Дмитрий Грозный, исполнительный редактор "ДП" Все статьи автора
1 марта 2018, 12:03 207

Диплом Бокюза. Исполнительный редактор "ДП" о великом шеф-поваре и рестораторе

Попробовал посчитать, но я не мастак в этих скорбных вычислениях. Кажется, именно сегодня 40 дней без Поля Бокюза (1926-2018), скончавшегося 20 января.

Дмитрий Грозный, исполнительный редактор "ДП":

Люди, которые видели мой рабочий стол, всегда говорят, что не представляют, как на нем что-то можно найти. На что я неизменно отвечаю, что, напротив, не представляю, как здесь что-то можно потерять, потому что я ничего не выбрасываю! Представляете, сколько там всего интересного? А под этим интересным, важным и нужным лежит – нет, не солидное стекло, а карта России. На днях меня что-то дернуло, я взялся за Дальний Восток, приподнял его, а там обнаружились очередные залежи. Где аккурат между меню из винотеки ресторана Azia и постным предложением из Arcobaleno был зажат диплом, вернее Certificat D’Exellence. Выдан Dmitry Grozny об успешном окончании курса кулинарного мастерства, организованного по случаю проведения миссии «Регион Роны и Альп в Москве». Но главное – это, конечно, подпись: президент жюри Paul Bocuse…

Дело было в середине нулевых, которые теперь принято называть тучными. Я работал в Москве в журнале про рестораны и делал вид, что уже многое знаю. Но хотел все-таки что-то знать на самом деле. Поэтому с охотой ходил смотреть на всех многозведных шефов, начавших заезжать в Россию. Это мероприятие устроили сами французы. Прибыли несколько шефов – и все великие. Труагро готовил лобстера – ему внимала толпа, и ключевым моментом мастер-класса было мастерское убиение морского гада. Во всяком случае так у меня запечатлелось в памяти. Какой-то шоколадных дел мастер рассказывал об оттенках отличий между разными видами своих изделий в зависимости от концентрации какао и чего-то еще.

И где-то в не самом приметном углу стоял старичок в высоком колпаке перед обычной электрической плиткой. На плитке находилась кастрюля, содержимое которой старичок флегматично помешивал. За действиями старичка наблюдали человека три. И я тоже стал наблюдать. Могучий нос и фирменная улыбка, а может быть, надпись на сюртуке сказали мне, что это и есть величайший из великих поваров. Любое действие главного повара мира, несомненно, должно было содержать большой смысл, и я поинтересовался, что он делает. Бокюз ответствовал, что готовит яйца в вине.

Через некоторое время он действительно начал выкладывать на тарелочки яйца-пашот. Я ждал продолжения священнодействий, но Бокюз просто подал мне одну из тарелочек. Бордово-винное яйцо выглядело столь безыскусно, что я отошел на несколько шагов и поставил тарелку на стол. Так и не попробовав…

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама