Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

Отравился властью: заслужил ли Никита Белых такой приговор

Из Никиты Белых не вышло ни политического лидера, ни реформатора — единственной ролью, в которой он пригодился и власти, и оппозиции, оказалась в итоге роль дурного примера. По мнению одних, он не вписался в систему, по мнению других — наоборот, вписался слишком хорошо.

Приговор бывшему губернатору Кировской области Никите Белых стал вторым приговором, заставившим наблюдателей несколько удивиться. Первым был, понятно, приговор экс-министру экономического развития Алексею Улюкаеву; оба они получили по 8 лет строгого режима за коррупционные преступления.

Команда комендантов: губернаторов подводят к единому стандарту

Команда комендантов: губернаторов подводят к единому стандарту

15026
Михаил Шевчук

Удивление здесь вызывали и вызывают не сроки, и даже, в общем, не сами дела, а тяжеловесная простота процессов. Громкие коррупционные процессы в России традиционно считались верхушкой какого-то айсберга закулисных интриг. В таком представлении у фигурантов есть не менее могущественные покровители, чем у их обвинителей, так что и приговор становится лишь выражением некоего компромисса, достигнутого неизвестно кем и на неизвестных условиях. Отсутствие же интриги со времен дела Ходорковского считалось однозначным признаком расправы, инициированной с самого верха.

Восемь лет за взятку — может быть, и слишком суровый приговор. На фоне, допустим, разветвленного и укорененного дела Вячеслава Гайзера это выглядит обыденным проколом. Однако в деле Никиты Белых сложно заподозрить какую-то личную президентскую мстительность — экс-губернатор не покушался ни на какие государственные ценности, вроде бы не был влиятельным членом какого-нибудь клана, не ссорился с Игорем Сечиным; разве что водил когда-то близкое знакомство с Алексеем Навальным, но было это в незапамятные уже времена.

Во власть Никита Белых попал случайно, по прихоти кремлевской администрации, во времена Владислава Суркова склонной иногда выкидывать коленца. Таким коленцем и было назначение лидера умершего Союза правых сил губернатором депрессивной области. Выглядело все благостно — как будто бы только ставший президентом Дмитрий Медведев идет навстречу оппозиции и наконец вручает критикам возможность попробовать свои силы. Технологически это была идея хорошего примера пользы от умеренности. Не будь в биографии Никиты Белых страницы с руководством СПС, он бы, возможно, так не упал бы — но скорее всего, и не взлетел бы тоже.

Демократического запала Никите Белых, впрочем, хватило ненадолго. Довольно скоро он снял розовые очки и превратился в губернатора не лучше и не хуже остальных, на что как-то раз не преминул обратить внимание Владимир Путин (тем самым подтвердив дидактическую роль назначения).

В этом смысле приговор можно считать просто финалом эксперимента, ради которого Белых, возможно, и назначали. Человек, боровшийся когда-то против коррупции — а в России все представители демократической оппозиции борются в первую очередь против коррупции, — получив власть, сам превратился в коррупционера, ведущего разгульный образ жизни, а вверенный регион так и не поднявший. И когда губернатора критиковали местные коммунисты (а в 2016 году ему планировали объявить вотум недоверия), система защищала его точно так же, как остальных.

Следователи перечисляют: обучал сына в Великобритании, сам часто ездил за границу, содержал "многочисленных избранниц", и все это непонятно на какие шиши, ибо зарплата губернатора составляла плюс-минус 150 тыс. рублей.

В этом есть свое лукавство: другие, как известно, вообще собак самолетами возят, и дома в Майами чуть не кварталами скупают, и ничего. Претензии к образованию детей за границей и вовсе выглядят издевательством на фоне ну хотя бы путинского пресс-секретаря Дмитрия Пескова. Непонятно, стоило ли ждать от Кировской области экономического чуда, если развивать эксперимент власть не стала и общие правила для Кирова все равно действовали точно такие же, как для прочих, ну и самое главное — ничего не говорится о том, а мог ли экс-губернатор использовать предоставленный ему шанс как-то иначе, является ли случай Белых флуктуацией или признаком системной проблемы, ведь он, как говорил президент, был не лучше, но все-таки и не хуже других. Допустим, Никита Белых подавал на госслужбе дурной пример, но кто подавал дурной пример ему самому?

Политика следствия

Политика следствия

1204
Михаил Шевчук
Политика следствия

Политика следствия

1204
Михаил Шевчук

Тем не менее политический, демонстрационный характер приговора вполне ясен. Единственный тезис, вытекающий из злорадства комментаторов, прост: нечего претендовать на власть, нечего бороться с коррупцией, в лучшем случае у вас просто ничего не получится, а в худшем ваши же вожди переродятся и предадут вас, доверьтесь лучше в этом деле государству.

Либералы в правительстве поймут, что искать опоры на стороне нельзя, а других коррупционеров эта история не научит ничему — взяли ведь чужака, да еще, кажется, в предвыборных целях.

Впрочем, многие оппозиционеры делают из этого другой вывод — умеренность вредна, попытки сотрудничества и даже диалога с властью заведомо обречены на провал, изменить систему изнутри невозможно. Ведь если заглянуть в историю еще глубже, то обнаружится, что и в СПС Никиту Белых занесло как-то внезапно и случайно — его позвали в партию на замену радикальному Борису Немцову с вполне системной должности вице-губернатора Пермского края. "Правые" надеялись тогда на то, что более умеренный и респектабельный Белых поможет убрать раздраженность в отношениях с Кремлем, но партию это не спасло, а новый лидер вел себя неуклюже, его так и не приняли до конца. Но и радикал Немцов, и умеренный Белых, оба в итоге погибли, один — физически, другого отравили властью.

Михаил Шевчук Все статьи автора
2 февраля 2018, 15:36 1402
Новости партнеров
Реклама