Фото: Донат Сорокин/ТАСС

Токены и люди. Слабое место крипты — оборотная сторона ее будущей мощи

О криптовалюте по опыту замены серебра на медь в XVII веке.

Биткоин, конечно, уже "не совсем тот", что был минувшей осенью. Но тема блокчейна и криптовалют никуда не ушла и даже набирает обороты. Как сообщает ресурс Coinschedule, с начала этого года в мире было проведено более 500 ICO, в ходе которых собрано $11,9 млрд. Такая сумма кажется небольшой на фоне бюджетов строительства газопроводов и размеров хищений при строительстве космодромов. Но лиха беда начало. Причем в смысле обмена токенов на доллары Россия действительно впереди планеты всей. Почти одну десятую этих средств ($1,7 млрд) привлек, разумеется, Telegram Павла Дурова. В целом же, по мнению экспертов, "российская доля" в криптопроектах колеблется от 60 до 80%.

О криптовалютах простыми словами: биткоин отстоял нижние рубежи

О криптовалютах простыми словами: биткоин отстоял нижние рубежи

517
Георгий Вермишев

Удивляться тут нечему. Денег в российских банках много, об этом свидетельствует снижение ставок по депозитам. Но кредит по–прежнему дорог, потому что высоки риски его невозврата, по причинам, скажем так, не зависящим от заемщика. В этом случае Initial Coin Offering представляется вполне себе решением. Тем более что большинство таких проектов связано с цифровыми технологиями, то есть предполагает ориентацию на мировой рынок, а Telegram вообще изначально позиционировался как глобальный продукт.

Вообще–то Россия может в известном смысле считаться родиной этаких "токенов", предназначенных компенсировать недостаток настоящих денег в хозяйственном обороте. 350 лет назад, в XVII веке, государь Алексей Михайлович приказал начеканить медных копеек вместо серебряных. В сущности, это были те же самые "токены", только их стоимость по отношению к обычным серебряным деньгам регулировалась не рынком, а царским указом. И структура тогдашней российской экономики была очень похожа на нынешнюю — в том смысле, что наполнение государевой казны обеспечивалось таможенными платежами на экспорт и импорт, а также "кабацкими деньгами" — налогом на водку.

В свою очередь, драйвером потребительского рынка Московского царства служили расходы государевых людей, получавших жалованье из казны, а также государственные закупки. Вот эти–то бюджетные расходы царь Алексей и приказал оплачивать новенькими медными копейками, сохраняя серебро в государственной казне — немного похоже на то, как его преемники в наши дни сохраняют валютные резервы.

На первых порах система введения в оборот новых медных денег вместо действующих серебряных оказалась вполне рабочей. Но государя Алексея, как и многих московских владык, подвела жадность и презрение к умственным способностям подданных. Повелитель Московской Руси сделал стратегическую ошибку, приказав собирать подати в царскую казну исключительно серебром, оставив медные копейки для внутреннего оборота.

Московиты прекрасно поняли, что сам государь не считает свои медные копейки вполне "настоящими", и сделали соответствующие выводы, отказавшись торговать хлебом за медные деньги. Если в начале "медного ICO" за 100 серебряных копеек можно было получить 104 копейки медных, то через 4 года курс медных денег упал в 12 раз.

Разумеется, исторический опыт развития денежного обращения не прошел даром для современных финансистов. И главный урок, который мы должны запомнить, заключается в том, что фундаментом стоимости любой валюты являются масштабы спроса на нее, или, говоря иначе, степени доверия к этой валюте со стороны потребителей.

Именно здесь находится уязвимое место любой действующей криптовалюты. Никто не мешает никому принимать в уплату за свои товары и услуги хоть доллары, хоть токены, хоть "билеты банка приколов". Вопрос заключается в том, сможет ли получатель таких денег купить на них то, что нужно ему самому, причем в любой момент. Российский экономист Андрей Мовчан как–то заметил, что мощь доллара в немалой степени держится на спросе на него со стороны американского бюджета — каждому, кто хочет вести свои дела в США, доллары нужны для оплаты налогов.

Биткоин–шопинг. Где в Петербурге можно потратить криптовалюту

Биткоин–шопинг. Где в Петербурге можно потратить криптовалюту

1621
Георгий Вермишев

И здесь можно сделать парадоксальный вывод: нынешняя сравнительная слабость крипты — это оборотная сторона ее будущей мощи. Криптовалюты находятся в самом начале своего пути, а их потенциальный рынок еще далек от насыщения. Преимущество получат те цифровые валюты, которые смогут стать платежным элементом устойчивой и быстрорастущей системы товарооборота, удобство и привлекательность которой будут оценивать в первую очередь потребители. Именно они решат будущее "токенов" и "коинов".

Дмитрий Прокофьев, экономист Все статьи автора
6 июля 2018, 00:25 473
Новости партнеров
Реклама