Владимир Постанюк, адвокат Все статьи автора
25 августа 2017, 11:42 443

Будут ли арестованы активы Каримовой в России

Генеральная прокуратура РФ получила из Узбекистана запрос об аресте российских активов, принадлежащих «организованной преступной группе», в которую, по данным узбекистанских правоохранительных органов, входила дочь бывшего президента страны Гульнара Каримова, сообщает РБК.

В Москве, по сведениям «Коммерсанта», у нее обнаружился особняк на Рублевке и пентхаус в элитном жилом комплексе на Комсомольском проспекте.

Владимир Постанюк, адвокат, руководитель Коллегии адвокатов Владимира Постанюка:

В деле с запросом об аресте имущества Гульнары Каримовой есть несколько граней, которые нужно рассматривать в совокупности.

Первая грань — собственно международная. Генеральная прокуратура Республики Узбекистан направляет запрос в Генеральную прокуратуру Российской Федерации об аресте имущества Каримовой как фигурантки уголовного дела. С точки зрения международного права все довольно сложно. Прежде всего необходимо сказать о том, что подобные процедуры (например, арест имущества) производятся по правилам, определенным двусторонними и многосторонними соглашениями о правовой помощи. Это особый вид международных договоров, регламентирующих вопросы взаимодействия государств именно в юридической сфере: тут и вопросы коллизионного регулирования (определения применимого права), и правила взаимодействия уполномоченных органов государств по широкому кругу вопросов.

В случае с Россией и Узбекистаном двустороннего договора нет, однако есть соглашение в рамках Содружества независимых государств — так называемая Минская конвенция (заключенная в городе Минске еще 22 января 1993 года Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам). Для Узбекистана она вступила в силу 19 мая 1994 года, для России — 10 декабря того же года, таким образом, она действует для обеих стран. Однако проблема заключается в том, что конвенция никак не раскрывает вопрос ареста имущества гражданина одного из государств — участниц конвенции в случае, когда оно находится на территории другого государства. В уголовно-правовой сфере конвенция сосредотачивает свое внимание на вопросах выдачи лиц одним государством другому, а также проведения судебных процессов, назначения и исполнения наказания, если преступления были совершены на территории нескольких государств. Необходимо определиться, что делать в ситуации, когда какой-то вопрос не раскрыт в Минской конвенции.

Ситуация осложняется тем, что в 2002 году государства-участники СНГ заключили новое соглашение, более современное, уже в городе Кишиневе. Конвенция с аналогичным названием была принята 7 октября 2002 года, она и призвана заменить минский документ, в ней вопросам «правовой помощи в розыске, аресте и изъятии имущества, денег и ценностей, полученных преступным путем, а также принадлежащих обвиняемым (подсудимым, осужденным) доходов от преступной деятельности» уделено значительно больше внимание. Однако и здесь есть проблема: ни Узбекистан, ни Россия новую конвенцию не ратифицировали, она вступила в силу лишь для нескольких государств СНГ, остальные пока применяют именно минский документ.

Следовательно, вопросы правовой помощи в деле об аресте имущества Каримовой в России требуют своего ответа, и необходимы разъяснения специалистов Генеральной прокуратуры, отвечающих за международное сотрудничество. В то же время вполне возможно, что вопрос о возможности такого ареста будет решен положительно — формально, исходя из требований действующего законодательства, необходим сам факт наличия соглашения о правовой помощи, а не конкретных правил в нем.

Вторая грань — фактическая, реализационная. Арест имущества — это действия уполномоченных органов по запрещению распоряжения имуществом, иногда также и пользованию имуществом, в некоторых случаях проводится полное изъятие имущества. Однако в случае с Каримовой мы говорим прежде всего о недвижимости, а значит, скорее всего, Генеральная прокуратура при положительном исходе лишь ограничит доступ к недвижимости, а также запретит реализовывать его.

Третья грань — безусловно, само дело Каримовой в Узбекистане. СМИ содержат очень странную и противоречивую информацию, поэтому воздержусь от комментариев. Скажу лишь, что само по себе помещение под домашний арест на 5 лет, когда такое наказание отменено, о многом говорит.

Новости партнеров
Реклама