Ольга Комок Все статьи автора
23 июня 2018, 12:07 391

Смерть, любовь и все–все–все. "Три толстяка, эпизод II: Железное сердце" Андрея Могучего в БДТ

Фото: Стас Левшин

Вердикт всем толстякам сразу, сколько бы их ни было: три, как в БДТ уже обещали, или больше, как здесь же туманно намекают. Но критик тоже человек, и, как любой простой зритель, он имеет право ждать или не ждать развязки и смотреть любой подвернувшийся эпизод с оглядкой или без оглядки на предыдущий. Но с оглядкой, как выяснилось, хуже.

Первопроходцам "Трех толстяков", попавшим сразу на вторую серию спектакля под названием "Железное сердце", все понравилось. Их легко понять: если не сравнивать с плотно скроенной и битком набитой спецэффектами сценической феерией "Восстания", "Сердце" прекрасно работает. В размеренном ритме, без учащенного пульса. Дайджест событий первой серии (и тех самых вау–эффектов вплоть до падающего над зрительным залом канатоходца) занимает минут пятнадцать.

Вау–эффект. "Три толстяка. Восстание" Андрея Могучего в БДТ

Вау–эффект. "Три толстяка. Восстание" Андрея Могучего в БДТ

828
Ольга Комок

Потом фантасмагория замедляется, более того, насильственно разжевывается страдающим логореей ученым Гаспаром Арнери (Александр Ронис), который даже в роли трикстера — путешественника между мирами — умудряется играть истеричного зануду, и отрядом "Мотыльки знаний", в лучших традициях кликбейтинга делающим новости из ничего: "Это торт!", "Он огромный!", "Вокруг ничего не видно!", "Нам когда–нибудь все объяснят!" Пародия на школьный урок с его бесконечной тавтологией, столь забавная в первом эпизоде, смахивает уже на автопародию и волей–неволей заставляет заподозрить авторов спектакля в натягивании хронометража.

Сцена перехода в потусторонний мир с тем самым гигантским тортом в кромешной тьме развивается со скрипом, а заканчивается так нелепо, что диву даешься (впрочем, какой логики мы смеем ждать от сновидческой фантазии создателей, о которой, кстати, нас заранее предупреждали?). Сцена с наследником Тутти (Геннадий Блинов), чье железное сердце с самого начала кажется малость бутафорским, а "искренние чувства" — не такими уж неожиданными, перенасыщена подозрительно проникновенными монологами — например, проповедью Первого Чиновника (Ируте Венгалите) о сути взаимоотношений народа и власти. Министры войны и развлечений (Анатолий Петров и Валерий Дегтярь) пускаются в кафешантанный пляс, распевая куплеты о простом обывательском счастье — саркастичные, но несмешные. Раскаяние Гаспара, струсившего и не спасшего Суок от неминуемой смерти, изливается в сомнительной оперной арии. А что, опера обычно длиннее драмы, в ариях действовать не положено, а минуты набегают, может подумать иной скептик, ерзая в кресле.

Но тут наконец суетливая крикливая парочка Гаспар Арнери и безрукий Тибул все же спускаются в преисподнюю. Их встречают циркачи–зомби и Дева Смерть. Она тоже поет. И это искупает все: и длинноты, и пустоты, и даже магическую балладу Love me tender с аккомпанементом арфы, которая "от Орфея осталась". Аграфена Петровская с прилипшим к губе окурком нехотя вылезает из гроба, достает косу и дает такого панка (развивая музыкальную тему из предыдущего спектакля), что и настоящие мертвые восстанут из могил.

Смертельная тоска пополам с адским цинизмом, мрачнейший мощный вокал, коим воспета проза загробного существования, оборачиваются высокой поэзией. Играя с Тибулом в вопросы, Смерть произносит программную речь (правда–правда — это, похоже, кульминация не только "Железного сердца", но и всех "Толстяков") об истинной природе любви, которая не есть привязанность, жажда обладания и все прочее слишком человеческое. Впрочем, в следующем же монологе Смерть опровергает сама себя и с помощью одного музыкального фокуса обретает ту самую слишком человеческую утраченную любовь. Ключ, который отмыкает сердца и путь к любому количеству новых серий "Трех толстяков" предъявлен широкой публике.

Финал открыт самым оптимистическим образом. Вот только остается один маленький вопрос: чтобы прийти в полный восторг от третьего эпизода "Толстяков", нужно ли видеть предыдущие два? Или и так пойдет?

Новости партнеров
Реклама