Портовые скандалы и операция "чистые руки": о чем писал "ДП" 20 лет назад

В мае 2018 года газета "Деловой Петербург" отметит свое 25-летие. Каждую неделю редакция рассказывает о самых интересных событиях, случившихся в городе в те далекие годы, когда Петербург только начинал обретать черты известного нам сегодня мегаполиса и центра деловой жизни. Многие имена и названия компаний, отметившихся на страницах нашей газеты в 1990-х годах, хорошо знакомы и сейчас. Причем не только таким же ветеранам делового Петербурга, как мы, но и новому поколению бизнесменов

1994 год

Группировки делят город и кто привел Яковлева в Смольный: о чем писал "ДП" 20 лет назад

Группировки делят город и кто привел Яковлева в Смольный: о чем писал "ДП" 20 лет назад

4569
dp.ru

"Мэрию тревожит порт". В июне 1994 года "ДП" пишет о начале борьбы за контрольный пакет акций ОАО "Морской порт Санкт-Петербург". До сих пор он принадлежал государству, и мэрия хотела его оставить за собой. Однако в порту разворачивались драматичные события, по итогам которых, спустя много лет, уже в 2000-х предприятие все же перейдет под полный контроль частных лиц, и в итоге достанется главе Новолипецкого металлургического комбината Владимиру Лисину.

К тому времени ситуация в порту хоть и не была критичной, но уже вызывала тревогу. Анатолий Собчак провел там выездное совещание правительства города, на котором прямо заявил о возможности захвата предприятия криминальными структурами. Опасность, по его словам, заключалась в том, что при акционировании порта была выбрана форма АО открытого типа. Вряд ли это на самом деле было самым главным фактором риска. К тому времени больше 51% акций уже принадлежали частным акционерам, и город де-факто ничего там не контролировал. Максимум, на что могли рассчитывать чиновники – доля в прибыли, которая по итогам 1993 года, например, составила 24 млрд рублей (около $20 млн по курсу на конец года). Руководство же портом было в руках совсем других людей.

Несмотря на полный контроль над портом частного капитала, порт претендовал на государственные деньги, причем довольно внушительные. Делегированный от минтранса на выездное заседание в порту Николай Цах пообещал выделить из федерального бюджета 5 млрд рублей (около $2,5 млн по актуальному курсу) на модернизацию предприятия. Спустя два года он станет министром транспорта.

Однако эта сумма, разумеется, была каплей в море. Для нормального развития старого советского порта, переваливающего всего 10 млн тонн грузов в год (сейчас около 60 млн тонн) требовалось $200 млн и несколько десятков миллиардов рублей. Именно это было основной причиной спора гендиректора "Морпорта СПб" Анатолия Биличенко с Анатолием Собчаком. Город не мог дать таких денег, и только продажа городского пакета на инвестторгах могла привлечь серьезного инвестора, полагал Анатолий Биличенко.

В дальнейшем Смольный и федеральный центр все же продадут свои пакеты, но этому будут предшествовать очень непростые события. По одной из версий, убийство главы КУГИ Михаила Маневича могло было связано именно со спором вокруг "Морпорта СПб". Акции, оставшиеся у Смольного (блокирующий пакет) по странному стечению обстоятельств будут переведены в разряд привилегированных. Управление частными пакетами (более 40%) будет передано компании "ОБИП", во главе с Ильей Трабером, которого, собственно с начала 1990-х и считали основным хозяином порта. В этой компании успели поработать многие известные сейчас чиновники и предприниматели, включая Алексея Миллера и Александра Дюкова. А Владимир Ашурков, один из сегодняшних соратников Алексея Навального, даже делегировался от "ОБИП" в совет директоров "Морпорта СПБ".

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

В июне 1994 года в городе в полную силу заработала новая структура, которая на многие годы станет центром распределения госсобственности и согласования всех сколько-нибудь значимых инвестиций – инвестиционно-тендерная комиссия (ИТК). Ее председателем стал Владимир Яковлев, глава комитета по управлению городским хозяйством, будущий губернатор города.

Сама ИТК была учреждена еще в 1992 году решением Ленсовета. Все решения о передаче земли и помещений коммерсантам в обязательном порядке утверждались на заседаниях ИТК. Так было и при Собчаке, и при Яковлеве, и при Матвиенко. Сейчас ИТК возглавляет вице-губернатор Игорь Албин.

Игры доброй воли и явление банкира Пугачева: о чем писал "ДП" 20 лет назад

Игры доброй воли и явление банкира Пугачева: о чем писал "ДП" 20 лет назад

1467
dp.ru

Холдинг "Реклама-Шанс", который возглавлял журналист и предприниматель Константин Сухенко, выделила в отдельную структуру риэлтерское подразделение. В планах многопрофильного холдинга были серьезные проекты на рынке недвижимости, в том числе девелоперские, под которые планировалось привлекать многомиллионные инвестиции западного партнера. Чтобы клиенты не путались, а название "Реклама-Шанс" уже тогда были хорошо известны петербуржцам, риэлтерское подразделение, которое возглавил Виктор Емченко, было названо Fremm’s City, но оно не прижилось, и агентство так и продолжали называть "Шанс".

К сожалению, этот проект большого будущего не имел. Еще перед кризисом 1998 года офис агентства закрылся, незавершенными остались 150 сделок. Виктору Емченко пришлось выставлять на продажу свою квартиру. Было потеряно право аренды здания на Невском, 132. Это были трудные времена для всего холдинга "Шанс", и Константину Сухенко пришлось закрыть насколько своих газет и начать обсуждение продажи радиостанции "Радио Шанс". В итоге, тогда, в 1998 году он покинул кабинет гендиректора холдинга "Реклама-Шанс" и пошел в ЗакС. Сперва помощником депутата Константина Севенарда (сына строителя дамбы Юрия Севенарда). Затем, когда его шеф избрался в Госдуму РФ, сам занял кресло депутата в Мариинском дворце и проработал там три созыва. В 2015 году назначен главой комитета по культуре Петербурга.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

В 1994 году стало модным выпускать векселя. Промышленные, торговые предприятия и даже общепит выпускает векселя, рассматривая их как дешевый и быстрый способ получения инвестиций. Как пишет в июне 1994 года "ДП", пионером вексельного бума стала компания "Полюс", управляющая (до сих пор) сетью магазинов Babylon. Ее векселя еще с декабря 1993 года продаются в отделениях и филиалах Сбербанка. Также редакция упоминает завод "Горизонт" (продажа бытовой техники), концерн "Александр", а также компания "Смирнов и сыновья" - местный аналог "Макдональдса", продающий "Петербургеры". Довольно скоро в лидеры по выпуску векселей выбивается широко известная в те годы сеть магазинов "ОГГО". Процентные ставки по векселям колеблются от 140 до 210% годовых. Срок обращения редко достигает года, как правило, речь идет о трехмесячных векселях.

1995 год

Городские власти торопят промышленников с выкупом земли под фабриками и заводами. Городу остро нужны деньги, а предпринимателям платить налог на землю дешевле, чем арендовать ее: ставки налога в 10-100 раз ниже, чем аренда. Но есть проблема: предприятия не торопятся и с заключением договоров аренды, и, таким образом, не платят городу вообще ничего. В июне 1995 года "ДП" рассказывает о скандале на собрании Союза промышленников и предпринимателей. Устав убеждать ушлых директоров заводов в их выгоде выкупа земли, глава департамента недвижимости КУГИ Герман Греф публично угрожает им заключением договоров аренды через суд. Тех, кто будет упорствовать, пугает Греф, доведут до банкротства штрафами.

Директора заводов – люди не из пугливых. Они поднимают такой шум, что начальнику Германа Грефа, Михаилу Маневичу, приходится брать назад слова своего зама. Чтобы подсластить пилюлю, он публично разрешает промышленникам игнорировать требования городской СЭС об обязательной экспертизе почв под заводами перед выкупом. И хотя в газетной статье повторяется тезис Михаила Маневича, будто это огромная экономия, но на деле речь идет всего о 2 млн рублей за гектар – около $400.

" Газпром " предпринимает первую попытку развития в Петербурге сети газовых заправок. К этому времени уже существует сеть из 9 заправок и станция по переводу автомобилей на газ. Однако, она загружена всего на 15% - петербуржцы не спешат вкладывать деньги в установку газовых баллонов, хотя заправляться газом на 60% дешевле, чем даже самым дешевым бензином АИ-76. Большая часть потребителей газового топлива – грузовики.

В июне 1995 года в город приезжает глава монополии Рэм Вяхирев и договаривается со Смольным о поддержке. Речь идет о переводе на газомоторное топливогородских автобусов – в городе активно обсуждается будущее начало сборки автобусов на совместном предприятии КамАЗа и Кировского завода. Однако этот проект сильно недофинансирован из-за дефицита бюджета, и в ближайшее время массового выпуска автобусов на газу ждать не стоит. Как, впрочем, и в не ближайшее время. Во-первых, проект КамАЗа так и не удастся запустить на полную мощность, а в дальнейшем придется и вовсе свернуть. А во-вторых, пары десятков автобусов не хватит для строительства и поддержки, а уж тем более развития полноценной сети газовых АЗС.

Спустя пару десятилетий уже Алексей Миллер договорится о переводе части городских автобусов на газ – на юге города появится целый специализированный автобусный парк. Однако реальная загружена будет лишь газовая АЗС рядом с этим парком. Развивать проект "Газпром-газомоторное топливо" будет направлен Виктор Зубков, в будущем - премьер-министр РФ, однако и этот проект со временем сойдет на нет. В городе будут работать лишь считанные единицы газовых заправок, а сделать это топливо массовым так и не удастся.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

Правительство России озаботилось достройкой петербургской дамбы. Руководивший стройкой с самого ее начала Юрий Севенард, к тому времени уже депутат Госдумы, сосредоточил в своих руках все полномочия и финансовые потоки по этому проекту. Госпредприятие "Ленгидроэлнергоспецстрой" (ЛенГЭСС), генподрядчик дамбы, которое он возглавлял, на излете СССР заморозило стройку. К 1995 году стоимость имущества, находящегося на стройке (три площадки в Горской, Кронштадте и Бронке, включая заводы, тяжелую технику, причалы и строительные конструкции) исчислялось триллионами рублей. Однако большую часть этой суммы составляли довольно бесполезные объекты незавершенного строительства – собственно, сама дамба. Почти все оборудование остались в отколовшихся от предприятия специализированных трестах. Таких как, к примеру, "Трест механизации строительных работ", которому при акционировании фактически отошел порт в Горской – с причалами и портовой техникой.

Юрий Севенард лоббировал идею консолидации всех мощностей по строительству дамбы. Мало того, что он требовал вернуть под свое управление отколовшиеся тресты, так еще и предлагал ликвидировать ГУП "Морзащита" - предприятие, выполнявшее функции заказчика строительства дамбы и, по сути, единственного контролера ЛенГЭСС. Полномочия заказчика, а с ними и контроль над многомиллиардными (в долларах) финансовыми потоками, Юрий Севенард предлагал отдать ЛенГЭСС, то есть себе. Причем существовала юридическая коллизия. Ведь к тому времени он был уже депутатом Госдумы, а значит, не мог управлять такими предприятиями. Однако лоббистские возможности одного из самых влиятельных строителей России были таковы, что премьер-министр Виктор Черномырдин выдал ему исключительное разрешение на совмещение работы в Госдуме и в ЛенГЭСС.

Неудивительно, что другой влиятельный строитель – вице-мэр Петербурга Владимир Яковлев – поддержал идеи своего коллеги и направил на согласование городского парламента проект распоряжения мэра о выдаче Юрию Севенарду карт-бланша. Однако тут случился прокол: депутаты отказались поддерживать такой проект. Неизвестно, что в этом было больше – политических дрязг или здравого смысла. Но в качестве одного из обоснований своего отказа, депутаты говорили, что, по данным Налоговой инспекции, фактически на балансе ЛенГЭСС к тому времени находились лишь несколько компьютеров и мелкое энергетическое оборудование. К тому же, они настаивали на распределении подрядов по конкурсам, и отказ от монополизации этого проекта.

В итоге, проект Юрия Севенарда так и не прошел. Тресты остались самостоятельными, функций заказчика ЛенГЭСС так и не получил. Госконтроль над стройкой сохранился. Да и деньги на строительство дамбы в необходимом стройке объеме так и не пришли. К началу 2000-х предприятие Юрия Севенарда накопило большие долги перед подрядчиками. И когда в бюджете появились серьезные средства, а зарубежные банки заговорили о кредитах на сотни миллионов долларов, к управлению стройкой пришли другие люди. Главным куратором проекта стал банкир Владимир Коган, продавший свой ПСБ и перешедший на госслужбу в Госстрой. Дирекцию Госстроя по строительству дамбы в 2003 году возглавил Борис Пайкин, с 1993 года работавший советником Владимира Яковлева. ЛенГЭСС в начале 2000-х был признан банкротом, а против Юрия Севенарда даже возбуждалось уголовное дело о нецелевом расходовании денег.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

К июню 1995 года власти подготовили детальный проект планировки квартала "Северная долина". На 545 га планировалось построить 1 млн м2. Сейчас этот микрорайон выглядит совсем не так, как его задумывали в середине 1990-х гг. архитекторы – а для разработки проекта Смольный привлекал финских специалистов. Тогда планировалось, что "Северная долина" будет малоэтажной: 2-4 этажа в блокированных домах и максимум шесть – в многоквартирных. У многих домохозяйств должны были быть собственные небольшие участки земли. Собственно, так и должны, видимо, выглядеть городские окраины европейского мегаполиса. Судьба же распорядилась иначе, и в "Северной долине" (много позже, чем планировалось) появились огромные 27-этажные небоскребы.

Ускоренное проектирование "Северной долины" было связано с политическими амбициями городских властей. Дело в том, что многие годы первым местом для комплексной застройки новых районов Ленинграда-Петербурга называлось Кудрово. Но оно находилось на территории Ленобласти, и Смольному никак не удавалось договориться с областными властями. Так что "Северная долина" развивалась, по сути, в пику Кудрово, чтобы показать администрации Александра Белякова, что город не особо-то и нуждается в его поддержке.

1996 год

В стране прошел первый тур президентских выборов. Борис Ельцин не сумел переизбраться с первого раза, а его отрыв от Геннадия Зюганова составил лишь три с небольшим процента. Неожиданным для многих стал результат Александра Лебедя – 14,73%.

Все ждут второй тур. Люди на полном серьезе опасаются возврата коммунистов и возврата в прошлое. Французский предприниматель рассказал "ДП", что в дни выборов должен был приехать в Россию, подписывать важный контракт. Но получил указание от руководства повременить с этим, чтобы дождаться итогов выборов.

Команда Ельцина сделала ставку на демонизацию основного соперника, и образ советского генсека показался самым подходящим. Однако итоги выборов показывают, что многие россияне готовы даже на такую альтернативу теряющему популярность Ельцину. О том, что никакого отношения к КПСС и СССР Зюганов не имеет, а лишь пользуется привычной избирателям риторикой, пока в стране мало кто знает. На деле же он открыто заявляет о своей религиозности, критикует советские "перегибы" и даже выступает за частную собственность.

Петербург стал оплотом сторонников президента – 49,6%. Зюганов в нашем городе получил лишь 14,94% - меньше, чем Григорий Явлинский.

Один из немногих соратников Анатолия Собчака, сохранивших свой пост при Владимире Яковлеве – Валерий Малышев. Уже через две недели после прихода Яковлева в Смольный Малышев назначен главой оперативного штаба по координации ремонта городских улиц. Дело в том, что дороги находятся в ведении десятков организаций, и добиться их синхронной работы можно только административными мерами, сами они договориться не могут. В число членов этого штаба войдут не только дорожники и чиновники, но и представители ОНЭКСИМ банка, который в ближайшее время станет ключевым для Смольного.

Валерий Малышев на долгие годы станет одним из самых влиятельных людей в городе. Он будет отвечать за самые ответственные объекты. Еще при Собчаке он отвечал за организацию Игр доброй воли и участвовал в подаче заявок на проведение в Петербурге Олимпиады-2004.  Кроме того, он курировал такие крупные проекты как Ушаковская развязка, Ледовый дворец, строительство КАД, и многие другие. В начале 2000-х он всерьез рассматривался, как наиболее вероятный преемник Владимира Яковлева на губернаторском посту, однако против него было возбуждено сразу несколько "экономических" уголовных дел, а незадолго до возвращения в Петербург Валентины Матвиенко он умер при загадочных обстоятельствах.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

Между двумя турами президентских выборов по всему городу появляется первая в Петербурге социальная реклама. Весь город увешан баннерами и постерами с непонятным многим лозунгом "Счастье – это сейчас". Этот проект охватил треть всех городских лайт-постеров, 17% биллбордов и 1500 рекламоносителей на столбах освещения. Стоимость такой кампании исчисляется миллионами долларов. Особо не скрывается, что заказчиком выступает петербургский филиал одной из самых могущественных российских компаний "Союзконтракт" - крупнейшего импортера продовольствия в стране. Кроме всего прочего, она была известна как один из спонсоров серии концертов "Голосуй, а то проиграешь". Формально они должны были лишь повысить гражданскую активность молодежи, но по сути работали на Бориса Ельцина.

Очередное сообщение о громком заказном убийстве – в культовом клубе "Лаки" в июне 1996 года застрелен Владислав Кирпичев. Это был один из самых "медийных" представителей петербургского "авторитетного" предпринимательства. Будучи человеком уже весьма немолодым, по сравнению с большинством своих коллег, он считался близким соратником Александра Малышева. В 1992 году они с коллегами по команде (названной именем Малышева) попали под суд за бандитизм, но почти все были полностью оправданы. После освобождения руководителю их организации пришлось покинуть Россию, а Владислав Кирпичев остался своего рода представителем Александра Малышева.

Разумеется, такого авторитета среди участников неформального рынка у Кирпичева не было, но положение он занимал довольно высокое. К сфере его интересов относились высоко конкурентные игорный, нефтяной и аптечный бизнесы. Впрочем, талантливый человек талантлив во всем, и одними только этими рынками он не ограничивался. Кроме всего прочего, он писал книги, участвовал в издательстве газет, и часто давал интервью. Пожалуй, больше всех его прославил репортаж Александра Невзорова, где Владислав Кирпичев был романтично назван "старым пиратом".

ФСБ и полиция получают доступ к телефонным разговорам клиентов сотовых операторов. До сих пор эта прописанная в законах опция как-то забывалась. Однако в июне 1996 года Минсвязи издает указ, предписывающий покупать все новое оборудование с расчетом на передачу разговоров на пульт, контролирующийся ФСБ. Все уже имеющееся оборудование должно быть дополнено специальными "полицейскими", как их называют в статье "ДП", устройствами.

1997 год

Один из монстров российской экономики "Союзконтракт" переживает кризис. Компания, обороты которой измерялись миллиардами долларов, теряет ключевых топ-менеджеров, который уходят делать собственный бизнес.

Наиболее болезненным для компании Михаила Любовича и Алексея Гольдштейна стал уход их петербургского партнера Юрия Рыдника. Во-первых, он был председателем совета директоров БалтОНЭКСИМбанка, одного из крупнейших финансовых партнеров группы. По данным СМИ, ежегодная сумма кредитов банка "Союзконтракту" достигала $300 млн. Во-вторых, Юрий Рыдник обеспечивал импорт компании через порт Петербурга, куда приходило 90% ее продукции. В-третьих, за Рыдником ушла большая часть сотрудников нью-йоркского офиса "Союзконтракта", а это было едва ли не самое важное звено в дистрибуторской цепочке фирмы – через него закупалось до половины всех импортных продуктов для холдинга. Ну и главное – Юрий Рыдник основал собственную фирмы – "Балтийская группа", сотрудники которой, используя опыт и связи, полученные в "Союзконтракте", могли сразу же сильно подвинуть его на рынке.

В Петербурге тем временем набирала силу конкурирующая с "Союзконтрактом" фирма "Евросервис" Константина Мирилашвили, и ей также на руку играли проблемы в стане монополиста.

Вместе с Юрием Рыдником из "Союзконтракта" ушел и Станислав Романюк, отвечавший в холдинге за отношения с властями. Вместе им принадлежало около 20% акций компании (они оценивались в сотни миллионов долларов), и выкупить их основные владельцы не могли. Рыдник и Романюк предлагали обменять свои акции на активы "Союзконтракта", но Любович и Гольдштейн пошли на принцип и отказались делиться с младшими партнерами. Однако и те стояли на своем.

Одним из главных предметов спора стала "Северная верфь", оборонное предприятие, незадолго до конфликта, к примеру, получившее заказы на строительство двух эсминцев для ВМФ Китая. "Союзконтракт" приобретал акции верфи с расчетом на строительство на ее базе собственного мини-порта. Ну то есть как приобретал - в 1996 году холдинг заключил контракт на доверительное управление двумя пакетами акций (всего 32,9%), а позже получил в управление еще один пакет – на 18,85%. Шла ли речь о продаже и какую компенсацию должен был получать завод за то, что им по факту будут управлять торговцы окорочками, нигде не говорилось. Зато было известно, что управлять контрольным пакетом "Северной верфи" "Союзконтракт" должен был до 2001 года, а если завод откажется от такой услуги досрочно, то должен будет выплатить $3 млн.

Разумеется, это был очень странный договор, который мало вписывался в стратегию развития военного кораблестроения. Но время тогда было такое, и "Союзконтракт" был настолько влиятельной организацией, что ничего шокирующего в этом современники не видели.

Спустя год, уже после ухода Рыдника и Романюка из холдинга, внезапно оказалось, что акции верфи списаны с лицевого счета "Союзконтракта" и почти в этот же день проданы структурам Онэксимбанка. Причем согласие на расторжение договора управления, лишавшее холдинг даже неустойки в $3 млн, якобы было подписано как раз Рыдником и Романюком.

Споры за акции "Северной верфи" продолжались много лет. Структуры ОНЭКСИМ банка боролись с ИНКОМ банком, который стал новым партнером "Союзконтракта". Однако уже в 1998 году Юрий Рыдник возглавил совет директоров "Северной верфи". Примерно в то время начинаются драматичные события на российском рынке судостроения: пошли крупные иностранные заказы, и предприятия, простаивавшие до этого многие годы без денег не на шутрку схлестнулись за долларовые заказы. Параллельно с "Северной верфью" ОНЭКСИМ и ИНКОМ боролись за контроль над "Балтийским заводом". Получив его, ОНЭКСИМ передал часть заказов на "Северную верфь", а затем почти сразу же продал свои акции. Как рассказывал экс-глава "Балтийского завода" Олег Шуляковский, банк купил акции за $30 млн, а продал за $40 млн. Завод, выйдя из-под контроля ОНЭКСИМ потом долго судился с верфью. Затем в дело ввязались и третьи стороны, потом еще одни, и вся эта борьба продолжалась до тех пор, пока контроль над предприятиями не взяла государственная Объединенная судостроительная компания, а многомиллиардные долги "Балтийского завода" "списал" своим личным решением Владимир Путин.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

Бухта Батарейная – новый порт в Ленинградской области – появится уже в ближайшие годы. В этом полностью уверен губернатор Вадим Густов, он заявляет об этом в статье "ДП" в июне 1997 года. Эти планы подтверждают основной инвестор "Сургутнефтегаз" и даже Борис Ельцин, который издает специальный указ о строительстве. "Сургутнефтегаз" вовсю проводит тендеры на выбор подрядчиков и вкладывает – уже вот-вот - $8 млн в проектную документацию.

Для финансирования проекта "Сургутнефтегаз" получает от правительства специальную квоту на экспорт 5 млн тонн нефти. Выручка от ее продажи должна идти на строительство порта. Проектируется и нефтепродуктопровод, ведутся переговоры со всеми заинтересованными сторонами. В итоге труба должна обойти ЛАЭС и – по требованию экологов – Ижорское плато. На Киришском НПЗ, который принадлежит "Сургуту", ведется модернизация для получения дополнительных объемов, которые и будут направляться через порт в Батарейной на экспорт.

Казалось, дело уже сделано. Но что-то пошло не так. Ни трубу, ни порт так и не удалось построить. Деньги, вырученные "Сургутнефтегазом" от проданной по квоте нефти, так и не достались Батарейной.

Трубопровод от Киришей в итоге был построен к Приморску, где, собственно, и появился спустя много-много лет новый порт. А в бухте Батарейная зато – прекрасный пляж. Так что, может, оно и к лучшему все сложилось.

Городские власти пошли войной на операторов наружной рекламы. В июне 1997 года на полтора года вводится мораторий на появление новых рекламоносителей в исторической части города и на Московском проспекте. Для широкой аудитории такое решение объясняется заботой о самих рекламных фирмах. "Из-за перенасыщения центра города рекламой может уменьшиться ее эффект", - объясняет в статье "ДП" глава Городского центра размещения рекламы Андрей Шмаков. Однако сами рекламщики не оценили такой заботы. Практически сразу же оказалось, что запрет не коснется нескольких видов рекламоносителей, например, остановок и уличных указателей, и что какие-то фирмы уже успели получить эксклюзивные права на них. Кроме того, выясняется, что другие рекламные компании в обход запрета все же получают разрешение и на обычные форматы – в виде исключения.

Чрезмерное буйство рекламы в центре бросалось в глаза любому. Но город только-только отходил от голодных лет, и вряд ли многих смущало такое маркетинговое разнообразие, отражавшее потребительский бум понемногу богатеющих петербуржцев. Тем не менее, борьба с наружной рекламой проходила красной нитью через все годы управления городом уже следующим губернатором, Валентиной Матвиенко. Одним из первых ее решений на этом посту был жесткий запрет на растяжки поперек Невского проспекта – рекламные баннеры, крепившиеся на тросы, протянутые между зданиями, и действительно сильно портящие панорамный вид главной магистрали города.

В июне 1997 года начинает строиться крупнейший городской дорожный проект с советских времен – Ушаковская развязка. Его общая стоимость – 470 млрд рублей ($81 млн по актуальному курсу). Развязка начала проектироваться еще в конце 1980-х – пересечение Приморской набережной и Каменноостровского проспекта создавало заторы уже тогда.

Ушаковская развязка, а также эстакады, подземные переходы и заново облицованная набережная были построенные в сроки, рекордные и для тех лет, и для сегодняшних. Уже в 2000 году все работы были полностью сданы. А в городе тем временем полным ходом шли и другие масштабные дорожные проекты, задержавшиеся из-за кризиса начала 1990-х. Губернатор-строитель Владимир Яковлев торопился выполнить свои обещания о большой работе и попутно давал заработать дорожным строителям. Вот-вот откроются развязки Большеохтинского моста, а спустя год начнется строительство и Кольцевой автодороги. Первый участок от Горской до Осиновой рощи появится уже в 2001 году.

Владимиру Яковлеву приходится отвечать на обвинения в связях с тамбовской преступной группировкой, якобы уже захватившей де-факто власть в городе. Эти обвинения исходят не абы от кого, а от самого Анатолия Собчака – уж кому, как не ему, знать о связях Смольного с преступными синдикатами. Собчак дает интервью в газете "Совершенно секретно", где без обиняков рассказывает, как он видит ситуацию. Яковлев подает в суд на Собчака и газету, требуя опровержений и компенсации морального вреда.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

Тем временем в городе только и разговоров, что об организованной преступности и коррупции. Новый глава МВД Анатолий Куликов начинает по всей стране оперцию "Чистые руки". Недавно назначенный глава ГУВД по Петербургу и Ленобласти Анатолий Пониделко проводит масштабную – просто беспрецедентную – чистку кадров и дает обстоятельное интервью в июньском номере "ДП". По его словам, всего за 5 месяцев и милиции уволено 600 человек и заменены 70 из 100 руководители районных отделов. "Мы полностью меняем Управление по борьбе с экономическими преступлениями. Оно было сильно коррумпировано. Чистку рядов милиции мы начали с него. Теперь там человек 20, но до полной победы еще далеко", - откровенничает главный милиционер региона. Ему трудно: тут же появились защитники-"доброжелатели", которые советуют не трогать некоторых недостойных руководителей и возводят напраслину на других, честных. Каждый новый абзац в этом интервью поражает читателя: "Раньше деньги, которые были в главке – поступления из федерального, городского и областного бюджетов – большей частью разворовывались, "прокручивались". Не случайно все деньги ГУВД бросило в Северный торговый банк, хотя руководители знали, что он уже рушится". Или вот еще: "В прокуратуре сейчас находятся дела по торговому отделу ГУВД, который занимался выпуском "левой" водки. На ней стоял штампик "торговый отдел ГУВД", и ее продавали в магазинах".

Вообще, время работы на посту главы ГУВД Анатолия Пониделко было просто прекрасным с точки зрения журналиста – это был человек-праздник, всегда радовавший яркими и скандальными заявлениями. Правда, на деле все складывалось не совсем так, как он хотел. По некоторым данным, значительная часть уволенных Пониделко сотрудников милиции довольно скоро по суду восстановились на работе.

Спустя год после интервью в "ДП" Анатолия Пониделко уволили. Официальным поводом стали обнаруженные специальной комиссией многочисленные факты сокрытия преступлений для улучшения отчетности. Но перед уходом он передал в Смольный список 12 работников городской и районных администраций, которые, по его данным, связаны с тамбовской преступной группировкой. К слову, судился Пониделко не только со своими сотрудниками, но и с самим Владимиром Кумариным, которого в одном из интервью неосторожно назвал главой тамбовской преступной группировки. Никаких доказательств этому он привести не смог, и суд проиграл.

dp.ru Все статьи автора
24 июня 2017, 00:04 26650
Новости партнеров
Реклама