Виктория Бабаева, Юлия Куликова, Георгий Вермишев Все статьи автора
9 октября 2018, 00:02 31610

Будет дороже. Петербургская топливная компания открыла эру высоких цен на бензин в стране

Крупнейшая частная сеть АЗС Петербурга отказалась играть с вертикально интегрированными нефтяными компаниями в игру "дешевый бензин для всех" и впервые поставила на своих заправках действительно рыночную цену на топливо. Масштаб проблемы, вынесенной на обсуждение из кулуаров на улицы, шокирует не только обывателей. Надо готовиться жить в новую эпоху высоких цен.

Бензин ждет своей участи: цена топлива приблизилась к историческому максимуму, но на рынке пока затишье

Бензин ждет своей участи: цена топлива приблизилась к историческому максимуму, но на рынке пока затишье

8925
Виктория Бабаева

Жест Петербургской топливной компании (ПТК) под руководством Юрия Антонова, которая в выходные выставила на своих АЗС психологически важную цену за литр дизтоплива — более 50 рублей, — выглядит искусственным. Ведь на всех остальных заправках цены прежние. Но за этим жестом — суровая правда жизни. Цены на бирже на зимнее дизтопливо 8 октября были на уровне 59 тыс. рублей за тонну, то есть 49,6 рубля за литр. При этом содержание сети, административные, транспортные и прочие расходы добавляют к оптовой цене около 5 рублей за литр топлива.

"Удивительно не то, что ПТК так резко подняла цену, а то, что все остальные еще так не сделали", — делится своими мыслями один из петербургских нефтетрейдеров. Узкий взгляд на эту проблему указывает на борьбу за место под солнцем независимых топливных операторов. Вертикально интегрированные нефтяные компании (ВИНК) уже занимают доминирующее положение на рынке АЗС, сжимая жизненное пространство независимых трейдеров все больше и больше. Попытки ввязаться в ценовую войну могут привести к гибели таких компаний, как ПТК, "Фаэтон" или "Линос". Так что брать им явно надо чем–то другим.

Но этот сюжет — лишь часть большой истории о том, как российский бизнес и общество постепенно переходит из эпохи дешевых ресурсов в более современные условия, где каждому приходится платить полную цену за все.

Цены выше

ПТК подняла стоимость дизтоплива на 9% выше психологически важной отметки 50 рублей за 1 л 6 октября. Президент ПТК Юрий Антонов объяснил решение ростом оптовых цен и отсутствием маржинальной доходности при продаже топлива по прежней стоимости. На рынке не исключают резкого роста цен и на бензин, так как его стоимость в оптовом сегменте также растет. Только за первую неделю октября тонна АИ–92 подорожала с 51,9 тыс. до 52,8 тыс. рублей.

У других игроков изменения цен пока не произошло. У большинства дизтопливо стоит в среднем 45–46 рублей за 1 л. Совладелец сети "Фаэтон" Сергей Снопок узнал о росте цен на ПТК от "ДП". "Отлично! Теперь у нас будет новый ценовой ориентир, к которому можно стремиться", — обрадовался он. По его оценкам, сейчас все сети АЗС в городе работают в убыток или в ноль. Источники на рынке отмечают, что из–за роста оптовых цен цены на заправках со временем будут подниматься у всех. Раньше колебания в оптовом сегменте для розничных покупателей сглаживались. Теперь у операторов, не имеющих собственного топлива, не осталось запаса прочности для работы в убыток. Сети, входящие в ВИНК, не стали отвечать на запросы "ДП". Возможно, это связано с жесткой позицией ФАС, запрещающей давать прогнозы по ценам.

Рост издержек

Деньги из бензина. Независимые АЗС предложили губернатору спасти их от разорения и пополнить бюджет

Деньги из бензина. Независимые АЗС предложили губернатору спасти их от разорения и пополнить бюджет

1659
Виктория Бабаева

Участники транспортного рынка очень хорошо ощутили изменения стоимости топлива в этом году.

"Мы стараемся сделать все возможное, чтобы не перекладывать растущие затраты на наших клиентов", — рассказал Андрей Волков, диктор по маркетингу ООО "Амрон" (автобусные перевозки Ecolines).

Директор ООО "Контейнерный транзит" Илья Романов говорит, что все дополнительные расходы возместить не удается. "Рост цен полностью ложится на наши плечи, так как мы получаем заказы от экспедиторов. Мы сообщаем им о повышении стоимости топлива, они в свою очередь, видимо, делятся этой информацией с грузоотправителями или грузополучателями. Но, как правило, реакции на это не следует", — отмечает он.

Проще получается договориться с крупными иностранными экспедиторами, однако все согласования проходят долго, и покрыть прямые расходы на топливо полностью все равно не удается.

"В течение года было несколько повышений цен, при этом скидки для нашей компании были снижены больше чем в 4 раза. Несмотря на это, мы не увеличиваем и не планируем увеличивать стоимость поездки и процентную ставку для водителей. Если рост цен продолжится, у многих менее устойчивых к колебаниям рынка компаний тарифы поползут вверх", — рассказывает операционный директор компании "ТаксовичкоФ" Анатолий Малышев.

Рост цен на топливо бьет не только по перевозчикам, но и, к примеру, по сельхозпроизводителям. Генеральный директор животноводческого ЗАО "Гатчинское" Александр Лебедев рассказал, что колебания цен на дизтопливо для его компании существенны и сказываются на себестоимости продукции.

Закупка топлива крупными потребителями, как правило, производится через тендер. Чтобы обезопасить себя от скачков цен, сельхозпроизводители ищут поставщиков, которые не только фиксируют цену, но и предлагают отсрочку платежа. При этом крупные сельхозпроизводители уже не могут экономить, покупая у серых дистрибьюторов топливо сомнительного качества.

Инвестиции в современную импортную технику заставляют очень серьезно подходить к качеству топлива. Новые технологии позволяют экономить на бизнес–процессах и расходе топлива, но не дают заливать в баки суррогаты с многочисленных мини–НПЗ, как это можно было делать с тракторами советского образца.

Рост цен наблюдается и на другие виды топлива, в частности авиационное и судовое. Последний раз, вспоминают участники рынка, похожая ситуация была в 2012–2013 годах. Тогда рост цен повлек кризис перевозок и остановку деятельности некоторых грузоперевозчиков.

Объективные причины

Первая волна кризиса накрыла топливный рынок в конце марта и продлилась несколько месяцев. После экстренных мер, предпринятых Кремлем, объемы поставок топлива внутри страны выросли, а баланс спроса и предложения на биржевых торгах выравнялся, отмечали эксперты.

Однако к концу лета рост цен возобновился. Изменение стоимости валют и вызванное этим усиление интереса нефтяных компаний к иностранным рынкам спровоцировали очередное повышение цен. Падение курса рубля в конце лета сделало продажи на внутреннем рынке еще менее выгодными. В середине августа разница между ценой топлива за рубежом и внутри страны превышала 10 тыс. рублей. Объективных причин для сохранения низких внутренних цен не было. В итоге сейчас на петербургской бирже топливо стоит всего на 5 тыс. рублей за тонну дешевле, чем в Европе (с учетом транспорта).

Кроме повышения оптовых цен сегодня операторы АЗС стремятся компенсировать убытки, накопленные за весну, когда потери только на рынке Петербурга составили сотни миллионов рублей.

В то же время владельцы топлива (ВИНКи) держат в своих сетях относительно низкие цены — 43–44 рубля за 1 л дизтоплива, при том что еще неделю назад оптовая цена на бирже держалась на уровне 43,8–44,2 рубля. "Аналогичная картина наблюдается сейчас во всех регионах", — рассказывает "ДП" анонимный участник торгов.

"Либо ВИНКи так борются с мелкими игроками, либо боятся санкций со стороны правительства", — полагает эксперт. — Возможно, в конце года будет разбирательство о картельном сговоре. ВИНКи выплатят какой–нибудь штраф, но эти условные 20 млрд рублей окажутся незначительными при том, какие деньги они сумели заработать за год".

Новая экономика

Попытки разрешить вопрос роста цен и давления крупных игроков были предприняты не раз. Российский топливный союз обращался к президенту с просьбой предотвратить "нарастающее массовое разорение предприятий".

Перед Кремлем стоит дилемма: давить на ВИНКи, сдерживая экспорт и цены на АЗС, или, наоборот, стимулировать получение ими сверхдоходов за счет опять растущих цен на нефть. Судя по тому, что видят водители на заправках, выбор сделан. В конце концов, сколько будет держаться цена на цефть — неизвестно, а пополнять федеральный бюджет надо уже сейчас. И, пока дальнобойщики возмущаются, федеральные резервы растут.

При этом уже сейчас понятно, что одним бензином дело не ограничится. Стоимость ресурсов тоже растет повсеместно — уже многие годы. Бизнес постоянно ощущает рост издержек на ресурсы. Например, электричество подорожало в 4 раза за последние 10 лет, и энергетики постоянно требуют от властей увеличить тарифы еще больше.

Старая (еще советская) экономика, основанная на мнимой дешевизне ресурсов, уходит в прошлое. Цены на бензин скоро будут как в Евросоюзе (как в США они уже почти стали). Электроэнергия уже всего вдвое дешевле, чем в Финляндии. А дешевизна газа с лихвой компенсируется ценой его подключения.

Стало труднее экономить на транспорте, за счет перегруза фур резко сузилось окно возможностей использования контрафактных товаров. Относительно низки пока затраты на трудовые ресурсы, но это тоже вопрос времени. Когда платить за бензин, еду и тепло придется по европейским ценам, зарплаты тоже полезут вверх.

Новая экономика тем и хороша, что дает выгоды всем, кто может к ней приспособиться. Кто–то переводит автопарк на альтернативное топливо (оно еще и более экологично), другие меняют график работы, уходя от сезонности. Можно инвестировать в модернизацию техники, переходя на более экономичные технологии. Главное — понять: так, как раньше, уже не будет и писать письма Путину, требуя заморозить цены, уже не помогает.

В контексте

Еще в начале июня из Москвы объяснили, что повышать цены на бензин нехорошо и повторяться такая ситуация не будет. Грозного месседжа, однако, хватило лишь на пару месяцев. С наступлением осени цены снова поползли вверх. Хотя куда ж им еще деваться, если в июне нефть продавали по $75, а в сентябре — на 10% дороже?

Российский топливный союз, правда, уверяет, что доля нефти в ценообразовании — не больше 10%, а все остальное — акциз и НДС (40%), обслуживание АЗС (7%), а также прибыль перекупщиков. Даже если и так, картина принципиально не поменяется. Уже с 1 января вырастет НДС. Вопреки просьбам отрасли, повысятся и акцизы. Причем летом ведь их снижали, это даже дало эффект, но государственный аппетит почему– то не пропал даже с учетом 1,9 трлн рублей бюджетного профицита. Странно было бы ожидать, что в таких условиях мальчиками для битья выступят АЗС.

Рынок, конечно, конкурентный, но эластичность спроса низкая. Переходить на газ в условиях, когда нет соответствующей инфраструктуры, никто не рвется. И уж тем более российские автомобилисты не пересядут на велосипеды и самокаты из волшебной сказки про sharing economy и зеленую энергетику. Пора принять тот факт, что социализм давно закончился. Государству пора выбрать что–то одно: либо у нас высокие налоги, либо низкие цены.

Стоимость нефти, к счастью или к сожалению, государство контролировать не может, хотя если бы не санкции и внешнеполитические авантюры, сверхдоходов даже от $70 за баррель с лихвой хватило бы, чтобы избежать налоговых маневров. В конце концов, бензин дорожает во всем мире. По данным Globalpetrolprices, в России средняя цена сейчас $0,68. Венесуэлу в расчет не берем: вряд ли кто–то, кроме активистов НОД, готов получить бензин по $0,01 ценой своей экономики. Чуть ближе — Иран ($0,24), но это с учетом санкций и границ, запертых для всякого экспорта. Даже в Саудовской Аравии население покупает бензин по $0,54. А в ОАЭ, которые ставят в пример как социально ориентированное государство, цена топлива такая же, как в России.

Если уж кому и завидовать, то Штатам, где развитая экономика и высокая покупательная способность населения уживаются с ценой всего лишь $0,84 за литр. Но это немножечко другая история. Получается парадокс массового сознания. Нефть дорожает, налоги повышаются — все факторы играют в пользу повышения цен. Однако общество продолжает верить, что президент прилетит на голубом вертолете и наведет порядок. Он, конечно, может и прилететь, но тогда получится совсем уж гибрид капитализма и госплана. Сегодня перерисуют цены на бензин, а завтра придут в магазины. Оно вам надо?

Рост цен на топливо компанию "ГрузовичкоФ" не коснулся, ведь весь собственный парк перешел на газ еще в 2017 году, объявленном Годом экологии. Газ подорожал, но не так существенно, как бензин. Кроме того, благодаря договоренностям с партнерами мы можем заправляться газом по корпоративным расценкам. С одной стороны, переход на газомоторное топливо — забота об окружающей среде в свете общемировых тенденций, с другой — снижение издержек компании, сохранение цен для клиентов. Специалисты нашей ремонтной зоны отмечают, что применение газового топлива снижает износ двигателей примерно на 40%. Реализация программы обошлась нам в 2 млн рублей, но экономический эффект покрыл эти расходы. Стоимость природного газа в стране сейчас в 3 раза ниже, чем бензина и дизтоплива. Оптимизация затрат и выбор экономически оправданных топливных решений помогают нам сдерживать цены на перевозки.
Илья Берсон
операционный директор компании "ГрузовичкоФ"
Мы стараемся использовать технику эффективно круглый год и имеем возможность больше работы делать в межсезонье. Это касается, например, вывоза органических удобрений. Круглогодичное задействование техники позволяет нанимать не сезонных рабочих, а постоянных, которые будут дорожить своим местом. Этот фактор важен для нас.
Александр Лебедев
гендиректор ЗАО "Гатчинское" (племенной завод)
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама