Фото: Brook Ward/flickr.com

Проект "Наследники": по суду и правовым понятиям

Список миллиардеров через 25 лет наверняка сильно изменится. Нынешним владельцам состояний придется сильно постараться, чтобы их наследников в этом списке не заменили новые богачи.

На смену действующим участникам всевозможных рейтингов российских миллиардеров, сколотивших состояния благодаря деловой хватке, решительности, таланту налаживать и поддерживать связи и прочим незаурядным способностям, придет новое поколение. В нем будут свои целеустремленные, энергичные, хитрые и зубастые представители. Но далеко не факт, что это будут наследники больших состояний. Скорее, последним придется оборонять накопленное предками от многочисленных посягательств новых кандидатов в миллиардеры.

В мире такое происходит веками. Есть примеры очень древних состояний, которые передаются из поколения в поколение специально отобранным и воспитанным молодым членам семьи. В России подобная процедура осложняется тем, что права собственности — из–за несовершенного законодательства и вызывающей недоверие судебной системы — защищены плохо. Очевидно, что нынешние богатые должны быть заинтересованы в изменении и того и другого ради благополучия своих потомков. А значит, в течение ближайших десятилетий и законы, и суд будут реформироваться в сторону лучшей защиты прав собственности.

Эту идею в последние годы активно пропагандирует предприниматель Рубен Варданян, экс–совладелец инвестиционной компании "Тройка Диалог". Он даже создал с партнерами компанию Phoenix Advisors, которая специализируется на консалтинге владельцев состояний и их наследников по вопросам комфортной и безопасной передачи собственности.

Впрочем, далеко не все миллиардеры (как в мире, так и в России) собираются обременять потомков сверхбогатством. Ведь управлять миллиардами — большая ответственность. Как сказал Джек Ма, основатель Alibaba Group и один из самых богатых китайцев, "когда у тебя появляется миллиард, знай, что это не твои деньги. Это выраженное доверие общества. Люди вокруг тебя считают, что ты сможешь распорядиться этими деньгами лучше, чем они или правительство". Как считает Варданян, кроме кропотливой передачи наследникам бизнеса или денег от его продажи, у владельцев состояний есть еще варианты потратить все при жизни, положиться на авось (наследники сами разберутся) или пустить большую часть накопленного на благотворительность, оставив наследникам деньги только на потребление без особых излишеств.

Последний вариант, судя по их собственным заявлениям, уже выбрали десятки миллиардеров. В том числе такие известные, как Билл Гейтс, Уоррен Баффет, Марк Цукерберг, Владимир Потанин и Михаил Фридман.

"ДП" спросил у участников рейтинга миллиардеров и экспертов, согласны ли они с тем, что защита прав собственности в России будет с годами улучшаться, в том числе благодаря усилиям владельцев состояний.

В словах Рубена Варданяна есть доля правды. Для эффективной защиты прав собственности существует два способа: первый — это полная реализация всех бизнесов и передача наследникам абсолютно ликвидных активов, в денежной или иной полностью ликвидной форме. Второй — последовательное введение наследников в бизнес, обучение, делегирование части полномочий. Но если наследники не обладают талантами для управления бизнесом, то остается только первый вариант.
Александр Кашин
председатель совета директоров ХК "ЭГО–Холдинг"
Это как вопрос воспитания и подготовки самих наследников (познания в области финансов, инвестиций и юриспруденции), обучения их управленческим навыкам, так и вопрос создания благоприятной правовой среды. В первую очередь вопросом совершенствования законов, укрепления прозрачности судебной системы и создания эффективных инструментов общественного контроля соблюдения прав собственности будут озабочены те, кто способен на эти процессы влиять, то есть сверхбогатые сограждане с состоянием от $1 млрд. При этом надо спокойно относиться к тому, что многие наследники с течением времени состояния удержать не смогут. Это нормальный эволюционный процесс перераспределения богатства от слабых собственников к сильным.
Марк Лернер
генеральный директор компании "Петрополь"
Уже десятилетие владельцы состояний предпринимают усилия для укрепления прав собственности. И будут это делать дальше, естественно. Основа защиты любой собственности, конечно же, законы и судебная система, их защищающая. Судебную систему России я комментировать не буду. Но хочу сказать, что существующие законы вполне корректно могут обеспечить сохранение и передачу собственности. Конечно же, если работают. Каждый волен распоряжаться своими активами как ему удобно, в рамках закона. Если человек реально хочет искренне помочь нуждающимся, он создает или финансирует благотворительный фонд. К сожалению, мы все наблюдаем, что экономический рост зависит не только или не столько от передачи активов в благотворительные организации и даже не от макроэкономической ситуации, а в первую очередь от макрополитической. И что бы ты ни делал, введение санкций, конечно же, значительно осложняет развитие бизнеса, например резко сокращая покупательную способность населения, что наблюдают сегодня практически все сегменты бизнеса.
Аркадий Пекаревский
Владелец Компании Grondard, Совладелец Страховой Компании "Капитал–Полис"
Улучшение защиты прав собственности — это вопрос не судебной системы, поскольку она не занимается изданием законов. Это задача Госдумы и других законодательных инстанций. Законодательные органы, в свою очередь, рассматривают потребности общества. Я не слышал, чтобы случаи, когда наследники теряют собственность из–за плохой законодательной и судебной защиты их прав, носили массовый характер. Попытки закрепить какие–то нормы в законодательстве раз и навсегда кажутся мне иллюзорными. В будущем эти нормы все равно могут поменяться. Мы не знаем, как будут выглядеть права собственности через десятилетия, с учетом появления виртуального пространства, стирания границ между странами и людьми. А главное — мобильности людей, когда привязанность к частной собственности, в том числе и в сфере производства, может являться "якорем" для оперативного реагирования рынка, перемещения средств производства в зависимости от потребностей покупателя и производителя.
Ярослав Жолобов
директор Северо–Западного филиала Российского государственного университета правосудия
Пока владельцы состояний занимаются прямо противоположными действиями. А именно разрушают и коррумпируют судебную систему, к большой ее радости. Логика и здравый смысл практически не имеют никакого значения при принятии судебных решений. Это магазин, а точнее, аукцион решений. Например, мы в одном из своих судебных процессов наблюдали, как в отношении одной известной компании практически по одному и тому же эпизоду было принято два прямо противоположных решения в зависимости от того, кто выступал истцом. Решения принимала одна и та же судья. Так что владельцам состояний будет весьма непросто изменить что–то в этом хорошо спаянном монолите. Судебная система стала самостоятельной сущностью, которая будет очень активно препятствовать ухудшению своего положения. Это власть, и власть весьма опасная в своих возможностях. Пока никто не покушается на ее интересы, мы вроде как и не видим ее. Но, стоит кому–то нацелиться на эту "поляну", мы увидим и когти, и свирепый оскал. Люди не наказываются за грехи, люди наказываются самими грехами.
Алексей Астапов
заместитель председателя правления ПАО "УК "Арсагера"
Александр Пирожков Все статьи автора
8 октября 2018, 10:02 526
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама