Фото: Валентин Беликов

Основы судоотведения. Самый верный способ избавиться от неугодного судьи

"ДП" изучил практику отводов, поданных сторонами судебных споров арбитражным судьям Петербурга и Ленобласти в 2017 году. Оказалось, что самый верный способ избавиться от неугодного судьи — дважды добиться отмены в кассации его актов. Но есть и более креативные способы.

За 2017 год арбитражный суд рассмотрел 39 ходатайств об отводе судьям. Из них удовлетворены были всего три, причем во всех этих случаях судьи одновременно подавали самоотвод.

Правовые прогнозы. Рынок юридических услуг входит в золотые времена

Правовые прогнозы. Рынок юридических услуг входит в золотые времена

6761
Павел Горошков

"ДП" решил разобраться: почему, на каких основаниях петербургские сутяжники добивались отстранения судей от ведения их дел. И понять, какие из этих оснований оказались наиболее обоснованными и позволили добиться успеха.

Кроме того, мы выяснили, какие судьи Арбитражного суда Петербурга и Ленобласти чаще других получали отводы и почему.

Полное удовлетворение

Первым судьей первой инстанции, отстраненным от дела в 2017 году — 1 февраля, — стала Екатерина Карманова, которая рассматривала иск о взыскании денег с ООО "Торилен". Секретарь ошибочно ввела в поле "секретарь" результат рассмотрения дела — "иск удовлетворить полностью". Так как решение на тот момент формально еще не было принято, ответчик заявил отвод судье, которая якобы таким образом проявила "заинтересованность в исходе дела". Судья заявила о самоотводе, который был удовлетворен.

"Надо будет взять на вооружение этот способ, — прокомментировал "ДП" один из участников юридического рынка. — Если гарантировать секретарше трудоустройство, то можно практически гарантированно снести любого судью".

Уже через 3 месяца, в мае 2017 года, самоотвод заявила судья Ольга Клиницкая, рассматривавшая иск ООО "Техстройальянс" к ООО "Стройсоюз–СВ" о взыскании убытков.

Закон и бизнес живут порознь: рейтинг отраслей, в которых невозможно получить прибыль, соблюдая законодательство

Закон и бизнес живут порознь: рейтинг отраслей, в которых невозможно получить прибыль, соблюдая законодательство

56397

Оказалось, что ответственность ответчика была застрахована в ОСАО "РЕСО–Гарантия", где Ольга Клиницкая работала юристом с 2006 по 2014 год.

Третий самоотвод заявила в октябре 2017 года судья Анна Нефедова, которая рассматривала дело о банкротстве Инкасбанка. Она дважды удовлетворяла ходатайство АСВ о привлечении к субсидиарной ответственности руководителей банка–должника — Александра Гительсона на 5 млрд рублей, Татьяну Лебедеву на 6 млрд и Людмилу Саморукову на 230 млн рублей. Оба раза ее определения были отменены судом кассационной инстанции, и после второго возвращения на новое рассмотрение судья заявила, что уже не может беспристрастно рассматривать это дело. Интересно, что чем–то похожие обстоятельства не повредили беспристрастности судьи Ксении Галенкиной, которая, по версии ООО "Чистый город", судившегося с КИО, раньше работала в КЗРиЗ (КИО организован в результате слияния КУГИ и КЗРиЗ). А объективности Юлии Ранневой, рассматривающей дело о банкротстве ювелирного завода "Альфа", не повредило то, что конкурсный управляющий компании Александр Романов раньше, судя по всему, трудился ее секретарем, о чем заявила кредитор Елена Быкова.

Рейтинг отводов

Если предположить, что количество и содержание заявляемых судье отводов могут как–либо его характеризовать, то можно составить рейтинг судей по числу полученных ходатайств такого рода.

Лидерами в нем по итогам 2017 года стали судьи, рассматривающие дела о банкротстве: Сергей Покровский (восемь отводов), Анатолий Даценко (шесть) и Марина Антипинская (четыре). Причем, в отличие от других коллег, мотивировка отводов которым была довольно разнообразной, претензии к лидеру рейтинга были как под копирку. Жалобщики из разных дел писали в отводах одну и ту же формулировку: "Поведение судьи было предвзятым по отношению к… Судебные акты судьи отменяются вышестоящими инстанциями". И непонятно: то ли эта формулировка нравится председателю судебной коллегии Дмитрию Глумову, который рассматривает отводы Покровскому, то ли заявления об отводах писал один человек, не утруждавший себя поиском новых формулировок.

Самым насыщенным отводами днем стало 17 января 2017 года — было рассмотрено пять таких заявлений. Из них три получил Анатолий Даценко: одно от КБ "Российский капитал" о банкротстве АО "Золотые активы" и два от кредиторов АО "Петропанель". Банк, по всей видимости, заподозрил судью в необъективности на том основании, что тот сначала удовлетворил ходатайство о назначении экспертизы, а затем вдруг передумал ее назначать. А кредиторы "Петропанели" в один голос заявили, что имеются "искусственные препятствия для ознакомления с делом".

Досталось в тот день и судьям Ксении Галенкиной (отказала в переносе заседания) и Марине Антипинской (кредиторы ООО "Орбита" полагали, что она, наоборот, не препятствует должнику затягивать дело). Потом, кстати, в том же деле другой кредитор заявил, что судья якобы "подвержена давлению со стороны исполнительной власти".

Самым фееричным можно признать заявление индивидуального предпринимателя Алладина Ахметова об отводе судьи Анны Варениковой, которая рассматривала его спор с гатчинским КУМИ. Оно основывалось на том, что сам суд учрежден в нарушение Конституции РФ.

Павел Горошков Все статьи автора
16 февраля 2018, 00:09 3794
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама