Раньше связь между компаниями считалась хорошо спрятанной, если по корпоративным документам у них не просматривалось общих собственников. Сейчас суды принимают во внимание нюансы.
Фото: Коммерсант

Схватить владельца за факты. Суды пересматривают подходы к понятию фактической аффилированности

Суды с подачи налоговиков и банкротчиков пересматривают подходы к понятию фактической аффилированности. Бизнесменам достаточно проехать в одном купе, чтобы это стало доказательством деловых связей.

Маскировка связей между бенефициаром и его бизнесом является краеугольным камнем для всех защитных правовых конструкций, строящихся на основе взаимосвязанных сделок. В условиях кризиса, когда такие схемы применяются для решения долговых, налоговых, антимонопольных, корпоративных и даже семейных проблем, доказательство аффилированности структур оппонента является залогом победы и получения денег.

Генподрядчик спорткомплекса на Бычьем острове судится с "Явара-Невой" Ротенберга

Генподрядчик спорткомплекса на Бычьем острове судится с "Явара-Невой" Ротенберга

16931
Павел Горошков

Раньше связь считалась хорошо спрятанной, если по корпоративным документам у двух компаний не просматривалось общих собственников или руководителей. Эти признаки прописаны в законодательстве, а остальные оставались косвенными и не принимались судьями, традиционно склонными к формализму. Но в последние месяцы судьи все шире смотрят на это понятие, усматривая взаимную заинтересованность у сторон сделок по самым замысловатым признакам, которые еще год назад они бы даже не приняли во внимание. Доказательствами стали гражданские браки, совместные поездки в поезде или на самолете и многое другое.

Уголовные традиции

Как говорит управляющий партнер CLC Наталья Шатихина, на фактические обстоятельства традиционно обращали внимание участники уголовного процесса. А юристы–арбитражники наловчились использовать материалы доследственных проверок в качестве доказательств в бизнес–спорах. "Взаимосвязь и обмен информацией между де–юре сторонними лицами обнаружить просто, — говорит Наталья Шатихина. — Но доказать ее в арбитраже тяжело. Люди встречались, дружили, в рестораны ходили — и что? Даже указание одним на другого как на партнера может быть отвергнуто судом". Другое дело доследственная проверка: при ее проведении люди могут быть опрошены и — под давлением предъявленной переписки, других фактов и информации — связь подтвердят. "Дальше два варианта: либо возбуждение уголовного дела, либо отказное постановление, где прямо из материалов проверки (если ее добросовестно провели) будет следовать аффилированность. Любое из этих постановлений следователя можно использовать как доказательство в гражданском процессе".

Налоговый креатив

Пионерами в расширении понятия аффилированности в гражданском процессе стали налоговики, получившие от государства карт–бланш на креативное наполнение бюджета в условиях санкций и дешевой нефти. В споре налоговой против уральской торговой сети "Монетка" в 2016 году инспекция принесла в суд данные Интерпола о том, что учредителем кипрского контрагента компании является гражданская жена ее собственника, имеющая с ним общих детей и пересекавшая вместе с ним госграницу РФ.

"В делах по необоснованной налоговой выгоде фискальный орган не всегда доказывает именно аффилированность, — говорит партнер EY Дмитрий Бабинер. — Иной раз достаточно доказать, что налогоплательщик знал или должен был знать об отсутствии у контрагента ресурсов для исполнения обязательств по контракту, чтобы признать такого контрагента промежуточным звеном и сделать вывод о налоговой недоимке".

Слишком дорогие подарки. Почему опасно заключать договоры дарения земельных участков, домов и акций

Слишком дорогие подарки. Почему опасно заключать договоры дарения земельных участков, домов и акций

50132
Павел Горошков

Ищут банкротчики

Вслед за налоговиками попытки отучить судей от формализма стали предпринимать участники банкротных процессов. "В делах о банкротстве мы часто сталкиваемся с необходимостью выхода за формальное определение "группы лиц" в законе о защите конкуренции или "заинтересованных лиц" в законе о банкротстве, — говорит Олег Ганюшин, адвокат "Прайм Эдвайс". — Так, в деле о банкротстве судоремонтного завода мы для оспаривания сделки доказывали связь лиц через идентичные наименования и адреса, а также не совсем рыночные отношения между компаниями: держатель имущественного комплекса 7 лет сдавал его в аренду другой фирме без повышения арендной платы, а изучение финансовых потоков показало, что часть денег, полученных от сдачи в аренду, возвращалась на счета лиц, связанных с арендатором. Похожая ситуация сложилась при санации одного из банков Северо–Запада. Банк для улучшения показателей в отчетах перед ЦБ передавал права требования по просроченным и техническим кредитам родственной компании. При этом та годами не оплачивала эти права. Мы доказывали именно фактическую аффилированность, исходя из нерыночности таких отношений".

Партнер Апелляционного центра Владимир Полуянов доказывал фактическую аффилированность арбитражного управляющего с одним из кредиторов Невской птицефабрики: "Но до конца дело не довели — у клиента право требования выкупили структуры должника".

Павел Горошков Все статьи автора
14 апреля 2017, 00:00 36199
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама