Карина Епифанцева, "Апелляционный центр" Все статьи автора
4 октября 2017, 16:11 652

"Так ведь можно выиграть, а нам это ни к чему"

 Юристам и бизнесменам ячасто сложно понять друг друга. Если юрист в первую очередь думает о гарантиях и обеспечениях, презюмируя, что обстоятельства не будут исполнены, то бизнесмен всегда допускает разумную долю риска и зачастую готов  пожертвовать чем-то ради достижения глобальной цели.

Карина Епифанцева, юрист "Апелляционного центра":

Отдельного внимания заслуживают наемные управленцы крупных компаний. Бывает, в интересы конкретного менеджера вообще не входит результат, для него важен сам процесс, например, взыскания задолженности, участия в деле о банкротстве должника — ведь на это выделяется неплохой бюджет, который с удовольствием осваивается. Таким подходом грешат многие банки.

Недавно в нашей практике был казус, когда мы предложили банкирам эффективную стратегию защиты их интересов как кредитора в деле о банкротстве и услышали неожиданный ответ, что мы перестарались: так можно выиграть, а это ни к чему.

Чаще, конечно, в логике управленцев есть здравый смысл. Так, представляя интересы кредитора, крупного промышленника, в деле о банкротстве контрагента, мы добились предложения о покупке права требования аффилированными структурами должника. Естественно, с дисконтом, но мы советовали клиенту соглашаться (думаю, коллеги–банкротчики нас поймут): тут либо 30–50%, либо ничего.

Каково же было наше удивление, когда мы услышали отказ. Обоснование было в том, что, несмотря на реальную экономическую целесообразность сделки, с точки зрения бухучета для компании это будет убыток, что нежелательно в преддверии публичного раскрытия отчетности. На это у нас нашелся контраргумент: при завершении банкротства и ликвидации должника убыток составит все 100%. В итоге клиент согласился на цессию.

Бывает и так, что клиент выбирает иной путь, чем предложенный адвокатами. Так, у предпринимателя мошенническим путем были похищены несколько объектов недвижимости. Мы рекомендовали действовать в рамках правового поля, но жестко — через возбуждение уголовного дела и подачу гражданского иска. На реализацию этого плана понадобилось бы около 2 млн рублей, что было целесообразно при цене похищенного в районе 30 млн.

В это время наш клиент самостоятельно провел переговоры с оппонентом. Тот предложил разойтись миром, при условии что оставит себе недвижимость на 8 млн. Клиент согласился. В нашем понимании это была необоснованная уступка с его стороны, ведь юридически оппонент ни на что не имел права в данной истории.

Но это уже был вопрос психологии: одни люди выбирают конфликт, причем во многом эмоционально, чтобы наказать, другим легче потерять деньги, чем свои эмоции и время. Наша же работа заключается в том, чтобы предоставить клиенту такой выбор.

Юрист–консультант — это не исполнитель воли клиента, а тот, кто, проанализировав ситуацию, предлагает оптимальный вариант решения проблемы. Для простого беспрекословного исполнения существует инхаус.

Автор — старший юрист Апелляционного центра Карина Епифанцева

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама