Павел Нетупский Все статьи автора
17 мая 2018, 01:01 1953

Битва за репутацию: почему шансы отстоять бизнес-честь после спорного "поста" в соцсетях мизерны

Фото: "Коммерсант"

Закон гарантирует добросовестным участникам рынка право на защиту деловой репутации. Общее правило распространяется и на Интернет. Но на практике по–прежнему опровергнуть или удалить распространенную в Интернете даже заведомо ложную информацию не так–то просто.

До сих пор судебные решения, принимаемые в пользу потерпевших, редко выполняются. Мизерные шансы имеют оклеветанные компании и на возмещение причиненного репутационного вреда.

Юрист Алексей Филоненко превратил свою деловую репутацию в бизнес с оборотом 16 млн рублей в год

Юрист Алексей Филоненко превратил свою деловую репутацию в бизнес с оборотом 16 млн рублей в год

3549
Анастасия Жигач

Анонимное мнение

Спорные "посты" в социальных сетях, блогах и на иных интернет–площадках чаще всего публикуются под никами или именами вымышленных персон. На практике даже реальный пользователь (бывший сотрудник, обиженный потребитель и т. д.) после предъявления иска нередко отказывается от принадлежности ему конфликтного профиля.

Доказать авторство в таких ситуациях чаще всего невозможно. Федеральный закон, обязывающий соцсети и мессенджеры идентифицировать всех пользователей через мобильный телефон, уже вступил в силу, но из–за отсутствия необходимых нормативных актов до сих пор не действует. Более того, даже сам Роскомнадзор пока не знает, как он должен применяться. По мнению управляющего партнера "Юсланд" Елены Легашовой, в таких случаях реально эффективную защиту законодательство не предлагает: "Любые попытки на практике требуют как минимум временных затрат, что всегда играет не на руку добросовестной компании. При этом информация о ней продолжает находиться в доступе у неопределенного круга лиц, а порой еще и дублируется в разных источниках", — убеждена юрист.

Формально Гражданский кодекс РФ предусматривает специальную процедуру опровержения распространенных анонимным источником сведений, в том числе на форумах в Интернете, в социальных сетях и т. д. Согласно разъяснениям Верховного суда России, такие дела рассматриваются в так называемом особом производстве, то есть без ответчика как такового. На основании вынесенного решения о признании публикации ложной потерпевший вправе требовать от владельца интернет–ресурса ее удаления.

Но практика по таким спорам остается противоречивой. Так, Арбитражный суд СПб и Ленобласти вернул иск ООО "Белая Медведица", так как спорные сведения были размещены на форуме сайта "Напоправку.ру", администратор коего в качестве ответчика не вызывался. Санкт–Петербургский городской суд отклонил иск Олега Рогинского и его супруги к ООО "ВКонтакте". Поскольку сам владелец соцсети порочащие "посты" не размещал, он не должен выступать ответчиком, решил суд.

Одно из таких дел в конце марта рассмотрел Верховный суд РФ. ООО "Депюст" пыталось опровергнуть сведения, размещенные на сайте "Желтые страницы". Отказ в иске три инстанции арбитража объяснили отсутствием у этого ресурса статуса СМИ. Высшая инстанция вернула дело на пересмотр.

Компания "Руан" обвиняет главу комитета по печати Петербурга в причинении ущерба их деловой репутации

Компания "Руан" обвиняет главу комитета по печати Петербурга в причинении ущерба их деловой репутации

4853
Мария Тирская

Свобода слова

Кроме того, существенную часть спорной информации суды признают лишь субъективным мнением автора. Причем она может быть порочной, в том числе содержать выводы, скажем, о ведении компанией "мошеннической деятельности". Апеллируя к позиции Европейского суда по правам человека, российские суды не требуют доказательств справедливости таких "мнений" и отклоняют иски порой действительно оклеветанных компаний.

Например, в одном деле суд не признал утверждением слова "мошенник" и "кидала": "Не будучи сопровождены какими–либо сведениями о фактах, на которых основана такая характеристика, они по существу лишь выражают негативное отношение к истцам, сопряженное с неконкретизированным обвинением в их противоправном поведении", — отмечается в решении.

В случае, когда удается выявить реального автора, доказать факт распространения им ложной информации и ее порочность, истец вправе требовать возмещения репутационного вреда. Но никакой методики расчета стоимости "бизнес–чести" и причиненного ему ущерба не существует: сумма оценивается судом исключительно субъективно и может составлять от тысяч до десятков миллионов рублей.

И даже положительное и вступившее в законную силу решение суда об удалении клеветнической информации не всегда выполняется. Ведь у приставов нет права зайти в админку сайта или в социальную сеть и внести требуемые изменения, нет и инструментов принудить это сделать владельцев соответствующих интернет–ресурсов. К ним могут применяться лишь административные санкции — штраф до 2,5 тыс. рублей для граждан и до 70 тыс. — для юрлиц. Но такие меры не помогают потерпевшим. Игнорировать решения отечественных судов де–факто могут зарегистрированные за границей сайты.

Лишь 23 апреля 2018 года был принят закон, позволяющий блокировать страницы с информацией, признанной ущемляющей репутацию. Предварительно владельцу ресурса должно быть предложено в установленный срок добровольно выполнить содержащиеся в исполнительном листе требования. В противном случае "опасный адрес" может включаться Роскомнадзором в черный список, который все провайдеры должны блокировать.

Защита деловой репутации — процесс достаточно длительный и трудоемкий, а информация распространяется в Интернете стремительно. Законодательное регулирование в данном вопросе сильно отстает. Судебные разбирательства могут причинить компании еще больший вред и привести к так называемому "эффекту Стрейзанд". В лучшем случае владельца интернет–ресурса могут обязать удалить содержащую порочащие сведения информацию. Но если он сам не был ее автором, не участвовал в процессе размещения и не влиял на содержание, то такое лицо не может привлекаться к ответственности в форме взыскания репутационного вреда.
Регина Дугаева
юрист "Дювернуа лигал"
По общему правилу компенсация репутационного вреда осуществляется независимо от вины нарушителя, в том числе его осведомленности о ложности распространенных сведений. Однако истцам в любом случае нужно доказать факт утраты доверия к репутации или ее снижения. Судебная практика последних 2 лет свидетельствует, что чаще всего истцы с таким бременем доказывания не справляются. Кроме того, удаление порочащих сведений или возмещение ущерба лишь отчасти нормализует репутацию. Она восстановится лишь спустя время. А многие будут верить или не верить в истинность порочащих сведений несмотря ни на что.
Даниил Соломоненко
адвокат "НБ"
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама