Александр Пелевин Все статьи автора
9 ноября 2018, 18:45 4678

Казнить нельзя помиловать. Что произошло с "Медузой" и ее главредом

Бывший главный редактор "Медузы" Иван Колпаков
Бывший главный редактор "Медузы" Иван Колпаков
Фото: facebook.com/ivan.kolpakov

В издании "Медуза" — скандал вокруг домогательств. Главный редактор сайта Иван Колпаков подал в отставку из-за обвинений в харрасменте на корпоративной вечеринке. Колпаков — один из основателей "Медузы", он возглавлял редакцию с 2016 года. Что не так в этой истории, станет ли это примером для других и как минимизировать репутационные потери, разбирался "ДП".

Разовый инцидент

Главред "Медузы" Колпаков объявил об отставке после обвинений в харассменте

Главред "Медузы" Колпаков объявил об отставке после обвинений в харассменте

640

О скандале стало известно 25 октября. Выяснилось, что на корпоративной вечеринке Колпаков, будучи не очень трезвым, потрогал за ягодицы жену одного из сотрудников издания со словами: "Мне ничего за это не будет". После инцидента Колпаков извинился перед сотрудником и его женой и предложил отстранить себя от руководства.

4 ноября "Медуза" собрала совет директоров, на котором поведение Колпакова осудили, но назвали "разовым инцидентом" и решили восстановить его в должности. После этого сотрудник, выдвинувший обвинения против него, уволился.

9 ноября Колпаков покинул свой пост.

Иван Колпаков не стал русским Харви Вайнштейном, но в ходе этого скандала на издание полетели проклятия со всех сторон. В едином порыве негодования сплелись и феминистки, и те, кто еще недавно смеялся над словом "харрасмент". Количество шуток в Twitter и Facebook превысило критическую массу.

В соцсетях разгорелись споры. Все обвиняли друг друга в двойных и тройных стандартах. Прогрессивному изданию досталось и злорадного хохота, и праведного негодования.

Редакция "Медузы", стараясь не усугублять скандал, в итоге этими же стараниями разожгла его еще сильнее. Сначала на сайте издания попросту ничего не писали о происшедшем, а затем статья о домогательствах все же появилась, но сначала только в английской версии. Пользователи соцсетей смотрели на это с легким недоумением — как, почему, зачем?

Обвиняя издание в покрывании домогательств, пользователи Facebook даже обрушили рейтинг страницы "Медузы" в соцсети до 3,8 балла из 5.

Главный редактор "Медузы" восстановлен в должности после обвинений в неподобающем поведении

Главный редактор "Медузы" восстановлен в должности после обвинений в неподобающем поведении

176

Иван Колпаков, сначала отстранивший себя от должности главреда, через 2 недели вновь вернулся на свое место, после чего уволился сотрудник, к жене которого он приставал. Вслед за ним через пару дней неожиданно уволился и сам Колпаков, прокомментировав это решение желанием "остановить кризис вокруг редакции и минимизировать репутационный ущерб". При этом он написал в Facebook, что отказывается признавать обвинения в домогательствах — притом что в своем же посте неделей ранее признал "безобразную выходку".

В ответ на недоуменные комментарии он, впрочем, объяснил противоречия: "Безобразную выходку признаю, домогательства — нет".

А затем радио "Говорит Москва" сообщило, что Колпаков и вовсе не уходит из "Медузы", а всего лишь покидает пост главного редактора. Он останется как основатель и член совета директоров, сообщило издание.

В итоге все получилось очень сложно.

С одной стороны, "Медуза" показала вполне, в общем-то, правильный пример: да, домогательства — это плохо, и за это стоит наказывать. И это может повлиять на кадровый вопрос, да и в целом неприятно отразиться на бизнесе. Теперь — и в России.

С другой стороны, выглядело все это весьма противоречиво, и многие пользователи сочли ситуацию смешной. И долгое молчание, и статья на английском языке, и фраза "разовый инцидент", которая чуть не стала мемом, и уход Колпакова с последующим возвращением, а потом снова уход, но с членством в совете директоров...

С третьей — поведение Колпакова, по мнению иных комментаторов, действительно трудно сравнить с системными домогательствами того же Вайнштейна. И масштаб был не тот, да и экс-главред сразу извинился.

Что делать с репутацией, если ты харрасер

Можно ли было действительно минимизировать репутационные потери и станет ли этот эпизод примером для других? "ДП" обратился к женщинам, ведущим популярные проекты в СМИ и блогосфере.

Блогер, популяризатор феминизма и создательница Telegram-канала "Авторка негодует" Ася Колсанова проанализировала ошибки руководства "Медузы".

"На мой взгляд, главных ошибок здесь три. Первая — недооценивание своей аудитории: поняли, что замолчать и отморозиться не получится, но не смогли оценить реакцию на принятое решение. Вторая — недооценивание масштаба самого кейса. Писать про #metoo, пафосно требовать отставки Слуцкого и быть уверенными, что извинений сотрудника и самоудаления будет достаточно? Серьезно? Третья — смешение личного с профессиональным: многое из этой ситуации стоило оставить под замком или в личных переписках, как и активную поддержку Колпакова всеми причастными. Результат выглядел не лучшим образом", — сказала она "ДП".

По ее мнению, действовать стоило жестче.

"Я думаю, стоило отстранить Ивана на какой-то заметный срок (самоудаление на время служебного расследования — это, конечно, не то), отправив его заодно на лечение проблем с алкоголем / поведенческую терапию. Вернуть на испытательный. Оштрафовать в пользу условного центра "Сестры", — сказала Колсанова "ДП".

При этом, уверена Колсанова, редакция "Медузы" сфокусировала внимание не на пострадавшей женщине, а на главреде.

"А самое главное, сфокусировать внимание на пострадавшей, а не добром, но оступившемся главреде: дать понять, что так не должно происходить никогда и с ни с кем. Объяснить, почему именно не должно. Выразить сочувствие именно ей, а не главреду. Для главреда можно было бы выпустить карточки "Кажется, я харрасер, что делать?”: в них действительно есть нужда", — добавила она.

Колсанова надеется, что эта история послужит хорошим примером для построения деловой репутации: харрасмент действительно может и должен влиять на кадровый процесс, уверена она.

"Мне кажется, у нас постепенно формируются две важные вещи: институт репутации и нетерпимость к харрасменту. Сам факт того, женщины с большим социальным капиталом вроде Татьяны Толстой начинают отстаивать права начальников надраться на корпоративе и их облапать, говорит о том, что начальники это право потихоньку теряют", — добавила Колсанова.

Бывший главный редактор Russiangate и экс-корреспондент The New Times Александрина Елагина назвала эту ситуацию "цирком".

"Мужчины хватали меня хватали за задницу, считая это хорошим способом флирта на вечеринке. Мужчины, которые могли повлиять на мою карьеру, оказывали мне знаки внимания. Во всех этих ситуациях я защищала себя сама — потому что я не миленькая принцесса, которая ждет, что придет принц и ее спасет. Потому что это честная ситуация, конфликт между двумя взрослыми людьми. В этом, кажется, и есть суть феминизма. Girl power — это про силу, а не про "люди, защитите меня, потому что я девочка", — сказала Елагина в разговоре с "ДП".

По ее словам, в ситуации с "Медузой" пострадали все.

"Именно поэтому меня так раздражает этот "медузагейт". Это — не борьба против харассмента, это возня двух мужчин из-за женщины. Я — маскулинный мужик, мне предписано защищать свою телку, бороться с самцами. Проиграл? Значит, моя мужественность под вопросом, я должен уволиться. И так я покажу, что главный редактор — токсичный менеджер, он разлагает коллектив. Феминизм здорового человека — это когда женщина сама отвечает обидчику, ей не нужно призывать своего господина. А так — получился цирк, в котором пострадали все без исключения", — добавила Елагина.

Журналистка, основательница сайта Breaking Mad и Telegram-канала "Женская власть" Залина Маршенкулова рассказала "ДП", что реакция общества оказалась не совсем справедливой.

"Такая бурная реакция и требование уволить главреда вызвана, я думаю, прежде всего тем, что "Медуза" всегда выступала неким эталоном и примером правильных ценностей. Поэтому от нее, видимо, ждали радикальной расправы над Колпаковым. Грубо говоря — раз топишь против харрасмента, то будь любезен за него сам отвечать по всей строгости", — сказала она.

По ее мнению, поведение Колпакова действительно не носило системного характера, но в итоге повестка "Медузы" обратилась против него же: "Это значит, что у нас, как обычно, любые хорошие идеи и ценности превращаются в радикализм и расстрелы. Как минимум в партсобрание. <...> Колпаков не Вайнштейн, он не занимался домогательствами системно. Он один раз накосячил и извинился. И в свою редакцию — насколько мне известно — через постель никого не нанимал и не пытался. Делал одно из немногих медиа, которое вообще признает феминизм (много знаете таких медиа?). И вот такая ирония — феминизм его же и закатал".

В обострении ситуации, уверена она, виноват радикализм среди сторонников и противников феминизма.

"То есть такая радикальная система верований и гребля всех преступлений под одну гребенку — уничтожает и обесценивает все статьи и тексты "Медузы", все хорошее, что они сделали во главе с Иваном. Просто напрочь. Причем все хорошее, что они сделали в массовом плане для феминизма. Кто еще бы написал и донес до огромной аудитории, что такая проблема, как харрасмент, вообще существует?" — отметила Маршенкулова.

У людей должно быть право на ошибку, добавила она: "Харрасмент это плохо, да, но также очень плохо — отрицать право человека (разделяющего твои ценности) на ошибку. И, не разбираясь, закатывать всех несогласных с радикальной расправой над Колпаковым в асфальт. То есть все это, к сожалению, из-за уровня агрессии против него выглядит как та картина, которую часто рисуют противники феминизма, — победивший дракона сам становится драконом".

Новости партнеров
Реклама