Любовь Лучко Все статьи автора
13 декабря 2018, 13:07 550

Удалось сохранить потенциал. Бизнес и власть о промышленной политике Петербурга

Смольный больше не хочет переводить предприятия за черту города. На круглом столе в "ДП" власть и бизнес обсудили, какая сейчас у города промышленная политика.

Максим Мейксин, председатель комитета по промышленной политике и инновациям Санкт-Петербурга:

— Мы сегодня работаем по нескольким направлениям. Во–первых, курируем все вопросы, связанные с инженерной подготовкой территорий промышленных зон, сопровождаем инвесторов от подачи заявки до ввода в эксплуатацию заводов.

Вторая история — финансовая помощь предприятиям по различным программам и направлениям: федеральные и региональные программы по субсидированию, включая получение льгот при новом строительстве промышленных производств и финансирование модернизации существующих по линии Фонда развития промышленности (ФРП) как петербургского, так и федерального. Это достаточно большая работа. На прошлой неделе состоялось заседание Наблюдательного совета ФРП Петербурга. На сегодняшний день уже одобрено 19 займов на сумму более 1,5 млрд рублей. Это фактически прямая поддержка предприятий, которая дает новые рабочие места, увеличивает отчисления в бюджеты всех уровней. А всего в фонд поступило заявок более чем на 4,5 млрд рублей — это неудивительно, ведь фонд выработал очень эффективный механизм. Аналогичным спросом пользуется и федеральный фонд — комитет помогает в оформлении заявок. Так или иначе все, что связано с привлечением финансирования, — это отработанная тематика, мы отдельно работаем с каждым предприятием.

Второй год подряд порядка 40 млрд рублей федеральных средств мы привлекаем на различные городские программы.

Третье направление — это содействие предприятиям в сбыте продукции как на внутреннем, так и на внешнем рынке. Есть программы делового сотрудничества, выставочные мероприятия. Как вы знаете, Минпромторгу сейчас передают торговые представительства — соответственно, мы работаем с этим министерством. Примерно с 200 крупными предприятиями–партнерами индивидуально отрабатываем программы по продвижению и продаже продукции предприятий как внутри страны, так и в странах ближнего и дальнего зарубежья.

Еще в 2012 году, когда формировались планы по созданию новых комитетов, по поручению губернатора Петербурга мы проанализировали 20–летний период жизни промышленных территорий города и увидели не очень, мягко говоря, красивую картинку. В 1990–е годы шел процесс целенаправленного разрушения и остановки предприятий. В 2000–е годы появилась тема вывода предприятий на окраины и перевода промышленных территорий под жилье. Как выяснилось на практике, это очень пагубно повлияло на промышленный потенциал города. Около 150 предприятий было утрачено — они просто не доехали до городских окраин, не нашли финансовых ресурсов, не убедили сотрудников. Кроме того, существенно выросла трудовая миграция. Это сильно сказалось на общей нагрузке дорог. Например, развитие промышленности в Колпино вызвало практически транспортный коллапс.

Все это привело к тому, что город потерял научную базу и рабочие места. С другой стороны, возросли затраты на дороги, инженерию и социальную инфраструктуру на новых территориях. Существенная нагрузка легла на бюджет города.

Был выявлен еще один важный момент: предприятия в ожидании того, что их выдавят на окраины, не вкладывались в модернизацию. В итоге сложилось серьезное технологическое отставание.

После анализа этой информации с 2013 года губернатором было принято решение об изменении данной политики. Мы сформулировали политику сохранения и развития промышленного потенциала Санкт–Петербурга! Фактически город поставил серьезный запрет на перевод промышленных территорий под жилье.

С 2013 по 2017 год мы получили заявок на 9 тыс. га для перевода промышленных земель под жилищную застройку. В городе всего 13 тыс. га. Это означало бы фактически ликвидацию промышленности в городе. Дополнительная нагрузка на бюджет в этом случае составила бы около 700 млрд рублей. При этом потенциал рабочих мест на 9 тыс. га — 270 тыс. человек. Следующим встал бы вопрос трудоустройства этих специалистов.

В промышленности самые высокие зарплаты в городе — поэтому были бы большие потери для бюджета города. Поэтому переводы земель в этот период были точечные — только в том случае, если они влияли на экологию (высокий класс опасности II и III) или было временное производство. Таким образом, за 6 лет удалось сохранить промышленный потенциал: в 2013 году — начале 2014–го бизнес ждал; со второй половины 2014–го мы увидели серьезные темпы модернизации основных фондов предприятий и создание новых производств.

Если раньше мы с трудом набирали заявки на 100 млн рублей на компенсацию процентных ставок по лизингу, то в 2016–м уже было востребовано 220 млн рублей по этой и другим программам. Это серьезно сказалось и на объемах и темпах производства. Если в 2011–2012 годы мы открывали два–три новых производства, то в последние годы мы открываем примерно 20–25 новых производств в год. В прошлом году открыли 24. В этом году сохраним темпы, несмотря на то что несколько открытий перенесены на январь. Таким образом, за неполных 3 года открылось около 70 новых производств в Петербурге! Это высокие темпы, мы занимаем второе место в стране после Московской области. Но она принимает производства из Москвы, а Петербургу принимать производства неоткуда, он создает свои собственные.

За счет модернизации мы увидели также очень серьезные темпы роста производств. На данный момент общий объем продукции предприятий — около 3 трлн рублей. 37 месяцев подряд мы фиксируем непрерывный рост индекса промышленного производства. В прошлом году рост составил 5,5%. На данный момент 4,4% за 10 месяцев 2018 года. Этот темп выше, чем в прошлом году.

Искренне считаем, что такая политика для города важна. Исполняющий обязанности губернатора Александр Беглов на одном из заседаний правительства сказал, что перевод промышленных территорий под жилье — это преступление. Поэтому есть уверенность в сохранении промышленной политики города. Петербург — не только культурная столица, но и научно–технический центр. У нас 82 вуза — это серьезный потенциал. Открытие новых производств и сохранение компетенций и научного потенциала — это общемировая тенденция.

Сейчас в Петербурге активно развиваются пять ведущих отраслей. Одна из новых — фармацевтика. Отрасль была развита и в советские годы, но не в таком производственном объеме. Сегодня открывается большое количество новых предприятий: только восемь фармацевтических крупных предприятий открылось в Особой экономической зоне.

Президент открывал производство инсулина в Пушкине. Этот завод закрывает все потребности страны в инсулине высокого качества. Ожидаем целый ряд открытий в следующем году.

Перед комитетом сохраняется задача инженерной подготовки территорий промышленных зон. Из новых вещей — мы разрабатываем новый формат поддержки. Исходя из понимания затрат на подготовку 1 га земли под размещение промпроизводства, ставим вопрос о компенсации затрат предприятиям или компаниям, которые создают промзоны, чтобы удешевить вход на рынок промышленной недвижимости. Продолжим поддержку индустриальных парков и технопарков. Будем расширять налоговые льготы и другие стимулы.

"ДП":

— В 2003–2004 годах Смольный с жаром рассказывал, как власти будут выселять из центра города предприятия и как это пойдет на пользу нашей экономике. Это была неверная стратегия? Или она просто не вписалась в реальность Петербурга?

Максим Мейксин:

— У каждого времени своя история. Туда ли ты идешь, можно понять, только пройдя отрезок пути. Я никогда не обвинял предшественников. Это нехорошая российская традиция. У них была другая задача — массово строить жилье, решать жилищные вопросы. Источником земель были промышленные территории. Опыт показал, что, решая одну проблему, получили их гораздо больше. Но эта практика не уникальна. Так, например, Лондон до 2015 года позиционировал себя исключительно как финансовый центр, а затем власти также приняли программу по воссозданию промышленных территорий. Пришло осознание того, что реальное производство — это серьезная основа экономики.

Мы увидели интересные цифры. Если доля отчислений промышленности в бюджеты всех уровней на начало 2013–го составляла около 36%, то сейчас она выросла почти до 49%. Это показатель того, что пошла реальная налоговая отдача. Мы также увидели увеличение доли Петербурга в общероссийском объеме произведенной продукции — почти в 2 раза.

Александр Паршуков, директор по инвестициям АО "ВТБ Девелопмент":

— Видите ли вы сейчас, с учетом того небольшого периода, который прошел с назначения врио губернатора, вероятность изменений в промышленной политике города?

Максим Мейксин:

— Я много времени провел в кабинете губернатора при формировании поправок в бюджет. Александр Беглов знает промышленность, у него здравое восприятие и посылы: нужно сохранять промышленный потенциал и решать вопросы развития. Четкая и понятная позиция. У меня впечатление, что мы не только сохраним направление, но и усилим его. Майский указ президента определил для страны несколько стратегических направлений.

Промышленность — это экспорт. Российскому экспортному центру на следующий год выделили почти триллион рублей на программы поддержки экспорта. Это грандиозная история, потому что при недостаточности внутреннего спроса экспорт является серьезным драйвером для роста. С учетом того что мы уже делаем качественную продукцию по конкурентной цене, это серьезный вариант выхода на иностранные рынки.

Производительность труда — отдельная программа. Мы отстаем по этой позиции от развивающихся стран, но ресурс в этой части огромен. Есть эксперты, и есть целый ряд очень интересных методик.

Для действующего губернатора будет серьезной задачей реализация майского указа. Кроме того, разработаны дорожные карты национального проекта, дающие пошаговые задачи. Субъектам не надо придумывать свою историю. Это даст стимул для регионов и Санкт–Петербурга в частности.

Виктор Матвеев, члена совета директоров АО "Заслон":

— Наша компания находится практически на Московском проспекте. Предприятие активно развивается. За прошлый год рост выручки от продажи составил 87%, в этом году также ожидаем увеличение на 25%. За полтора года компания перечислила более 2 млрд рублей в бюджеты всех уровней, в том числе в региональный бюджет — 385 млн рублей.

Мы достигли той ситуации, когда развиваться, увеличивать производственные площади на существующей площадке уже невозможно. В перспективе планируем оставить на Московском пр. научные предприятия и небольшое экспериментальное производство, а основное производство вместе с сотрудниками перевести в другое место. Этой проблемой занимаемся 1,5 года.

Понимаем, что предприятие надо построить с нуля и обеспечить условия переезда туда высококлассных специалистов — около 2 тыс. человек, из них 60% работников — это люди с высшим образованием. Их нельзя потерять при переезде. Цифры, которые вы, Максим Семенович, привели, о том, что значительная часть предприятий при переезде не смогли сохранить бизнес, нас настораживают.

Мы аккуратно смотрим, куда можно перевести предприятие. За это время не нашли приемлемого участка для размещения высокотехнологичного предприятия в городе.

В основном идут предложения по участкам в пригороде с ограничениями по инженерному обеспечению и ограниченной транспортной доступностью, когда рядом с участком нет никакого общественного транспорта или от электрички 2 км по дороге без тротуара. Явно, что так мы потеряем бизнес. Знаем, что в городе проводится инвентаризация "серых зон", части эффективного использования территорий. Есть пустующие предприятия.

Хотелось бы совместно с городом посмотреть на эти территории, в части возможности расположения на них современных предприятий, естественно соблюдая интересы собственников этих участков.

Было бы хорошо, чтобы в этих промышленных зонах город способствовал созданию современных индустриальных парков для строительства экологически чистых предприятий. Существующие индустриальные парки не очень для нас подходят. И последнее — мы пытаемся работать и по теме стратегического инвестиционного проекта, с большим объемом инвестиций. Это интересно. Но опять возникает вопрос оптимального расположения участка.

Максим Мейксин:

— Удивительно, но первый раз слышу о проекте переезда. За 2,5 года мы могли бы решить вопрос. Специфика понятна. Например, "Силовые машины", переезжая в Металлострой, не смогли перевести туда предприятие, потому что туда никто не поехал. Они вынуждены были все инженерные подразделения оставить в городе. И то же касается высококлассных рабочих, которые в городе с легкостью находят работу. Вам уезжать из города смерти подобно. Есть несколько перспективных площадок, которые можем помочь подыскать. Есть участки рядом с метро или просто с удобной логистикой для людей. Надо поработать по вашим требованиям к участку. По статусу стратегического проекта я не вижу проблем: получить статус можно с инвестициями от 1 млрд рублей. Это значит, что будет целевое предоставление участка без торгов и дальше льготы по развитию. Комитет готов сопровождать. Чтобы начать процесс, от компании нужно резюме: предпочтительная локация, размер участка, нагрузки по энергоснабжению, специфические требования.

Мы ведем инженерную подготовку в Рыбацком и на Ржевке. Можем сделать график синхронизации — чтобы завод строился с одновременным строительством сети. Такая схема многократно работала. Эту историю реально сделать месяцев за семь–восемь.

Ладислав Мадар, генеральный директор ООО "Цветение сливы":

— Мы немного застроили промзоны — БЦ на Московском пр. и на Петроградке. Теперь решили возвести жилье.

Максим Мейксин:

— Я всегда говорил, что есть пренебрежительное отношение к промышленности — серый пояс и так далее. Никто не верит в теорию заговора, но на самом деле есть целые справочники для того, чтобы навредить любой стране. Там указаны пренебрежительное отношение к системе власти, правоохранительной системе, и в том числе промышленности. Серый пояс — как раз оттуда. При Советском Союзе такого понятия не было вообще. Это насаждали в 1990–е годы. Сейчас в городе практически не осталось вредных предприятий. В основном это IV–V класс опасности — минимальное воздействие на окружающую среду.

Павел Малышев, коммерческий директор ОАО "Научно-производственное предприятие "Пружинный центр":

— Наша организация занимается производством пружин в рамках гособоронзаказа, для нужд "Росатома", а также гражданского назначения для различных отраслей промышленности. Мы расположены на арендуемых площадях. В настоящее время объем и номенклатура выпускаемой продукции существенно выросли, также арендуемая территория активно застраивается, и в течение ближайшего времени мы должны перенести производство на новую площадку. Данный вопрос стоит перед нами очень остро. В связи с тем что наше производство является весьма энергоемким, предлагаемые площади и территории для нас не подходят. На сегодняшний день мы рассматриваем несколько индустриальных парков, расположенных в развитых промышленных районах, имеющих все необходимые мощности, но объем инвестиций только в территорию для нас является более чем существенным. Интересна позиция города по поддержке таких предприятий, как мы, в сложившейся ситуации. Что может предложить город?

Другая рассматриваемая территория — земли у Московского шоссе, в районе поселка Шушары. Это бывшие земли сельхозназначения, переданные под застройку, но на них полностью отсутствует инфраструктура. Обеспечить ее собственными силами — это огромная и не профильная для нас работа. Как город собирается осваивать данную территорию?

Максим Мейксин:

— По электричеству — серьезный вопрос. Есть три основных решения. Первое — подключение по высокому напряжению и создание своих подстанций. Второе — собственная генерация. При наличии газа можно эффективно решать вопрос с локальной генерацией. Третье — присоединение по индивидуальному тарифу, по фактическим затратам. Мы здесь готовы поработать. По локации — если инженерно готовим городские территории и размещаем инвестора, все понятно. Если территория частная, то вопрос специфический. Готовы индивидуально посмотреть разные участки.

"ДП":

— Пойдет ли обсуждаемое все активнее объединение города и области на пользу Петербургу с точки зрения промышленного потенциала?

Максим Мейксин:

— Да. Область использует промышленный потенциал Санкт–Петербурга. Все прилегающие территории города — это точки экономической эффективности. Городу не хватает своих территорий. У области этот резерв гораздо больше. Но бюджет области не позволяет эффективно его использовать. Здесь было бы хорошее сочетание — это появление территориального резерва для развития и бюджетные возможности Петербурга, чтобы вовлечь территориальный резерв в работу. Надо понимать, что чем дальше от Петербурга, тем более дешевая рабочая сила. Многие предприятия с удовольствием бы использовали компетенции объединенного региона.

Александр Паршуков:

— Застройщики наступают на серый пояс, преобразуя вчерашние промышленные территории в новые жилые кварталы. Производства из него переносят, как правило, в промзоны и индустриальные парки. Ключевой клиент индустриальных парков — крупные и средние международные компании. В 2018 году поток таких компаний снизился, но существенно вырос спрос со стороны небольших российских предприятий, которые хотят купить свою площадку в собственность, а не арендовать ее. Для их владельцев строительство собственного завода является страховкой от всех рисков, связанных с деятельностью на арендованных площадях, включая повышение ставок аренды, смену собственника помещений и отказ от продления аренды. Многие частные собственники рассматривают бизнес в виде производственного комплекса в качественном индустриальном парке как надежный актив, который будет капитализироваться в дальнейшем. Собственники промышленных территорий вынуждены адаптироваться под текущую рыночную ситуацию, выделяя часть своих площадок под мелкую нарезку лотами менее 1 га.

Максим Мейксин:

— В последние годы формируется спрос на аренду готовых промышленных площадей с возможностью дальнейшего выкупа. Уверен, такая схема была бы очень востребована.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама