Рейтинг юристов: Страховка чуть не подвела

Юрист сезона Сорокин Артем Игоревич в переговорной издательства Деловой Петербург. Санкт-Петербург 08.12.2017 Николай Гонтарь.

Юрист банкротной практики "ЛексКледере Консалтинг" Артем Сорокин защитил интересы лизингодателя в споре со страховщиком, который не хотел платить 46 млн рублей за похищенный предмет лизинга — линию по производству полиэтиленовых труб.

Артем, в чем заключался ваш кейс?

— История заключалась в том, что наш клиент — лизинговая компания — купил для своего клиента, лизингополучателя, оборудование, производственные линии. Купил на заемные деньги Банка Москвы, как водится, и застраховал свои риски в "ВТБ–Страховании". Выгодоприобретателем по риску утраты был банк, по риску повреждения — лизингополучатель. И вот эту производственную линию украли и потом не нашли. Причем незадолго до этого события она была перемещена из одного поселка в другой.
Собственником предмета лизинга до момента выплаты его полной стоимости являлся наш клиент, лизингодатель. Он и обратился к страховщику с требованием страхового возмещения по риску "утрата". Предварительно был погашен долг перед банком, кредитовавшим сделку, благодаря чему лизингодатель приобрел статус выгодоприобретателя по договору страхования. Страховщик проигнорировал нашу претензию, мы подали иск. Параллельно вели работу с банком, чтобы он отказался от своих прав выгодоприобретателя в связи с полной выплатой кредита. Банк отказался, а так как лизингополучатель нашему клиенту погасил лишь часть долга, что–то около 20%, собственником оборудования и, как следствие, потерпевшим по делу о его хищении стал лизингополучатель.

Какой позиции в споре придерживался страховщик?

— На удивление, он подошел очень серьезно. Обычно у таких крупных компаний исковая работа поставлена на поток, и юристы часто вообще не готовятся к судам. Но в этот раз ответчик представил очень серьезные возражения. Во–первых, они заявили, что истец ненадлежащий, имея в виду то, что риск утраты застрахован в пользу банка. Во–вторых, имущества вообще не было на территории страхования, мол, изменили место размещения производства. Они даже хотели экспертизу провести, чтобы доказать, что линия никогда не находилась в месте хищения.
Первое возражение мы отмели сразу после отказа банка от своих прав. На второе сказали, что да, может, и не было: нас самих не было по месту дислокации объекта, мы не знаем. Но изменение места нахождения застрахованного имущества было подписано страховщиком, и, соответственно, он подтвердил, что оно там находится. Знал он это достоверно или нет — это уже его проблема. Он мог не подписывать, выехать, посмотреть — но он подписал. И суд в экспертизе отказал.
Последний довод страховщика был самым сложным: что риск "мошенничество" застрахован не был, а дело уголовное было возбуждено именно о мошенничестве. На это мы возражали, что это лишь предварительная квалификация, она может измениться в ходе следствия и суда. Там риск "утрата" был расписан так: "Включая кражу, грабеж, пожар, вандализм". Мы, конечно, зацепились за слово "включая" и доказали, что список не ограничен. А затем вывели мысль, что двоякое толкование договора надо толковать в пользу слабой стороны. Договор был типовым, составлен он был страховщиком, слабая сторона — наш клиент. В результате арбитражный суд Москвы удовлетворил наш иск, и после вступления решения в силу страховщик выплатил клиенту всю сумму страхового возмещения.

Справка

"ЛексКледере" Консалтинг"

> Основана в 2001 году выходцем из "Дювернуа лигал" Борисом Борисовым.
> Оборот в 2016 году — 89 млн рублей, объем оказанных юруслуг — 46 тыс. часов.
> Численность команды —42 юриста (включая двух партнеров).
> Основные практики: корпоративная (25 млн рублей), судебная (24 млн), банкротная (22 млн) и налоговая (6 млн).