Роман Масленников, эксперт по PR Все статьи автора
29 сентября 2017, 11:50 353

Фрики получают всё

За время конфликта Олега Тинькова с видеоблогерами YouTube-канала Nemagia Михаилом Печерским и Алексеем Псковитиным состояние банкира выросло на $400 млн.

Об этом сообщает Forbes, ссылаясь на собственные подсчеты. 8 августа журнал оценивал состояние бизнесмена в $1,6 млрд, а 26 сентября — в $2 млрд, пишет РБК. 26 сентября Тиньков отозвал все иски против Nemagia, сообщив, что принял такое решение без каких-либо условий, хотя ранее предлагал авторам канала отозвать иск за извинения с их стороны.

Роман Масленников, автор книги «Взрывной PR»:

Этот рост легко объясняется новыми законами пиара, среди которых главный – важно не качество, а количество упоминаний. У Тинькова есть фраза: «Отключай пиар-машину, они поверили». Сейчас он ее не произносит вслух, как раньше в "Твиттере". Сегодня правда у того, у кого мощнее медиаохват. Судя по всему, сотрудники Тинькова контролировали все от начала и до конца.  

Директор «ЛавкаЛавка» говорил, что во время скандалов его продажи растут. То же самое с «Макдоналдсом». И вот теперь банки тоже не любят тишину. Скоро заговорят и все «слоны». Сбербанк так делает давно, надеюсь, вы заметили?

Вот только факты, что все в этой истории, судя по всему продуманной, было сделано грамотно с точки зрения PR:

1. В течение всего времени хайпа с банком главный внешний рекламщик банка находился в отпуске. И не собирался из него возвращаться. Значит, все шло по плану.

2. Во время вброса Nemagia банк запустил несколько новых услуг: потребительские кредиты в крупных торговых центрах и банкоматы. В любом случае выигрышно: если что-то пойдет не так – никто не заметит, все будут обсуждать скандал; а если все ОК, то продажи стремительно пойдут вверх за счет узнаваемости. «Где-то слышал про "Тинькофф", дай попробую».

3. Иск был подан только от Тинькова. Встречных исков к нему не было – а надо бы.

4. Акции "Тинькофф" пошли вверх на фоне хайпа.

Вам покажется, что вся эта история свидетельствует о неадекватности ее участников. Возможно.

Но теперь «психи», или, если угодно, «фрики», получают всё.

Была такая история на Селигере, где я только начал превращать практику взрывного пиара в методологию. Подхожу за едой на территории лагеря, а у меня беджа еще нет. Меня не должны были кормить, так как преподам надо было переться километр в лес. А лень!

Думаю, что делать. Подходит очередь, тетя-повар спрашивает: «Вы кто? Где бедж?» Я такой: типа я тут препод, только приехал, дайте покушать. — «Ваша столовая не здесь!». Ну, ожидаемо. Делаю еще один заход.

— Дайте пожрать!

–  Так, а вы кто? Вы же подходили только что?

— Я? Кто я??? Я — ваш царь и бог!

И руки так раскидываю и улыбаюсь во все 32 зуба.

— Царь? Вот тебе, царь, еда. Только ложку верни! (Дает ложку железную, а всем пластиковую).

Накладывают первое, второе, третье и компот.

И тут я понимаю: псих – это тема.

Психам дают сразу кучу ресурсов. Они сами ресурс. С ними не связываются маньяки. Им дают бабки, их замечают, их не трогают.

Быть психом нынче не только весело, но и эффективно.

Новости партнеров
Реклама