Александр Тупеко Все статьи автора
21 декабря 2018, 00:00 19850

Потери стабильные. Самые скандальные сносы зданий в Петербурге в 2018 году

Фото: Сергей Ермохин

Скандальных сносов в Петербурге все меньше. Теперь здания разбирают в более спокойной атмосфере.

Самым заметным итогом 2018 года в градостроительной сфере можно, пожалуй, признать то, что количество скандальных сносов в Петербурге уменьшилось. Оговоримся, что речь поведем о полном уничтожении построек.

Промышленный переворот. Во что превращаются газгольдеры, казармы и солодовни Петербурга, если их не ломать

Промышленный переворот. Во что превращаются газгольдеры, казармы и солодовни Петербурга, если их не ломать

8947
Дмитрий Ратников, Александр Тупеко

Государства ради

Пожалуй, самым нашумевшим сносом в этом году почему–то стал октябрьский демонтаж построенного в XVIII веке флигеля дома Долгоруковых на ул. Репина. Сооружение не находилось под охраной, но члены Всероссийского общества охраны памятников подали иск к комитету по государственному использованию и охране памятников (КГИОП) с требованием признать разрешение на снос незаконным. На какое–то время начавшиеся работы приостановились, но градозащитники проиграли суд, и дом был уничтожен. Заказчиком работ выступало госучреждение — Институт океанологии РАН.

Второй почти до основания разрушенный дореволюционный объект тоже был ликвидирован ОАО "РЖД". Железнодорожники сломали здание гаража и мастерских Товарищества автомобильно–омнибусного сообщения на ул. Шкапина, построенное в 1908 году. Памятником оно также не было, но по закону о зонах охраны снос дореволюционных зданий в этой части города запрещен, а в случае разборки аварийных фрагментов их надо восстановить. К слову, в уходящем году силами госмонополии была снесена еще пара исторических зданий: пост охраны переезда возле станции Проспект Славы и деревянный вокзал товарной станции Волковская.

Другой "государственный" снос старинного сооружения состоялся летом на Пеньковой ул. В рамках строительства нового корпуса Нахимовского училища структура Минобороны — АО "Главное управление обустройства войск" — разрушила резервуар Петроградской фильтроозонной станции. Железобетонное сооружение начала XX века представляло собой крытую емкость для воды с садом на крыше. Конструкцию признали аварийной, и КГИОП разрешил военным ликвидировать ее без восстановления.

Без шума

Без особого внимания со стороны общественности в интересах строительного бизнеса в этом году все же тоже был снесен ряд старинных зданий. Пожалуй, самое заметное из них — корпус бывшего завода "Петмол" на углу Московского пр. и наб. Обводного канала. Монументальную постройку возвели в 1934 году на территории бывшего Скотопригонного двора.

Берега в граните. Мода на обустройство набережных

Берега в граните. Мода на обустройство набережных

8389
Дмитрий Ратников, Александр Тупеко

В списке авторов числится классик ленинградской архитектуры Игорь Фомин. Несколько лет назад ВООПИиК даже пыталось сделать здание памятником, но получило отказ КГИОП.

Снос стартовал в ноябре. На его месте ООО "Динамика", входящее в группу Legenda, построит жилой комплекс, спроектированный ООО "Архитектурное бюро "Студия 44" Никиты Явейна. Здания самого Скотопригонного двора, стоящие по периметру участка, сохранят, поскольку они являются федеральным памятником.

Другой пример. Речь идет об особнячке на ул. Салова, одном из немногих дореволюционных домов в районе. Его снесли летом в интересах группы компаний "ЦДС".

В советское время двухэтажный домик с мезонином оказался на территории завода бытовой техники, здесь девелопер в лице ООО "ЦДС–Волковский" собрался сейчас строить жилой комплекс. Поскольку здание начала XX века по документам числилось советским, ничего не помешало бизнесменам законно убрать его со своего участка.

Несколько старинных домов снесли также этим летом в районе строящегося муравейника между Богословским кладбищем и пр. Маршала Блюхера. Сначала недалеко от Кушелевского путепровода с лица земли стерли полуразрушенный дом, входивший в состав Артиллерийской лаборатории. Вскоре были уничтожены и находившиеся неподалеку два старинных склада.

Кто в обоих случаях стал инициатором сноса, выяснить не удалось. Но на месте части снесенных до этого домиков "лабораторного" комплекса строится жилье.

Похожая история произошла в июле на Малой Митрофаньевской ул. Там неизвестные снесли две казармы комплекса Варшавского вокзала.

По данным эксперта по промышленной архитектуре Маргариты Штиглиц, они были построены в середине XIX века. Известно, что на месте казарм планируется проложить Измайловский бульвар, а по соседству АО "Эталон ЛенСпецСМУ" строит крупный жилой район.

Надо бы воссоздавать

Отдельно хотелось бы выделить снос старинных деревянных особняков и дач, расположенных в пригородах Петербурга. По этому пункту имеются стабильные потери каждый год. Осенью в Песочном Курортного района по заданию местных властей почил в бозе дом начала XX века на углу Советской и Школьной ул. За предшествовавшее этому время он несколько раз горел и постепенно разваливался. Закон требует воссоздания внешнего облика объекта. В августе на Зоологической ул. в Сестрорецке снесли деревянную дачу начала XX века. Участок находится в зоне регулирования застройки, соответственно, постройку тоже необходимо воссоздать. Также КГИОП обязал владельца — ООО "Запстрой" воссоздать и разобранную в июне дачу Ростовцевой на Павловском шоссе в Пушкине. В отличие от упомянутых выше домов, она считалась памятником.

Важным условием решения проблемы восстановления исторического центра, учитывая недостаток государственного финансирования, является создание благоприятного инвестклимата для бизнеса, готового участвовать в этой работе. Но необходима и поддержка общественности. Людям надо объяснить перспективы наших действий или бездействия. Позиция «оставить все как есть» — а она до сих пор популярна — мне кажется просто преступной. Не предотвращая разрушение исторических зданий, мы рано или поздно утратим уникальность нашего города. Девелоперы также должны вести более открытую политику, реализуя проекты в центре, привлекать деятелей культуры и искусства, например Всемирный клуб петербуржцев, как адекватную квалифицированную экспертную площадку для выработки рекомендаций. Привлекать заранее депутатский корпус, в частности проводить слушания в профильных комиссиях.
Эдуард Тиктинский
Эдуард Тиктинский
собственник холдинга RBI
Мы знаем, что во всякой истории заключена доля гипнотизма, которая помогает сегодняшним обитателям страны и планеты почувствовать себя не таким ничтожеством. Однако непонятно, почему тогда защитники старинных зданий столь же яростно не отстаивают принципы медицины или энергетики XVIII века. Они хотят жить при лампочках, ходить с айфонами, хотят быть вооруженными всем, что им дает прогресс. При этом яростно сопротивляются любому прогрессу в архитектуре. С моей точки зрения, это нелогично. Но мы понимаем, что любая более или менее здравая инициатива — даже по модернизации каких–нибудь халабуд — немедленно приведет к тому, что вокруг встанет истеричная толпа, взявшаяся за руки, и будет кричать, называть имена давно умерших людей, которые когда–то жили в этом доме. Градозащитники ухитряются создавать вокруг этого тот истероидный жуткий фон, который откровенно мешает развитию города.
Александр Невзоров
Александр Невзоров
публицист
Мне кажется, что отдельные сносы не являются основной проблемой сохранения исторического центра Петербурга. Главное — ситуация с большим количеством зданий, находящихся в аварийном состоянии. Из причин первая: недостаточно делается для того, чтобы таких зданий стало меньше. Сознательное доведение до аварийности по воле некоего девелопера — случай исключительный. Многие же здания находятся в аварийном состоянии совершенно без вмешательства извне. В этом смысле строгость наших законов и многочисленные скандалы часто вредят больше, чем помогают. Из центра ушел инвестор, которому с любым историческим зданием работать невыгодно: требования к инфраструктуре реконструируемых зданий трудновыполнимы, сложное законодательство увеличивает риски непредсказуемых претензий на любой стадии. И правительство может остановить формально согласованный проект под давлением общественного мнения.
Мария Элькина
Мария Элькина
архитектурный критик
В центре города действительно начали сносить меньше исторических зданий. Как мне кажется, это связано с нерешительностью девелоперов. По моему мнению, для застройщиков становятся более привлекательными промышленные территории — в этом случае девелоперы получают крупный строительный объект. А исторические здания в основном находятся в центре, там точечная застройка. Во многом повлияли и изменения в градостроительном законодательстве, зеленые зоны, парковки, требования, высотный регламент.
Антон Шевченко
Антон Шевченко
генеральный директор демонтажной компании «СК «Прайд»
Практика сносов исторических зданий продолжается, вопреки существующему законодательству, которое тоже, прямо скажем, небезупречно. Протесты со стороны градозащитников часто не имеют практических последствий. Нарушение закона стало обыденной практикой. Никаких перемен к лучшему не наблюдаю. Кроме того, ожидается продолжение сносов в обозримом будущем. В Госдуме готовится обсуждение законопроекта о сужении территории объектов всемирного наследия ЮНЕСКО — со всеми вытекающими отсюда последствиями. В той или иной степени статус центра Петербурга как объекта всемирного наследия служит защитой. Если он будет «демонтирован», это развяжет руки всем желающим.
Александр Марголис
Александр Марголис
председатель Санкт–Петербургского отделения ВООПИиК
Новости партнеров
Реклама