Дмитрий Травин, экономист Все статьи автора
23 октября 2017, 10:07 178

Где раньше была ВАК

Сегодня в ответ на казус Мединского, сохранившего свою ученую степень, одно за другим идут сетования на то, что ВАК совсем себя дискредитировала. А что, раньше по-другому было? Раньше наша иерархия ученых степеней (в социальных науках) действительно свидетельствовала о том, что доктор умнее кандидата, а тот лучше, чем бедолага, степеней не имеющий?

Дмитрий Травин, экономист, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге:

Сегодня в ответ на казус Мединского, сохранившего свою ученую степень, одно за другим идут сетования на то, что ВАК совсем себя дискредитировала. А что, раньше по-другому было? Раньше наша иерархия ученых степеней (в социальных науках) действительно свидетельствовала о том, что доктор умнее кандидата, а тот лучше, чем бедолага, степеней не имеющий?

Я, например, ценю то, что работаю в Европейском университете в Санкт-Петербурге, но в грош не ставлю свою ученую степень, полученную в 1990 году потому, что я оформил должным образом некий текст, не поссорился с ученым советом и прошел все необходимые бюрократические стадии. Ни о чем другом ученая степень не говорит. И я про нее никогда не вспоминаю, если об этом не просят редакторы моих публикаций или организаторы конференций.

Мою диссертацию в лучшем случае прочло шесть человек (если и впрямь они читали, а не подмахнули отзывы просто потому, что я был хорошим парнем). А мои книги, написанные после, читали тысячи. Статьи — сотни тысяч. Почему я должен придавать хоть какое-то значение той старой диссертации, когда за прошедшие 27 лет сумел реально кое-чего добиться?

Еще в аспирантуре я понял, что все степени липовые, что наличие докторского или кандидатского статуса вообще ни о чем не говорит. Человек со степенью может быть умным, а может — дураком. С равной вероятностью. Выяснить можно в разговоре или путем прочтения его трудов. Но не по наличию диплома, выданного ВАК.

Тому, кто работает в государственном вузе или в академии, степень нужна для зарплаты. Если бы я там работал, то защитил бы какую-нибудь докторскую, как все. Но за время, потраченное на ее бюрократическое оформление, я не написал бы две-три действительно важные книги. И не прочел бы сотню-другую важных книг других авторов. Я большего сумел достичь потому, в частности, что сэкономил время, силы и нервы, отказавшись писать диссертацию. И слава Богу!

Когда меня спрашивают, почему я не писал докторскую, я понимаю, что спрашивающий плохо ориентируется в научных реалиях. И отвечаю: потому, что моя зарплата от степени не зависит. Если человек воспринимает мой ответ, значит, он все же как-то ориентируется в пространстве. Если не понимает и говорит о почете, авторитете и т. п. вещах, значит, мы просто с ним говорим на разных языках.

Для Мединского важен статус, поскольку в науке над ним посмеиваются почти все, кто от него независим по службе. Но почему для серьезных ученых так важно, что ВАК ему этот статус оставила? ВАК осталась ВАК. Какой всегда и была.

Единственное серьезное изменение на этом рынке состоит в том, что раньше степень свидетельствовала о том, что человек прошел бюрократические инстанции, а сегодня — либо о том же самом, либо о наличии денег, за которые он купил себе степень, даже не читая написанного для него текста диссертации. Мне лично на это различие плевать.

Я сам для себя составил иерархию ученых по их книгам (которые я внимательно читаю) и по личным разговорам (если знаком с человеком). В верхних рядах этой иерархии есть люди вообще без степеней либо с какими-нибудь физматстепенями (полученными в 1970-1980-е), не имеющими никакого отношения к тому, за что я людей ценю.

Так что плевать на ВАК и на Мединского. Не надо путать вопрос бюрократических формальностей, необходимых многим из нас для получения зарплаты, с вопросом реальных научных заслуг. И с тем нашим творчеством, которое вообще ни с деньгами, ни со статусом не связано.

Впервые: https://www.facebook.com/dtravin61

Новости партнеров
Реклама