Фармацевты с помощью чиновников и силовиков зачищают рынок от конкурентов, торгующих через Интернет

Фармацевты с помощью силовиков зачищают рынок от конкурентов, незаконно торгующих через Интернет дорогостоящими противовирусными и онкологическими препаратами. Эксперты оценивают объем серого сектора отрасли в 300 млрд рублей.

По инициативе Смольного следственные органы развернули борьбу с незаконным оборотом лекарственных средств — репрессии грозят продавцам импортных препаратов, альтернативу которым производят петербургские фармацевтические фабрики.

Амбициозный проект бывшего топ-менеджера "Дикси" на 9 млрд рублей провалился

Амбициозный проект бывшего топ-менеджера "Дикси" на 9 млрд рублей провалился

6696
Ольга Мягченко

В 2015 году российские власти запретили продавать незарегистрированные в стране иностранные лекарства. Минпромторг ввел требование дополнительной сертификации всех иностранных производителей, поставляющих в Россию медикаменты.

В результате российский рынок остался без многих современных иностранных лекарств. Отечественные лекарства, лечащие те же болезни, разрабатывают местные производители "Биокад", "Герофарм", "Полисан". Многие считают, что их изделия не столь эффективны, а стоят зачастую дороже. Такую оценку дают даже некоторые фармацевтические лоббисты. В этой ситуации больные предпочитают тратить деньги на иностранные препараты, ввозимые в страну нелегально. В соцсетях отчаявшиеся граждане пишут: "Куплю дорого онкопрепараты…". Спрос рождает предложение. И с 2015 года сайты по продаже незарегистрированных в РФ импортных лекарств расплодились как грибы после дождя. И теперь их начали собирать правоохранители.

Виртуальная аптека

Как стало известно "ДП", в начале февраля Следственный комитет РФ по Петербургу обвинил трех горожан 1972–1973 года рождения в сбыте незарегистрированных лекарственных средств (ст. 238.1 УК РФ). Им грозит от 5 до 8 лет лишения свободы. Имена обвиняемых не раскрываются. "Они продавали через Интернет иностранные лекарственные средства, предназначенные для лечения вирусного гепатита С. При этом они достоверно знали о том, что препараты не прошли государственную регистрацию и не включены в госреестр лекарственных средств, — поясняет источник в Следственном комитете. — Торговали с апреля 2016 года. Никакого юридического лица не создавали".

Следователи совершили контрольную закупку лекарств (курс лечения — шесть упаковок) на 135 тыс. рублей. Затем провели обыски на квартирах обвиняемых, в ходе которых изъяли около 1 тыс. упаковок с таблетками (примерно на 22,5 млн рублей) и более 2 млн рублей наличными. "Лекарства в страну ввозились частными лицами", — говорит собеседник "ДП" в Следственном комитете.

Сейчас следователи изучают схему незаконного ввоза лекарств в РФ, делиться деталями о том, как такой груз оформлялся на таможне, не готовы. Поводом для силовиков начать борьбу с незаконным оборотом лекарственных средств стало обращение петербургских фармкомпаний в образованную Смольным в 2016 году комиссию по противодействию незаконному обороту промышленной продукции.

"Вопрос об обороте контрафактных лекарств встал на первом же заседании комиссии. И правоохранительные органы, входящие в ее состав, начали решать эту проблему", — говорит Максим Мейксин, председатель комитета по промышленной политике и инновациям.

"Биовитруму" стало тесно. Компания собирается в 1,5 раза увеличить выручку за счет экспорта

"Биовитруму" стало тесно. Компания собирается в 1,5 раза увеличить выручку за счет экспорта

820
Александр Сологуб

Нелегальный конкурент

В центре внимания следователей оказалась передовая разработка американской биофарминдустрии — препарат "Софосбувир" (торговая марка "Совальди", разработчик — Gilead Sciences Inc) для лечения гепатита С. Заболевание считалось неизлечимым до появления этого препарата, который в комплексе с другими лекарствами с вероятностью 95% излечивает некоторые типы гепатита С. В 2015 году Индия получила от Gilead Sciences Inc лицензию на производство "Cофосбувира". Цена препарата резко упала, и его начали массово ввозить в Россию. Но до недавнего времени он не был зарегистрирован.

Свой препарат "Альгерон" для лечения гепатита С производит "Биокад". Собеседник в компании прямо заметил, что "Софосбувир" мешает сбыту "Альгерона". При этом важно понимать, что отечественное лекарство не аналог американскому — действующее вещество у них разное.

"Весь прошлый год я занимался вопросом обеспечения лекарственными средствами от гепатита С. К сожалению, в России эта обеспеченность очень низкая. "Софосбувир" — это один из современных препаратов прямого действия. В России есть отечественные препараты, которые тоже применяют для лечения гепатита С. Но их цена слишком высока для пациентов. На один курс лечения требуется 0,9–1 млн рублей. Это тяжело и для бюджета (федерального или региональных), если мы говорим о закупках по квотам, и для самих пациентов, если речь идет об их самостоятельном обеспечении лекарствами.

"Софосбувир" стоит в 2 раза дешевле. Отсюда его высокая востребованность. К тому же у нас пока не производят препараты прямого противовирусного действия. Они получили такое название, поскольку действуют непосредственно на вирус и препятствуют процессу его репликации, поэтому заболевание вирусным гепатитом С перешло в категорию излечимых", — объясняет Руслан Древаль, директор НП "Центр социальной экономики".

Дмитрий Чагин, председатель правления ассоциации фармпроизводителей ЕАЭС, не отрицает, что оригинальный "Софосбувир" — препарат хороший и эффективный. "Но где гарантия, что граждане купят через Интернет не подделку, а именно то, что их спасет? Пока препарат не прошел государственную регистрацию, нельзя утверждать, что он безвреден. Мы не знаем, умрут от него люди или нет", — справедливо замечает Дмитрий Чагин.

Он соглашается, что ответственность за сбыт незарегистрированных в РФ препаратов должны нести и врачи. Однако, как заметил источник "ДП" в Следственном комитете, если обвиняемые в незаконной торговле лекарствами укажут на врачей, которые рекомендовали препарат, то этим они лишь добавят себе срок, поэтому никто ничего говорить не будет.

Черный рынок растет

Такая ситуация не только с "Софосбувиром" (его, кстати, недавно зарегистрировали в РФ, и в апреле он официально поступит в продажу), но и с другими противовирусными, онкологическими, кардиопрепаратами. Эксперты затрудняются оценить емкость черного рынка, но отмечают, что потребность россиян в иностранных лекарствах огромна. Например, только в лечении гепатита С нуждаются 1,8 млн человек. И лишь 10% нуждающихся получают терапию. Аналогичная ситуация и по онкологическим заболеваниям. Минздрав хотя и заявляет об обеспечении больных лекарствами за госсчет, но по факту большинство льготных категорий граждан сами покупают медикаменты.

Черный рынок профессионалы разделяют на три сегмента. Контрафакт (незарегистрированные в РФ препараты) занимает наибольшую долю — 85%. Субстандарты (лекарства с перебитыми сроками годности) — 14,5%. Фальсификат (поддельные лекарства) — 0,5%. По оценкам "Биокада", доля контрафакта растет с каждым годом и исчисляется миллиардами рублей. Представитель петербургской фарминдустрии анонимно заявил, что годовой оборот российского черного рынка лекарств составляет не менее 20%, или 300 млрд рублей в год.

Отечественные и разрешенные к продаже в России импортные препараты не могут удовлетворить существующие потребности пациентов. Легальные выходы из ситуации есть, но они не очень прямые. Например, участие в клинических испытаниях. Если медицинская организация имеет соответствующую аккредитацию, то по соглашению с фармкомпаниями она проводит клинические испытания на пациентах. Пациент получает находящийся на испытании препарат, не имеющий российского сертификата, но имеющий его иностранный аналог. Это путь для очень ограниченного числа пациентов.
Константин Шарко
главный операционный директор медицинского холдинга "Современные медицинские технологии"
Импортозамещение в фармацевтике у нас на очень низком уровне. Невозможно быстро разработать и наладить производство лекарств. Сложнее всего обстоит дело с производством биологических препаратов. Качественных российских препаратов мало, так как производители стараются экономить и закупают дешевые штаммы для их производства. Нужно навести порядок в системе лекарственного обеспечения, тогда даже тех небольших денег, которые выделяет бюджет на здравоохранение, хватит на удовлетворение потребностей в лекарственных препаратах.
Дмитрий Генкин
председатель совета директоров компании "Фармсинтез"
Контрафактные препараты — большой риск для пациента. С другой стороны, в России нет аналогов многих препаратов, а качество существующих, мягко говоря, оставляет желать лучшего. В итоге мы перекладываем проблему на пациента: боремся с импортными лекарствами и ничего не предлагаем взамен. Лечиться за границей, где нужные препараты разрешены, очень дорого. Но, я думаю, эта практика будет расширяться, ведь импортозамещение у нас развивается, значит, ограничивается ввоз в Россию все большего числа препаратов. Это большая беда, которая нас будет постепенно убивать, так как аналогов нет и на нашем веку они не появятся.
Александр Изак
управляющий партнер "Лахта–клиник"
Александр Сологуб, Ольга Мягченко Все статьи автора
14 февраля 2017, 00:05 31827
Новости партнеров
Реклама