Дмитрий Прокофьев Все статьи автора
14 апреля 2017, 12:25 1744

Грошовая ложь. Из–за чего начинаются войны

Фото: flickr.com

Экономист Дмитрий Прокофьев в своей новой колонке заглянул в XIII век. Именно там он нашел пример того, как маленькая ложь рождает большое недоверие, а большая война начинается по ничтожному поводу.

Как маленькая ложь рождает большое недоверие, так и большая война может начаться вроде бы по ничтожному поводу. В качестве примера можно рассказать историю, случившуюся почти 800 лет назад, в первой четверти XIII века. В те времена над всей Средней Азией простиралась власть шаха Хорезмского царства, могучего владыки, затмевавшего своим блеском само солнце. На севере владений Хорезм–шаха лежала бескрайняя степь, по которой кочевали орды монголов — подданных великого кагана Чингиз–хана. А по самому краю владений Хорезм–шаха пролегал торговый путь, по которому издавна следовали караваны монгольских купцов.

Прирожденные убийцы. Как экономическая наука изучала терроризм

Прирожденные убийцы. Как экономическая наука изучала терроризм

1495
Дмитрий Прокофьев

В те лихие годы ни один торговец не рискнул бы пуститься в странствие без вооруженной охраны. Но монгольский каган вел тяжелую и трудную войну с Китайской империей, на счету был каждый воин, и Чингиз–хан решил снизить риски для своих предпринимателей другим способом. К Хорезм–шаху было отправлено посольство с богатыми подарками и авансовыми платежами за проход монгольских караванов по границе между Хорезмом и Степью. Если великий Хорезм–шах прикажет своим джигитам не обижать наших торговых людей, мы заплатим золотом, передали послы предложение Чингиз–хана. Властитель Хорезма принял и золото, и подарки и устами своего толмача обещал монгольским купцам безопасность и свободу торговли. Обрадованный сделкой, Чингиз–хан приказал снарядить в дорогу большой караван. Это была первая ошибка монгольской дипломатии.

Караван дошел до первого хорезмского города, и на этом его путь оборвался. Бесследно сгинули и купцы, и товары. Удивленные монголы обратились в администрацию Хорезм–шаха за разъяснениями.

Нам ничего об этом не известно, объявил шахский толмач! По степи бродит много разбойников и грабителей, может быть, они виновны в исчезновении каравана, хотя утверждать этого нельзя. Да и монгольскому кагану следовало бы более внимательно относиться к отправке ценных грузов, добавил официальный представитель Хорезма.

Чингиз–хан прислушался к мудрому совету, и следующий караван следовал в сопровождении нукеров из его личной охраны. Им удалось не только отразить нападение разбойников, но и захватить их в плен. С грабителями на большой дороге разговор был обычно короткий, но схваченные джигиты назвали себя слугами и воинами Хорезм–шаха, выполнявшими приказ своих командиров. Монголам снова пришлось отправлять послов в Хорезм.

Не может быть, пожал плечами шахский толмач, всякий бродяга, купивший саблю и шлем, может назвать себя воином Хорезм–шаха! Впрочем, добавил он, преступление было совершено на земле Хорезма, и только шах может судить преступников. Отдайте нам этих людей, потребовал толмач!

Монголы не стали спорить, передали пленных головорезов хорезмским властям и отправились к Чингиз–хану за инструкциями. Поразмыслив, каган снова отправил посольство к Хорезм–шаху — чтобы выяснить наконец, кто отвечает за порядок на степном пограничье и сколько хочет получить владыка Хорезма за безопасность монгольской торговли.

Каково же было изумление посла, когда он увидел сидящих по правую руку от Хорезм–шаха тех самых "степных разбойников", которых поймали нукеры Чингиз–хана. Все они были наряжены в дорогие халаты и носили золотые сабли. Своим удивлением простодушный посол тут же поделился с Хорезм–шахом. Это была уже вторая ошибка монголов.

Карго–культ. Почему не нужны декларации о доходах

Карго–культ. Почему не нужны декларации о доходах

3898
Дмитрий Прокофьев

Он оскорбил моих верных слуг, закричал Хорезм–шах! Убейте его! А вы, сказал он спутникам посла, отправляйтесь к своему кагану и передайте, что я еще назначу цену за такое оскорбление! Пока же я приказываю задержать всех монгольских купцов, торгующих в моих землях, и отобрать их товары в мою казну.

Чингиз–хан выслушал послов и задумался. А потом призвал хранителя печати и шепнул ему на ухо несколько слов, которые тот написал на свитке пергамента, запечатал свиток печатью кагана и отправил документ на границу владений Хорезм–шаха.

Через несколько дней толмач развернул письмо Чингиз–хана и прочел его Хорезм–шаху. Послание было коротким. "Ты хотел войны — ты ее получишь!"

Завоевание Хорезма монгольским войском стало одной из самых кровавых страниц мировой истории. А историки еще так и не нашли ответ на вопрос: что заставило владыку Хорезма бессмысленно лгать ради грошовой выгоды своих слуг и заплатить за это жизнью своих подданных и собственной властью.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама