Мария Мокейчева Все статьи автора
1 марта 2018, 11:37 813

Гендиректор "Туутари парка" Александр Вайткус: "Будет погода - будет и работа!"

Фото: Беликов Валентин Купить фото

Горнолыжный курорт "Туутари парк" отмечает 1 марта свое 20–летие. О том, как успехи в горнолыжном спорте превратились в семейный бизнес, почему между курортами Ленобласти нет конкуренции и почему это спорт не только для богатых, рассказывает создатель и бессменный руководитель "Туутари парка" Александр Вайткус.

Когда вы начали заниматься горными лыжами?

— Горные лыжи я любил с детства, с 12 лет занимался в профсоюзном клубе "Труд" в Токсово. Окончил институт физической культуры им. Лесгафта, выступал на соревнованиях, даже в армии — и то на лыжах катался, а потом занялся преподавательской работой.

Однако меня всегда тянуло к живой, тренерской работе, и как раз в 1984 году открылась школа высшего спортивного мастерства по горнолыжному спорту при спорткомитете Ленинграда, затем я стал государственным тренером сборной команды СССР по Ленинграду и Ленинградской области.

Как в те времена обстояло дело с инфраструктурой?

— Инфраструктура была, но слабенькая, конечно, не отвечающая современным представлениям о горнолыжных трассах. Стояли простейшие подъемники, не было уплотняющей техники — как снег лег, так и катайся. Были базы в Токсово, Коробицыно. При этом количество занимающихся и тренеров было очень большим, но все они относились, как правило, к каким–то спортивным школам. Тогда ведь сложно было купить спортивный инвентарь, например. Сейчас получилось наоборот: катающихся стало больше, а спортивных школ — меньше. Да и те, что остались, как правило, полукоммерческие. Но в любом случае представление о горных лыжах как развлечении для богатых — оно неправильное. В первую очередь это все же массовое увлечение, популярное во всем мире, бурно развивающееся и в нашей стране, особенно после Олимпиады в Сочи.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

Как появилась идея создания собственного горнолыжного курорта?

— Когда в стране началась перестройка, появились законы о кооперативном движении, захотелось заниматься деятельностью, связанной с горными лыжами, но при этом коммерческой, чтобы семью кормить. Административный и спортивный опыт у меня был, нужно было добавить только коммерческий.

В то же время меня пригласили в школу парапланерного спорта, и, когда стал им заниматься, я впервые оказался на Можайке. Увидел горку, измерил сам лично перепад высот — он составил 60 м (это больше, чем, например, в Токсово, но меньше, чем в Коробицыно). Так и возникла идея построить здесь инфраструктуру для горнолыжников.

Другие горнолыжные курорты уже работали в то время?

— Уже были "Охта–Парк" и курорты в Коробицыно. Причем если "Охта–Парк" строился с нуля, то другие, по сути, были приватизированы и использовали имевшуюся инфраструктуру.

Вообще наш регион был передовым в развитии горнолыжного спорта: здесь уже в 1994–1996 годах появлялись новые базы отдыха, когда еще и в Москве, и в Красной Поляне ничего не было.

С чего начинался "Туутари парк"?

— Я обратился в администрацию Ленобласти и получил этот участок в аренду на 49 лет. Это был самый главный шаг — то, без чего нельзя было начать. Но потом встал вопрос инвестиций. В 1998 году, сами понимаете, ни банков, ни кредитов — все строилось на энтузиазме. Надо было купить подъемники — я нашел в Словакии фирму Tatrapoma, съездил на фабрику, познакомился с руководством, владельцами и за $40 тыс. купил первый подъемник, половину заплатил сразу, еще половину — после установки оборудования. Это был маленький, но современный подъемник с пропускной способностью 700 человек в час. Мы привезли его в феврале и установили — фундамент был подготовлен. А 1 марта "Туутари парк" открылся празднованием Масленицы. Приехало много народа, работали дизельные установки, удобств особых не было, но все были счастливы. Поставщики, которые также приехали к нам, видели перспективу рынка, обещали заполнить его оборудованием.

Как на вашу молодую компанию повлиял кризис 1998 года?

— Когда грянул август 1998–го и доллар обвалился в 6 раз, ни о какой поставке импортного оборудования речи уже, конечно, не шло. Все со страхом ждали зимы, потому что не понимали, будет ли кто–то кататься. Но все курорты сохранили рублевые цены на прежнем уровне, и люди катались, сезон был удачным.

А надо сказать, что мы тогда работали как повезет, никаких технологий еще не применяли (пушек, например, не было). Постепенно курорт развивался, купили второй подъемник, рассчитавшись с долгами во вторую зиму, сделали первый прокат оборудования, кафе, туалеты.

Когда положение "Туутари парка" вы смогли назвать устойчивым?

— Примерно за 6 лет нам удалось создать стабильный поток посетителей, который в результате позволил нам привлечь первые большие кредиты от ВТБ и провести реконструкцию. Мы купили машины для обслуживания склонов, пушки, новые подъемники, построили кафе и ресторан. При этом все делали сами — никаких партнеров у нас не было. Единственный дополнительный заработок — это консалтинг в горнолыжной сфере: мы ездили по выставкам и консультировали желающих по поставкам оборудования, покупке–продаже техники. Реконструкция, конечно, дала серьезный толчок для развития — поток к нам постоянно рос.

Как вы решились на строительство второго курорта?

— В 2012 году нас пригласили в Карелию — к тому времени компания проработала уже 15 лет, у нас был накоплен опыт, была хорошая кредитная история. Под наши активы мы получили кредит и построили за 2 года в Карелии второй курорт — "Ялгора". Весь бизнес, с самого основания, у нас семейный. Вот и в "Ялгоре" руководит мой старший сын, а я выступаю скорее как инвестор.

Но в отличие от "Туутари парка", который расположен совсем рядом с городом и сюда можно приехать покататься после работы, в Карелии курорт находится дальше от городов, поэтому здесь требуется развитие дополнительной инфраструктуры — в первую очередь для проживания. Мы планировали привлечь соинвестора, но в текущих сложных экономических условиях пока нам это не удалось. Поэтому мы своими силами сейчас построили там два коттеджа и небольшой отель на 40 постояльцев. Таким образом мы рассчитываем привлекать туристов и летом, благо природа этому способствует: курорт находится на берегу озера, так что для рыбалки самое то.

А в "Туутари парке" не планируете строить жилье?

— Мы и здесь, в "Туутари парке", рассчитывали на приход инвестора, но пока не дождались, поэтому и жилье пока не строим. Да и со стороны государства особенной поддержки нет: во многих странах, ориентированных на развитие туризма, и НДС убирают, и субсидии по кредитам дают. У нас же лучше всего развиваются те курорты, за которыми стоят крупные корпорации.

Как вы оцениваете конкуренцию между горнолыжными курортами в регионе?

— Конкуренция в Ленобласти есть только в зоне Коробицыно, где она сложилась исторически, поскольку там работают три курорта: "Золотая долина", "Красное озеро" и "Снежный".

Основной показатель для горнолыжных склонов — это количество трасс, подъемников и их пропускная способность. Ведь горы тут небольшие, нужно построить больше подъемников, чтобы быстрее людей поднять в пиковый сезон, не создавать очереди. Иначе кататься будет просто неинтересно.

Сейчас у нас в "Туутари парке" пять подъемников общей пропускной способностью 6 тыс. человек в час, и один подъемник–дорожка на 1 тыс. человек в час. Один кресельный подъемник в "Ялгоре" — еще 2,4 тыс. человек в час. То есть всего мы можем обслуживать около 10 тыс. человек в час, и по пропускной способности мы являемся одними из лидеров в Ленобласти.

Если посчитать общую пропускную способность всех курортов, то она составит около 40 тыс. человек в час. Для 5–миллионного города с областью это совсем немного, до насыщения рынка нам далеко. Поэтому, когда погода в Петербурге хорошая, все склоны загружены.

Как в этом году с погодой?

— Январь был в этом году хороший, прошел на ровном уровне. А февраль благодаря хорошей погоде может и вовсе оказаться рекордным. Ждем марта. Сезон у нас короткий — всего 3 месяца, поэтому сейчас мы работаем буквально круглые сутки: днем — с людьми, предоставляя услуги, ночью ремонтируем трассы.

Какие мероприятия у вас проходят?

— Мы с самого начала проводим различные праздники, корпоративы, как и все курорты. Дважды мы принимали в "Туутари парке" этапы Кубка мира по сноуборду и по биг–эйр. До нас соревнований по этим олимпийским видам спорта в России не проводилось. Один из этапов проводился сразу после Олимпиады в Турине, так что мы принимали самых именитых спортсменов. И надо сказать, что им очень понравилось в Петербурге.

Кроме того, когда губернатором была Валентина Матвиенко, мы несколько лет подряд проводили "Лыжню России" в полях рядом с "Туутари парком" — здесь можно одновременно выпустить на лыжню тысячи спортсменов.

1 марта у нас пройдет Фестиваль дворовых команд, на который приедет и губернатор Ленобласти Александр Дрозденко, и спортсмены из разных стран. Приедет олимпийская чемпионка Ирина Роднина.

Ваш бизнес семейный. Каковы плюсы и минусы такого ведения дел?

— С самого начала мы все делали вместе с женой Мариной. И сейчас мы все время вместе. Вообще у нас семейная династия, только не рабочая, а физкультурная. И сейчас дети ее продолжают. Старший сын — шестикратный чемпион России и первый среди российских спортсменов серебряный медалист чемпионата мира среди юниоров по сноуборду, сейчас он управляет нашим курортом "Ялгора", младший здесь, в "Туутари парке", работает старшим инструктором, развивает нашу программу по работе с инвалидами.

Конечно, когда они были маленькими, то всегда были с нами, а сейчас выросли, и у нас бывают творческие разногласия, но ведь лучше, когда они возникают с родными людьми. Мы учимся вместе с ними.

Расскажите о вашей социальной работе.

— Социальная работа была всегда: мы всегда стремились помочь детям из школ, из детских домов, детям с ограниченными возможностями. Мы приобретаем специальное оборудование, которое даже людям с тяжелыми заболеваниями позволяет кататься на горных лыжах.

Одно из направлений — работа по программе "Лыжи мечты", созданной артистом Сергеем Белоголовцевым для реабилитации людей с ДЦП и другими ограничениями здоровья с помощью горнолыжного спорта.

Вообще мы всегда готовы помогать детям, катая их на лыжах. Финансово мы не та структура, чтобы вкладывать средства, а вот предложить свои возможности для их оздоровления всегда рады.

Как будет развиваться дальше "Туутари парк"?

— Конечно, нам нужно строить новые подъемники, развивать инфраструктуру, ведь все изнашивается, устаревает. Но все планы зависят от денег — и поэтому мы стремимся поддерживать наше финансовое положение, благо кредитная история у нас хорошая. А будет погода — будет и работа.

Биография

Александр Вайткус

> Родился в 1959 г. в Ленинграде.
> Окончил институт физической культуры им. Лесгафта.
> Чемпион Ленинграда, призер кубков Советского Союза по горнолыжному спорту. Работал государственным тренером сборной СССР по Ленинграду и Ленинградской области.
> С 1998 г. развивает горнолыжный курорт "Туутари парк", с 2012 г. — курорт "Ялгора" в Карелии.


Справка

"Туутари парк"

> Открытие горнолыжного центра состоялось 1 марта 1998 г.
> В 2006–2008 гг. проведена большая плановая реконструкция.
> С 2004 г. проводятся этапы Кубка Европы и мира по сноуборду по параллельному слалому и биг–эйр.
> Сегодня это горнолыжный комплекс площадью 50 га с шестью освещенными трассами длиной 400–600 м и перепадом высот 60–80 м.


Новости партнеров
Реклама