Фото: Ваганов Антон Купить фото

Дмитрий Костыгин: электронная коммерция — это не так просто, как многим кажется

Совладелец "Юлмарта", "Рив Гош", "Улыбки радуги", ГК "РозТех" (сети "Дикая орхидея", "Бюстье", "Дефиле") и других розничных активов Дмитрий Костыгин делится своими скептическими взглядами на развитие крупных проектов e-commerce в России.

Авторская колонка Дмитрия Костыгина предоставлена его адвокатом Ерланом Касеновым.

Зачем "Яндекс" и Сбербанк нужны друг другу

Зачем "Яндекс" и Сбербанк нужны друг другу

2281
Жанна Журавлёва

Со дня на день будет объявлено о завершении сделки "Яндекс.Маркета" со Сбербанком.

Идеей-фикс стала для Германа Грефа убежденность в том, что в развитых экономиках ведущая e-commerce платформа оценивается дороже, чем любой банк. Поэтому он нацелен создать именно интернет-экосистему, поскольку, по его же кулуарным словам: "Alibaba получает комиссию 10-15%, а Сбербанк только 10 рублей за платежку". Поэтому заместителю председателя правления Сбербанка Льву Хасису были даны широчайшие полномочия, и банк активно начал двигаться в этом направлении. Были сделаны инвестиции в Gett, DocDoc и т.п.

В конце ноября 2016 года Gett получил от Сбербанка семилетний венчурный кредит на $100 млн.

В мае 2017 года Сбербанк купил 80% сервиса онлайн-записи к врачам DocDoc.ru. Сумма сделки могла составить до 1 млрд рублей.

"Яндекс.Маркет", находившийся, в свою очередь, в стагнации уже 3 года, пытался найти решение, как развиваться дальше, "не влезая в инфраструктуру фулфилмента". По их собственным оценкам, с помощью "Яндекс.Маркета" осуществляется покупок на 70-90 млрд рублей в год. В апреле 2017 года произошла смена генерального директора "Яндекс.Маркета", IT-шника Павла Алешина сменил FMCG-шник Максим Гришаков.

7 августа 2017 года Сбербанк объявил, что инвестирует 30 млрд рублей в "Яндекс.Маркет" и получит за это 45% в компании.

Миллиардер Август Мейер объяснил, кто стоит за арестом совладельца "Юлмарта" Дмитрия Костыгина

Миллиардер Август Мейер объяснил, кто стоит за арестом совладельца "Юлмарта" Дмитрия Костыгина

29823
Амера Карлос, Елена Домброва

Альянс Сбербанка с китайской Alibaba фактически развалился.

С октября 2017 года AliExpress в очередной раз заявила о приходе на российский рынок, на этот  раз с платформой TMall, хотя уже был полный провал с "товарами российских дизайнеров" и тому подобным. При всем этом работать внутри России при соблюдении строгих требований законодательства намного труднее, чем просто переправлять подделки через границу без ввозных пошлин и НДС.

В e-commerce классическая ретейл-инфраструктура не работает. К примеру, американский Amazon убыточен на протяжении многих лет. По китайскому рынку видно, что такая модель тоже неэффективна. Недоступный склад и доставка не своими курьерами — такой подход не имеет перспектив для должного развития серьезной компании.

На каком-то более-менее существенном уровне объема товарооборота такой бизнес становится не сильно убыточным, но все равно убыточным.

В России кроме Сбербанка с "Яндекс.Маркетом" создать хорошую компанию в e-commerce хотят "М.видео" и "Эльдорадо" с Gett и другие. Однако на фоне неудавшихся громких проектов, таких как Wikimart, Enter, "Купи.Vip", "Холодильник.ру", все эти попытки заставляют усомниться в реальности таких перспектив.

Сбербанк и "Яндекс.Маркет" нуждаются в инфраструктуре, способной экономично обрабатывать широкую линейку промтоваров на сумму в сотни миллиардов рублей в год.

Сегодня такая инфраструктура есть только у "Юлмарта". К примеру, возможности других участников рынка в разы меньше, к тому же узкая специализация: у Widberries на одежде и обуви; у "Ситилинка" — на электронике и компьютерах; у Ozon – на физических книгах.

Достаточно попробовать протестировать покупку у Goods, "Яндекс.Маркет", Ozon, чтобы убедиться в сомнительности декларируемых сроков и иных важных условий интернет-покупки.

Следует констатировать, что в России сегодня много альтернатив e-commerce, покупатели не ломятся в онлайн.

Всех новых участников российского e-commerce ждет большое разочарование по итогам IV квартала.

То, что делает Александр Тынкован (группа "Сафмар"), более перспективно.

Модель, когда продавец платит комиссию с выполненного заказа, а маркетплейс обеспечивает сервис для покупателей: доставку, проведение оплаты, гарантии и так далее — то, к чему следует стремиться.

E-commerce в России сопряжен с рядом сложностей, таких как гарантии потребителям (30 дней), возвраты товаров (ремонты, обмены и тому подобное), их обработка, возврат денег. На объемах в сотни миллиардов рублей это очень нетривиальный процесс. Поэтому и "Яндекс.Маркет", и Goods.ru, и TMall достаточно быстро наедятся: и тяжелой экономикой классического подхода; и торговлей с обычного склада, недоступного клиентам, без своих пунктов выдачи или курьеров; и многочисленными жалобами потребителей. В итоге рано или поздно они придут к юлмартовской платформе. Но чтобы создать даже то, что есть у "Юлмарта" уже сегодня, им необходимо не менее 2 лет.

Фулфилмент "Юлмарта" представляет безусловный интерес для тех, кто стремится стать безусловным лидером e-commerce. Тот, кто получит инфраструктурный ресурс этой компании, окажется впереди с огромным отрывом.

 

dp.ru Все статьи автора
24 ноября 2017, 13:49 2083
Новости партнеров
Реклама