понедельник, 29 ноября 2021
$

Лев Лурье о том, кто стал инициатором закрытия Европейского университета

Автор фото: Сергей Коньков
Автор фото: Сергей Коньков

 

Абсолютной загадкой до последнего времени считалась кафкианская история выселения Европейского университета из Малого Мраморного дворца и лишения его образовательной лицензии.
Дворец, который университет готов был реконструировать и реставрировать за 2 млрд рублей внебюджетных средств, отняли потому, что три подлинных окна администрация заменила стеклопакетами, а в помещениях, занятых университетом, решено было открыть городской Дом юных техников, который в итоге назвали Академией цифровых технологий. Сейчас здание пока пустует.
Лицензию Рособрнадзор отобрал у университета, по сути, уже в третий раз, находя после устранения старых придирок новые: например, несоответствие требованиям обучения людей с ограниченными возможностями.
Две сотни университетских магистров (бакалавров здесь не учили), по существу, выгнали на улицу посередине учебного года. Несмотря на то что среди попечителей ЕУ Алексей Кудрин и Михаил Пиотровский, на то, что он входит и в национальные, и в международные рейтинги успешности. Невзирая на резолюции митингов, кампанию в СМИ и обращения знаменитостей. И, что самое удивительное, на трехкратные резолюции Владимира Путина, призывавшего "решить вопрос" в пользу учебного заведения.
Что же это за такие анонимные силы, руководящие Рособрнадзором и городскими властями? Кто идет на очевидное издевательство над законом, не считаясь с общественным мнением? Зачем уничтожать процветающую институцию в городе, где с образованием и наукой все печальнее?
Из двух вполне надежных, но пожелавших остаться анонимными источников мне стала известна достаточно убедительная версия. Публично ее впервые озвучила журналист Евгения Альбац в недавнем интервью с Ксенией Собчак на "Эхе Москвы". Инициатором закрытия университета она назвала Службу по защите конституционного строя ФСБ и ее руководителя, генерала–полковника Алексея Седова.
Служба Алексея Седова в основном занята борьбой с терроризмом. Но именно в нее влилось воссозданное "пятое управление" — по борьбе с "идеологическими диверсиями".
Подчиненные Седова занимались и оперативным обеспечением дела Кирилла Серебренникова.
Как заявил генерал–лейтенант ФСБ Александр Михайлов, служба следит в том числе за зоной ответственности Минкульта: "Учреждения культуры могут использоваться противником для пропаганды в качестве структур, формирующих враждебное отношение к Российской Федерации, на их базе может осуществляться вербовка".
"Пятерка" действует тайно, показываться не любит. Помнится, в 1974–м и 1981–м мне зарубили возможность защитить уже написанную и прошедшую все бюрократические процедуры кандидатскую диссертацию.
В 1987 году, когда началась перестройка, декан истфака Игорь Фроянов мне сказал: "Лев Яковлевич, это не мы, это КГБ, сходите к ним, они вам скажут, что претензий к вам не имеют, и вы защититесь".
Я пошел, ко мне вышел офицер и сказал: "Да вы что, с ума сошли? КГБ занимается защитой конституционного строя. Какие диссертации? Да если бы я вмешался — положил бы партийный билет на стол!" Ну я и защитился.
Вступать в переговоры с ФСБ бессмысленно, она — меч карающий, правду не скажет.
А Владимир Путин порой не может дозвониться до прокурора и никогда — повлиять на решение суда и следствия. Его просьбы, видимо, никого не волнуют. Почему ФСБ взялась за ЕУ и Серебренникова — рационально объяснить невозможно: Кафка.
Алексей Седов учился в ЛИАП вместе с Георгием Полтавченко, служил с ним вместе в КГБ, потом работал заместителем Полтавченко в налоговой полиции, уехал с Георгием Сергеевичем в Москву. Перешел в наркоконтроль, вернулся в Петербург с новым шефом — Виктором Черкесовым.
А с 2006 года возглавил Службу в ФСБ на Лубянке. Мне кажется, Полтавченко и Черкесов, наши земляки, бывшие начальники генерала, могли бы заступиться за ЕУ. Все же это их и наш город, а ЕУ — важнейшая наша культурная институция. В преддверии президентских выборов надо бы помочь университету.