Под управлением Алексея Карфидова (слева) и Дмитрия Васильева клуб любителей инженерной и компьютерной графики, а затем конструкторское бюро «Карфидов Лаб» реализовали 149 проектов за 7 лет.
Фото: Сергей Ермохин

Двое друзей вместе с альма-матер открыли в Петербурге конструкторское бюро и вышли на оборот в 50 млн рублей

Алексей Карфидов и Дмитрий Васильев (обоим по 27 лет) взяли в партнеры вуз, где они учились, и открыли конструкторское бюро. Вот уже 3 года клиенты приходят к ним с идеями, а выходят с чертежами и прототипом для производства. Оборот "Карфидов Лаб" за прошлый год составил 50 млн рублей.

"Карфидов Лаб" — инновационная инжиниринговая компания полного цикла. Конструкторское бюро занимается разработкой как отдельных механических узлов, так и технологических продуктов с нуля и до работающего прототипа, который можно отправлять в производство.

Владелица Chocolate Bar Дарья Лаврова построила бизнес на любви петербуржцев к бельгийскому шоколаду

Владелица Chocolate Bar Дарья Лаврова построила бизнес на любви петербуржцев к бельгийскому шоколаду

1974
Анастасия Жигач

Поддержка альма–матер

Будущие партнеры по бизнесу учились в одном вузе — исследовательском технологическом университете НИТУ МИСиС. Алексей и Дмитрий познакомились в 2010 году на третьем курсе во время научно–технической конференции. В итоге юноши подружились и вместе возродили при вузе клуб инженерной и компьютерной графики: решали сложные технические задачи, готовились к инженерным олимпиадам и проектировали прототипы — для себя и на заказ.

В лучшие времена в клубе одновременно занимались 20 человек, пять из них, включая Дмитрия и Алексея, работают сейчас в "Карфидов Лаб". Всего в штате 21 человек.

В 2012 году родной вуз поддержал молодых людей в их желании открыть свое конструкторское бюро и разрешил для этого пользоваться оборудованием университета и помещением в студгородке, а сам вошел в состав учредителей. Университету до сих пор принадлежит 10% доли компании, хотя фирма давно уже покинула стены альма–матер и обзавелась собственной опытно–производственной площадкой, офисами в Москве и Екатеринбурге, представительством в Петербурге.

Первые заказы в бюро стали поступать от сотрудников кафедр университета: нужно было сделать чертежи или прототип их изобретений, потом потянулись партнеры вуза и сторонние заказчики — заработало сарафанное радио. Один из знаковых проектов в портфеле компании — часть работ по разработке математической модели конструкции корпуса факела Олимпиады в Сочи — также попал в бюро через МИСиС. С вузом сотрудничает промышленный дизайнер факела Владимир Пирожков. В итоге бюро разработало четыре варианта модели, одна из них была использована. Деньги этот проект не принес, зато показал, на что способна молодая фирма.

"Нам было бы очень сложно без поддержки вуза: его бренд был весомой страховкой для тех, кто обращался к нам в самом начале", — поясняет Дмитрий. Сейчас основными заказчиками выступает малый и средний бизнес, впрочем, крупный бизнес тоже сотрудничает с "Карфидов Лаб": его доля в структуре заказов составляет 5%.

Сооснователь компании "Второе дыхание" устанавливает в фитнес–клубах аппараты с кислородосодер-жащими смесями

Сооснователь компании "Второе дыхание" устанавливает в фитнес–клубах аппараты с кислородосодер-жащими смесями

763
Анастасия Жигач

Зубная щетка, подводная лодка и гроб

Большинство заказов компании приходится на транспорт, приборостроение, робототехнику и медицинские приборы. Самый большой бюджет в истории бюро составил 6 млн рублей, его выполняли 1,5 года.

Разработка проекта от идеи до прототипа занимает в среднем 4–5 месяцев, однако случаются и форс–мажоры, когда проекты разрабатываются в рекордно короткие сроки. "К нам часто обращаются со словами: "Вчера нужно было показать на выставке, а мы еще не успели это придумать", — смеется Алексей.

Оборот предприятия в первый год работы составил 2 млн рублей, во второй — 5 млн рублей, а на четвертый год работы — 50 млн рублей. "Причина такого заметного роста — качественное портфолио. Оно стало работать на нас", — объясняет Дмитрий.

Заказы, которые выполняет бюро, приходят из самых разных сфер. Так, компания занималась инжинирингом конструкции отсеков подводного беспилотного аппарата, конструировала сверхбыструю сушилку для обуви, новый вид зубной электрической щетки и даже лифт для захоронений, который автоматически опускает урну с прахом под землю и возвращается на поверхность без нее.

Изредка среди потенциальных заказчиков попадаются мечтатели, их фантазия не всегда учитывает достижения физики и техники. Впрочем, в компании тщательно просматривают все идеи, даже те, реализовать которые самостоятельно не по карману самим клиентам.

"Иногда мы инвестируем свое время и деньги, чтобы завершить интересный для нас продукт, в обмен на долю в проекте", — говорит Алексей. Большинство заказчиков приходят с желанием подтвердить или опровергнуть гипотезу о том, что их идея будет работать. "Мы знаем, как выстроить правильную сюжетную линию для нового технического продукта, как его позиционировать, на чем делать акценты, — объясняет Алексей. — И, конечно же, мы знаем, как его сделать. Мало его нарисовать и подготовить описательную часть: каждый наш проект рожден и обкатан либо в нашей собственной мастерской, либо в партнерских производственных компаниях".

В Москве и Петербурге работает по три крупных частных конструкторских бюро широкого профиля, ориентирующихся на ту же целевую аудиторию, что и "Карфидов Лаб". Конструкторских бюро при государственных учреждениях и крупных компаниях узкого профиля намного больше. Петербургский сегмент этого рынка оценивается примерно в 200 млн рублей в год.

"Цифра 200 млн рублей в год выглядит вполне реальной, — говорит Николай Рындин, технический директор проектно–строительной компании "ПетроПроект". — Как и на рынке строительного проектирования, конкуренцию в инжиниринге широкого профиля сегодня, в условиях сложной экономической ситуации, можно оценить как высокую. Главные игроки — классические конструкторско–технологические бюро при крупных предприятиях, обычно отраслевой направленности. Но конкурентным преимуществом может стать именно обособленность компании и ее широкий профиль: выступая как отдельная бизнес–единица, без аффилированного генерального заказчика, бюро может свободно искать самые разные заказы".

Анастасия Жигач Все статьи автора
8 февраля 2018, 03:48 2270
Новости партнеров
Реклама