Россия. Москва. 2 июня 2016. Школьники во время единого государственного экзамена (ЕГЭ) в гимназии №1540.
Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Экзамен на зрелость. Лев Лурье про обязательный ЕГЭ по истории

Историк Лев Лурье не склонен без особого повода хвалить партию и правительство, но на этой неделе повод нашелся: министр образования собирается ввести обязательный ЕГЭ по истории, и это хорошая новость.

Министр образования и науки Ольга Васильева объявила о введении с 2020 года обязательного ЕГЭ по истории. Теперь все выпускники страны будут сдавать три экзамена — математику, русский язык и историю.

Как министру Ольге Васильевой удается загубить российское образование

Как министру Ольге Васильевой удается загубить российское образование

18 40820
Лев Лурье

Введение ЕГЭ — одна из самых удачных реформ в истории современной России. Даровитый абитуриент из обычной семьи без блата, не имеющий возможности заплатить репетиторам (и/или коррумпированным экзаменаторам), многократно увеличил свои шансы поступить на самые престижные и дефицитные места в бюджетных отделениях столичных вузов. Мы видим, насколько больше стало провинциальных студентов там, куда раньше их попросту не брали. Как преподаватель Петербургской классической гимназии (бесплатной), где учатся дети самых разных материальных состояний, я вижу, насколько улучшилась ситуация с поступлением за последние годы.

Когда речь идет о вступительных экзаменах (особенно устных) в университетах или выпускных в школе, ни на какую объективность рассчитывать невозможно. Коррупция в вузах огромная. Этот коррупционный навес ЕГЭ значительно уменьшил.

Сопротивление ЕГЭ исходит из трех источников. Учителя и администрация школ хотят иметь возможность поставить "нужным" или просто любимым ученикам хорошие оценки. Они боятся того, что результаты испытаний покажут, что детей в их школе учат плохо (именно поэтому в Петербурге засекретили сравнительную информацию о результатах ЕГЭ по разным учебным заведениям). Вузы хотели бы влиять на состав поступивших на бюджетные отделения. Детям и их родителям не хочется готовиться к экзамену, на котором трудно списать или "договориться" со ставящим оценку.

Обычно критики ЕГЭ говорят, что в некоторых регионах, особенно на Северном Кавказе, результаты подделывают. Наверное, это так. Надо навести в этих национальных республиках конституционный порядок, чтобы решения судов, деятельность правоохранителей, права человека и объективность испытаний были везде одинаковы. Это вопрос политической воли и боеспособности Национальной гвардии. Петербург не обязан жить по законам шариата, даже если его практикуют где–нибудь на территории России.

Побороть ЕГЭ впрямую не удается. Поэтому его начинают портить — вводить в дополнение к тестовой части "творческую". Понятно, что тест — вещь объективная, а, скажем, "раскрытие темы" можно оценивать совершенно по–разному. Не меньшее, чем ЕГЭ, значение придают теперь результатам олимпиад. Но их результатами (прежде всего по гуманитарным предметам) нетрудно манипулировать. Наконец, в ряде вузов, например МГУ, ввели (в дополнение к ЕГЭ) дополнительные экзамены, то есть именно то, от чего старался избавиться законодатель.

ЕГЭ вообще не имеет никакого отношения ни к любви к предмету, ни к нелюбви к нему. Родители отдают в школу ребенка не только для того, чтобы он испытывал приятные ощущения. Мы должны сделать так, чтобы выпускник обладал минимальными знаниями и научился работать. Поэтому от ЕГЭ по истории (при всех рисках, которые там есть, потому что вопросы по истории часто не имеют определенных ответов) хуже не будет.

Выпускник знает, когда был заключен Кючук–Кайнарджийский мирный договор и кто командовал Ленинградским фронтом во время операции "Искра", или он этого не знает. Есть какие–то 50 или 150 фактов, которые россиянин про свою историю должен знать.

Экзамен на знание бизнеса. Как петербурженка Анастасия Панкина зарабатывает на подготовке к ЕГЭ

Экзамен на знание бизнеса. Как петербурженка Анастасия Панкина зарабатывает на подготовке к ЕГЭ

1763
Инна Рейхард

Хороших учителей не хватает. Но думаю, что по истории ситуация даже лучше, чем, например, по иностранным языкам, математике, русскому языку и литературе. Но это не значит, что даже очень загруженный ребенок из любого района страны не может выучить историю. Проблема решаема. А если школьник ленится, предпочитает дискотеки, гаджеты и пиво, ну что ж — получит результаты ЕГЭ похуже и станет плотником, парикмахером, водителем–дальнобойщиком. Ничего страшного. Вон у Дональда Трампа нет университетского образования, а работает президентом.

Опасность в том, что вместо вопроса о том, между кем и кем была Полтавская битва, детей станут спрашивать, за что они любят президента Путина. Но до 2020 года еще есть время, история движется. Посмотрим, кого придется любить или ненавидеть нашим детям.

Лев Лурье, историк Все статьи автора
26 мая 2017, 15:02 2093
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама