Станислав Савицкий Все статьи автора
11 августа 2017, 18:22 468

Почему работы художников Аси Маракулиной и Евгения Гранильщикова смотрятся нелепо на Новой Голландии

На Новой Голландии открылась знаменитая тюрьма "Бутылка". Круглый дом с плацем посредине, названный жителями Коломны по его сходству с горлышком бутылки, теперь креативный кластер. Первый этаж отдан бойцам гастрономической революции: дюжина кафе и баров на все вкусы с летними террасами — это еще один уголок Европы в наших суровых палестинах. Второй этаж — лавки, бутики и книжный магазин. На третьем — салон красоты, джим и прочие радости плоти. По соседству с ресторанами, магазинами и спа–салонами в "Бутылке" нашлось место и для искусства.

Духовидец и дизайнер. Выставка Михаила Шварцмана в Строгановском дворце

Духовидец и дизайнер. Выставка Михаила Шварцмана в Строгановском дворце

345
Станислав Савицкий

Выставка Аси Маракулиной и Евгения Гранильщикова выиграла бы, если бы была показана в другом месте. Оба художника не вписываются в формат развлекательно–досугового центра. Их искусство слишком серьезно для увеселений с интеллектуальным антуражем. Работы Евгения Гранильщикова, заряженные столичной жаждой жизни, в нашем филиале "Гаража" еще куда ни шло. Однако петербургская меланхолия, так тонко прочувствованная Асей Маракулиной, грозит обернуться здесь салонной вычурностью. Название проекта — "Топология города–призрака" — позаимствовано у Алена Роб–Грийе, фигуры, конечно, модной и даже однажды побывавшей в Москве и Ленинграде, но далекой от нас, как отголоски эха.

Оба художника — любители и жертвы больших городов. Москва и Петербург, так же как Париж или Нью–Йорк, столь разнообразны и хаотичны, что считать их единым и цельным пространством в голову не приходит. Призрачные миры мегаполисов увлекали художников с давних пор. Работы Маракулиной и Гранильщикова — о превратностях жизни в этих шумных и беспорядочных местах. Маракулина воспевает петербургские горизонты и художественные прогулки по городу, взяв на вооружение психогеографию. Ее рассказ лиричен, замысловат и изящен. Гранильщиков поглощен страстными спорами о политике и бунтарством московской арт–тусовки середины 2010–х. По совместительству он рыцарь невыносимой легкости богемного житья–бытья. Разные города — разная эфемерность. В Питере художники умножают воображаемые миры. В Москве проживают каждый день так, чтобы не было обидно. Размышлять об этом между бутиком и дизайнерской лавкой, приправляя Роб–Грийе Дебором, нелепо.

Новости партнеров
Реклама