Ксения Журавлева Все статьи автора
12 января 2017, 10:00 1079

Как судья арбитражного суда вынесла определение, которого никто не расслышал

Санкт-Петербургский городской суд.
Санкт-Петербургский городской суд.
Фото: Ковалев Петр Купить фото

Судья Тринадцатого арбитражного апелляционного суда Лариса Копылова, рассмотрев жалобу Дербентского коньячного комбината на определение Арбитражного суда СПб и ЛО по делу о банкротстве ООО "Агроимпекс" о выплате вознаграждения конкурсному управляющему Никите Котову, так тихо прочитала свое постановление, что никто не расслышал, что же она все-таки решила. Теперь у нее есть время до публикации документа на сайте суда, чтобы окончательно определиться, как разрешить спор.

В ноябре 2014 года в Арбитражном суде СПб и Ленобласти началась тяжба по признанию ООО "Агроимпекс" банкротом. Инициатором банкротства выступило ОАО "Дербентский коньячный комбинат" (ДКК), которому банкрот задолжал около 8 млн рублей. Была введена процедура наблюдения, затем в октябре 2015 началось конкурсное производство. Временным, а затем конкурсным управляющим был назначен Никита Котов. Но позже, в апреле 2016 года, он был отстранен, и вместо него был утвержден Андрей Елов. При этом Котов, похоже, так досадил комбинату своим управлением, что тот пытается во что бы то ни стало избежать обязанности по выплате ему вознаграждения за проделанную работу.

Кредиторы банкрота заявили отвод судье, который 4 месяца не назначал арбитражного управляющего

Кредиторы банкрота заявили отвод судье, который 4 месяца не назначал арбитражного управляющего

748
Анастасия Туманова

Заседание Тринадцатого арбитражного апелляционного суда, прошедшее 10 января, было посвящено выплатам Котову его вознаграждения за проведенную работу временного и конкурсного управляющего. Котов изначально требовал себе 275 тыс. рублей фиксированного вознаграждения и 280 тыс. рублей процентов, исходя из балансовой стоимости активов должника в размере 76 млн рублей. Сначала суд удовлетворил это ходатайство. Однако основные кредиторы — ДКК и банк "Санкт-Петербург" — возражали, что активов у должника гораздо меньше, чем по балансу, и что сам Котов обнаружил имущества всего на 9 млн рублей. Так что до конца формирования конкурсной массы платить что-либо кому-либо рано.

После 2 лет баталий дело дошло до кассации и вернулось на новое рассмотрение в первую инстанцию, где осенью 2016 года суд присудил Котову 180 тыс. рублей фиксированного вознаграждения и 280 тыс. рублей процентов. ДКК, который, будучи первым кредитором, рисковал оказаться плательщиком этого вознаграждения, оспорил новое определение в апелляции, и его жалобу суд и рассмотрел 10 января 2017 года.

Выслушав стороны, суд апелляционной инстанции объявил, что определение первой инстанции отменяется и что он принял новое определение по существу вопроса. Правда — то ли из-за присутствия в зале корреспондента "ДП", то ли по другом причинам — суть решения по существу была произнесена так тихо, что никто из опрошенных репортером сторон процесса не разобрал ни слова.

Рассмотрение дела началось с того, что представляющий Котова адвокат Александр Моисеев заявил отвод судье Ларисе Копыловой. Отвод был обоснован тем, что Котов сомневался в беспристрастности судьи. В частности, дескать, эта судья в нарушение принципа равноправия сторон несколько раз давала советы и рекомендации по существу дела противоположной стороне. В подтверждение он озвучил расшифровку аудиозаписи с указанием точного времени, когда были произнесены эти советы.

Вторым основанием стал недопуск телеоператора для съемок одного из прошлых заседаний, что, по мнению адвоката, является нарушением принципа гласности. Третьим основанием послужило то, что Котов уже ранее озвучивал свои сомнения в беспристрастности судьи, и это может повлиять на отношение судьи к нему. Четвертым же основанием являлось то, что кассационная инстанция вернула дело в апелляционный суд, найдя процессуальные нарушения в ходе дела. И дело снова попало к той же судье.

После озвученного судья дала слово самому Никите Котову. Тот заявил, что его представитель уже озвучил его мнение. Но судью это не устроило, и она снова настойчиво попросила озвучить, из-за чего именно у Котова возникли сомнения в ее беспристрастности. На что Котов опять же сослался на своего представителя, указав, что слова представителя полностью выражают его мнение.

Затем представитель Александр Моисеев подал заявление в письменном виде, на что судья спросила, что мешало подать его до заседания. И отвечать на этот вопрос пришлось самому Котову, так как его представителю судья слова в очередной раз не дала. При этом далее сама же судья Копылова объяснила, что суду нужны доказательства, в частности аудиозапись, на которую ссылался адвокат Котова в своем заявлении. И если бы заявление было подано до заседания, то тогда суд мог бы заранее с ними ознакомиться.

На благо всех судящихся. "ДП" запускает сервис "Судебный репортер"
Авторская колонка

На благо всех судящихся. "ДП" запускает сервис "Судебный репортер"

508 1

Все это время судья говорила с самим Котовым и требовала указать, что конкретно служит доказательством. И после того как Котов не смог назвать расшифровку аудиозаписи на процессуальном языке, слово дали адвокату, который, в свою очередь, объяснил, что запись, на которую они ссылались в своем заявлении, есть в доступе у суда и при необходимости суд может с ней ознакомиться. После этого суд удалил всех из зала для совещания. По возвращении суд отказал в отводе судьи.

Далее суд перешел к самому делу. Слово дали представителю другого кредитора "Агроимпекса" — банка "Санкт-Петербург" — Сабенову. Он заявил, что вопрос процентной выплаты вознаграждения Котову является преждевременным, так как еще не сформирована конкурсная масса. Что касается фиксированной части вознаграждения, то ее объем может быть уменьшен в связи с тем, что действия управляющего Котова были незаконны.

В ответ представитель Котова заявил, что временный управляющий вправе взыскать возмещение расходов, не дожидаясь окончания дела о банкротстве. Отказ же от выплаты повлечет бесплатность труда, что противоречит 37 статье Конституции. После этого был поднят вопрос об оплате судебных расходов.

Судья потребовала уточнить, кто, по мнению Моисеева, должен выплачивать деньги временному управляющему Котову, на что адвокат ответил, что это должен установить Апелляционный суд. Также адвокат сослался на гарантийное письмо ДКК, предоставленное суду при инициации дела о банкротстве. Но указанное письмо не было приобщено к делу судом первой инстанции.

После короткого совещания суд вынес постановление. Случайно или намеренно, судья Копылова зачитала его при открытых окнах в зале суда, под аккомпанемент шума машин и шелеста бумаг на сквозняке, и так тихо, что слов после "принять решение по существу" не разобрал ни наш корреспондент, ни Котов с представителем, ни Сабенов, ни представители ДКК. А в ответ на попытки участников процесса уточнить суть решения, председательствующая судья ответила: "Прощайте!"

Новости партнеров
Реклама