Ольга Комок Все статьи автора
9 декабря 2016, 14:23 2670

Это еще цветочки. Балет "Каменный цветок" в Мариинском театре

Фото: Ната

Журналист Ольга Комок сходила в Мариинский на премьеру балета "Каменный цветок", который на самом деле Юрий Григорович поставил на местной сцене еще в 1957 году.

На старой сцене Мариинского театра — первая балетная премьера сезона. В канун собственного 90–летия Юрий Григорович лично следил за возобновлением своего первого балета, поставленного на этой самой сцене: в 1957 году "Каменный цветок" на музыку Прокофьева сделал славу не только начинающему (в 30 лет) хореографу, но и целому отряду великих танцовщиков во главе с Аллой Осипенко и Ириной Колпаковой. То, что новым в Мариинке 2016 года оказалось хорошо забытое старое, наводит, конечно, на некоторые размышления, мол, вот она, тяжелая поступь традиционализма на самых — в недавнем прошлом — модерновых подмостках страны.

"Бродский. Ниоткуда" в Большом театре кукол

"Бродский. Ниоткуда" в Большом театре кукол

372
Ольга Комок, журналист

Вместо того чтобы предаваться бесполезному алармизму, имеет смысл задаться вопросом — достаточно ли хорошо забыто это старое? Все–таки в Мариинском театре "Каменный цветок" практически бесперебойно шел до эпохального 1991 года, параллельно его переносили на самые разные отечественные сцены (с Большого театра начиная), вывозили за рубеж как визитную карточку "советского драмбалета". Уже в XXI веке Григорович дважды возобновлял классику жанра, в собственном Краснодарском театре танца и в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича–Данченко. Надо сказать, большого восторга балетоманов–профессионалов не вызывал: в 2008 году, например, московский "Каменный цветок" признавали недостаточно выдержанным для старинной экзотики.

Прошло всего–то 8 лет — для хода истории вроде бы не срок. Но мариинский "Каменный цветок" вдруг заиграл очищенными от пыли и паутины гранями и кажется теперь аутентичным опусом в исторически информированном исполнении. Маленький совет: смотреть балет стоит с заботливо и подробно составленным буклетом наперевес. Тут зрителю мягко намекнут, с каким чувством следует слушать мрачноватую, изобилующую "народными мелодиями" и квадратными ритмами партитуру Прокофьева: создавалась она в жутком 1948 году, на волне официальных обвинений композитора в формализме, запретов его музыки к исполнению, после ареста его первой жены.

Тут по полочкам разложат и приметы модернизма в постановке оттепельного 1957 года: неожиданную условность легких, размашистых, графичных декораций Симона Вирсаладзе, вызывающее трико Хозяйки Медной горы и ее же ящерицеподобные угловатые позы, стремление к чистому танцу в пику традиционной балетной пантомиме. Если в русско–народных сценах венчания и ярмарки полифонический бессюжетный танец прячется за харaктерной гротесковостью (привет "Петрушке" Стравинского–Фокина, которого Юрий Григорович в Кировском театре отнюдь не видал), то танцы самоцветов Медной горы — чуть ли не "Драгоценности" (хотя с Баланчиным Григорович жил в разных вселенных).

Все эти радости балетного историка подаются как новенькие. 296 изумительно тактично расцвеченных костюмов — с иголочки, пошиты заново. Кордебалет кристально тверд. Цыгане блистательны.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

Екатерина Осмолкина в роли "хорошей" Катерины плывет по сцене, как поет. Юрий Смекалов — "плохой" Северьян — куражится на разрыв (вот только любопытно, в 1957 году он тоже истошно крестился, проваливаясь под землю? И как это воспринимали тогдашние граждане с тонкими чувствами?) Неожиданно "не слишком плохой" выглядит в танце Виктория Терешкина — ее Хозяйка Медной горы больше похожа на колючую, но сентиментальную одинокую женщину, чем на всемогущую потустороннюю царицу. Ну а "хорошему" Даниле–мастеру в исполнении Андрея Ермакова придется простить сусальные жесты и легкую неряшливость — что взять с хорошего до невозможности человека?

В преддверии премьеры Юрий Григорович говорил, что поменял кое–что в каноническом балетном тексте: "Изменилось время, сегодня другие артисты, другой зритель. В новой редакции "Каменного цветка" мне хотелось ярче представить тему любви и творчества". И если оставить рассуждения о новых нюансах хореографии профессионалам, придется признать — тема любви Мариинского балета к творчеству в заданных ретрорамках в этом "Каменном цветке" раскрыта.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама