Александр Сологуб, Ольга Мягченко Все статьи автора
28 февраля 2017, 00:04 20588

"Балтийский завод — Судостроение" срывает сроки сдачи атомных ледоколов для "Росатома"

«Балтийский завод — Судостроение» под руководством Алексея Кадилова (слева) срывает сроки сдачи атомных ледоколов для Росатома и винит в этом завод «Киров–энергомаш» Георгия Семененко.
«Балтийский завод — Судостроение» под руководством Алексея Кадилова (слева) срывает сроки сдачи атомных ледоколов для Росатома и винит в этом завод «Киров–энергомаш» Георгия Семененко.
Фото: Ермохин Сергей, Коньков Сергей

Балтийский завод затягивает сроки строительства атомных ледоколов, необходимых для бесперебойного функционирования Северного морского пути. Руководство предприятия обвиняет Кировский завод в срыве поставок комплектующих. Под угрозой поставки сжиженного природного газа с Ямала в Китай.

Входящий в АО "Объединенная судостроительная корпорация" "Балтийский завод — Судостроение" (БЗС), который с 2012 года по заказу "Росатома" строит три атомных ледокола для Севморпути за 123 млрд рублей, перестал платить подрядчикам и начал судиться с ними, требуя выплаты неустойки за неисполнение обязательств в срок. Одновременно с этим БЗС совместно с "Росатомом" и судостроительной корпорацией направили в правительство РФ обращение о необходимости переноса сроков сдачи головного ледокола "Арктика" с декабря 2017 года на декабрь 2018 года.

Оборонщики просят Смольный о помощи

Оборонщики просят Смольный о помощи

988
Александр Сологуб

Одной из причин переноса сроков в БЗС называют срыв поставки ключевых агрегатов энергетической установки судна — паротурбинных установок (ПТУ). Контракт на ПТУ для всех ледоколов выиграло ЗАО "Завод Киров–энергомаш" (КЭМ — "дочка" Кировского завода Георгия Семененко). Теперь БЗС, "Росатом", ОСК хотят передать строительство ПТУ Калужскому турбинному заводу Алексея Мордашова. Балтзавод уже перестал платить "Киров–энергомашу" за строительство ПТУ для второго и третьего ледоколов.

Отчаявшись получить деньги, стремясь сохранить контракт и защитить доброе имя, Георгий Семененко с середины января пишет письма в Кремль, вице–премьеру Дмитрию Рогозину (копии писем есть в редакции "ДП"). В письмах он просит вице–премьера лично вмешаться в ситуацию, ведь завод должен платить своим кредиторам, а деньги от заказчика не поступают.

Полное импортозамещение

Проблемы со строительством ледокола возникли из–за необходимости импортозамещать ключевые агрегаты, узлы и системы. Когда ледокол проектировали, Россия еще дружила с Украиной, а теперь страны находятся в состоянии конфликта, что очень негативно отразилось на бизнесе Георгия Семененко.

В 2013 году, когда компания Георгия Семененко обошла конкурентов в конкурсе на строительство ПТУ, предполагалось, что установки будут собираться и испытываться на стенде харьковского "Турбоатома". Но из–за ухудшения отношений с Украиной от этой идеи пришлось отказаться. Кировский завод воссоздал собственный испытательный стенд, потратив на это 1,1 млрд рублей, в том числе 500 млн рублей профинансировал Фонд развития промышленности Минпромторга. "Невозврат этих средств создаст весьма опасные и непредвиденные риски для бизнеса Семененко", — полагает один из промышленников.

На этом проблемы с импортозамещением не закончились. Схему электродвижения для ледокола должна была поставить британская Соnvrteam SAS. Но после того как эта компания вошла в состав американской многоотраслевой корпорации General Electric, последовал отказ от поставки продукции для российских атомных ледоколов.

Задачу разработать отечественную систему электродвижения БЗС поручил ФГУП "Крыловский государственный научный центр". Среди прочего центр должен был изготовить и генераторы для ПТУ. Первый генератор "дочка" Кировского завода получила в конце 2016 года, а второй — 20 января 2017 года. Но, как говорят на Кировском заводе, второй агрегат до сих пор не оформлен надлежащим образом, поэтому с ним нельзя работать.

В Петербурге представят новый катамаран на 150 пассажиров

В Петербурге представят новый катамаран на 150 пассажиров

428
dp.ru

"Производство ПТУ займет около полугода, если конструкция окажется рабочей и не придется все переделывать. То есть к концу этого года ледокол точно не будет готов", — говорит один из проектировщиков.

Разногласия сторон

Опасаясь санкций со стороны ОСК, "Росатома" и правительства, руководство БЗС начало активно судиться с подрядчиками, но тщетно.

Первым иск за срыв сроков получил Крыловский центр. Однако суд уже признал претензии судостроителя необоснованными. В ходе судебного разбирательства выяснилось, что Балтзавод своевременно не профинансировал работы Крыловского центра. Более того, его работы суд признал опытно–конструкторскими, а они не могут иметь четкие рамки.

С декабря 2016 года БЗС судится с КЭМ, пытаясь взыскать 188 млн рублей неустойки. "БЗС выполнил все свои обязательства по договору с КЭМ. Оба генератора переданы на КЭМ. Первый генератор находится на испытательном стенде, второй собирается на раме совместно с турбиной. БЗС четко и своевременно произвел все платежи по договору на изготовление ПТУ", — уверяет представитель БЗС.

В свою очередь представитель Кировского завода заявляет, что БЗС не только не соблюдает график, но и не платит. Из общей суммы контракта 8,1 млрд рублей КЭМ получил только 3,9 млрд рублей, причем большая часть средств поступила в декабре 2016 года. "БЗС не платит, и это крайне отрицательно отражается на финансовом положении завода. Бизнес–планом КЭМ предусматривалось до 70% выручки по контракту с БЗС, соответственно планировался денежный поток. В результате срывов финансирования производство КЭМ загружено крайне неравномерно, что, в свою очередь, ведет к ухудшению финансового состояния предприятия", — делятся своей версией на Кировском заводе.

Не осознают масштаба

Между тем над Кировским заводом нависла угроза и вовсе лишиться заказа на изготовление ПТУ для второго и третьего ледоколов. В начале февраля министр промышленности и торговли Денис Мантуров провел совещание по вопросам развития, взаимодействия и применения продукции Калужского турбинного завода в проектах атомного судостроения. На совещании детально обсудили план действий по загрузке Калужского завода.

"К сожалению, Георгий Семененко, скорее всего, лишится контракта. Он пишет сейчас письма с жалобами на руководителей верфей и других участников кооперации, а это не совсем правильное поведение, неконструктивный подход", — считает один из судостроителей, близких к строительству ледоколов.

Тем временем перенос сроков сдачи ледокола может негативно сказаться на экспорте российского газа.

Нефтегазовая компания "Новатэк" планирует во второй половине этого года запустить на Ямале завод по сжижению природного газа — СПГ планируется везти в Китай по Северному морскому пути.

А расчищать путь газовозам должны современные атомные ледоколы. Их отсутствие резко снижает пропускную способность Севморпути.

В вопросе соблюдения сроков строительства судна многое зависит от качества проработки проектной документации. Часто внесение изменений в проект бывает причиной задержек. В дело могут также вмешаться санкции, могут возникнуть проблемы с поставками оборудования, комплектующих, материалов. Еще одна причина задержек в том, что технологическая оснащенность нашей судостроительной отрасли отстает от оснащенности проектных бюро. В любом случае чем быстрее реализован проект, тем качественнее он получается. В многолетнем контракте сложно соблюсти всю цепочку по проекту.
Антон Соболевский
генеральный директор компании "Спецсудопроект"
В строительстве судна участвует не меньше сотни контрагентов. Необходимо, чтобы все участники — от проектировщиков до субподрядчиков — выполнили обязательства в срок. Задержка одного сразу тормозит весь график работ. Негативно влияют перебои с финансированием и санкции. Некоторые корабли проектировали с импортными двигателями, а после ввода санкций пришлось переделывать проект под отечественные двигатели. Доработка проекта на ходу, многочисленные корректировки всегда сильно тормозят строительство.
Ольга Данилевская
Представитель Северной Верфи
Регулярные проблемы с соблюдением сроков по сдаче масштабных проектов могут быть связаны с хроническими болезнями государственной системы: крупные госзаказы — лакомый кусок для недобросовестных чиновников, которые создают свои фирмы, получающие тот или иной заказ. Злоупотребления со стороны чиновников можно было бы исключить, создав узкий круг подрядных организаций, которые были бы ограничены в рамках самой госструктуры–заказчика (например, в данном случае Росатома). Сейчас государство постарается решить проблему в ручном режиме.
Дмитрий Лукашов
аналитик IFC Markets
Новости партнеров
Реклама