных масштабах. Кто бы мог подумать, что биткоин будут покупать в Венесуэле, для того чтобы избежать проблем инфляции. Ключевые свойства криптовалют — независимость и прозрачность транзакций — остались прежними. Так же как и осталась возможность работы в условиях смарт–контрактов. И эти технологии остаются востребованными. Поскольку мир сейчас столкнулся с массовым обесцениванием токенов, то это значит, что его ждет более жесткое регулирование. Ключевой тренд в этой сфере, по моему мнению, — развитие в области так называемых деривативов — криптоактивов, привязанных к тем или иным валютам или ценностям и вместе с тем лишенных недостатков классических биткоинов и эфиров в виде непонятного и нестабильного курса. Резюмируя: у крипторынка есть хорошие перспективы развития.
Алексей Смолянов
Алексей Смолянов
акционер, председатель совета директоров АО «Заубер Банк», основатель блокчейн–проекта ecoinomic.net
Георгий Вермишев Все статьи автора
28 декабря 2018, 11:20 1031
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама