Глава представительства Micromax Рамник Кохли о том, почему в законах Яровой нет ничего плохого

Автор фото: Сергей Коньков

Глава представительства Micromax, занимающей третье место после Samsung и Lenovo по объемам продаж смартфонов в России, Рамник Кохли рассказал "ДП" о будущем девайсов, о российской бюрократии и законе Яровой.

Вы уже четвертый год в России. Если коллеги из других стран спросят, как иностранцу вести бизнес в России, что ответите?

— Я скажу, что прежде всего надо отключиться от собственного опыта работы в другой стране и изучить, как устроен рынок здесь. Изучить его структуру, поведение потребителей. Если кто-то попытается просто прийти сюда и продавать свои товары так же, как он делал это у себя дома, у него ничего не получится. Нужны хорошие партнеры, в том числе пиар-партнеры, которые будут подсказывать и советовать. Бизнес в нашей сфере в России построен логично — надо только понять эту логику.
Для иностранных компаний, тем более в IT, приходить в Россию — это выгодное решение. Это один из самых больших рынков в Европе. Здесь живет очень образованный народ, который разбирается в технике и технологии и знаком с последними трендами телеком-рынка. В Индии мы работаем при других обстоятельствах: там у нас большая часть населения очень бедна, но ведь и население Индии почти в 10 раз больше. Так что в абсолютных цифрах мы не проигрываем.

В последние 2,5 года мы живем в "эпоху санкций" и экономического спада. Насколько заметна разница для телеком-рынка?

— Конечно, санкции наложили отпечаток на рынок. Мы сменили линейку товаров, стали предлагать более доступные решения. Люди не могут себе позволить премиальных брендов, но им должны быть доступны современные технологии: они хотят делать селфи, снимать хорошими камерами, работать в Интернете на хорошей скорости, иметь качественную защиту, в том числе по сканированию отпечатков пальцев, и так далее. Ситуация непростая, но работать можно.

Отечественный бизнес часто жалуется на государство. Иногда — на законы, иногда — на способ применения этих законов. А вам как живется с российской бюрократией?

— В отношениях с бюрократией в России, по нашему опыту, надо только быть последовательным. Решение вопросов занимает какое-то время, но сами процессы достаточно просты. Скажем, с сертификацией мы не встретили сложностей.
Российское государство конкретно нам не помогает и не мешает, тем более что никакой помощи нам и не надо. Знаю, что есть особые экономические зоны и другие виды поддержки. В Индии государство тоже этим занимается: объявлена политика make in India, смысл которой в том, чтобы все больше и больше компаний открывали свои производства в стране. Они получают льготы на землю, налоговые льготы, субсидии.

Насколько похожи телеком-рынки в России и в Индии? Где больше конкуренция?

— Уровень конкуренции примерно на одном уровне, но устроены они по-разному. В Индии другая структура рынка, очень много китайских компаний. Но при этом войти гораздо легче: 70% рынка — это независимая розница, маленькие сети и магазины.
В России, наоборот, около 70% рынка — это большие сети. И они не очень любят конкуренцию внутри сети. Они внимательно выбирают, с кем именно будут работать. Требования по маржинальности очень строгие.
Важно, что у нас был хороший партнер, который нам советовал по каждому шагу. А до этого мы исследовали рынок, встречались с дистрибьюторами, сервисными компаниями, другими игроками рынка, потенциальными партнерами.

Российские потребители похожи на индийских? Если вам нужно продвигать один и тот же товар там и тут, чем будут отличаться эти кампании?

— Конечно, мы должны учитывать культурные особенности, менталитет народа. Но по большому счету кампания и там и тут устроена одинаково. Разница только в форматах.
Скажем, в Индии до сих пор очень многие читают печатные газеты. Значит, мы должны рекламироваться там. В России, наоборот, быстро растут электронные медиа. Определенные изменения произошли у нас и в связи с кризисом. Теперь имеет смысл делать акцент не на наружную рекламу, а на продвижение внутри магазина.

Видели ли вы у российских предпринимателей что-то такое, чему у них могут поучиться коллеги из других стран?

— У российских предпринимателей есть сильный иммунитет. Видно, что они пережили три кризиса. Другой момент — очень профессиональный подход со стороны даже маленьких компаний, скажем, региональных сетей и даже отдельных магазинов. Они хорошо разбираются в том, что именно заказывать, когда и сколько, очень профессионально планируют закупки.

Наши страны входят в объединение БРИКС и, по крайней мере в теории, состоят в особых экономических отношениях. Видите ли вы в вашем бизнесе какие-нибудь реальные положительные последствия этого объединения?

— Политический диалог, хорошие отношения, конечно, помогают бизнесу. Достаточно вспомнить, что Россия и Индия вместе производят военные самолеты и ракеты. Часто ли бывает, чтобы одна страна предоставляла свои военные технологии другой стране? А у нас это так.
Но главное даже не в этом, а в той проверенной годами дружбе, которая нас связывает. В Индии не забыли, что именно Россия одной из первых признала ее независимость и поддерживала — как в оборонном, так и в инвестиционном и культурном плане. Российский народ придерживается очень хорошего мнения об Индии, я часто это замечаю. Стоит с кем-нибудь разговориться — и люди сразу вспоминают, например, индийские фильмы. Про старых актеров спрашивают. Все это создает хорошую атмосферу.

Есть еще одна вещь, которая объединяет Россию и Индию. В наших странах множество талантливых программистов, востребованных и здесь, и на Западе, но вместе с тем обе страны с точки зрения общего технологического развития все-таки второстепенные. Как вы считаете, это навсегда? Или еще есть шанс догнать и перегнать?

— Я не согласен с тем, что время уже ушло безвозвратно, что мы уже никогда не догоним. Кризис — это временное явление. Он закончится, и инвестиции в новые технологии, в инновации вырастут. Экономика будет расти. И у нас будет шанс обогнать.

Как будут выглядеть смартфоны в будущем, скажем, через 2 года? Какие изменения и улучшения рынок уже готовит?

— Во-первых, 4G станет нормой. Второй момент — мощность батарейки: люди используют гаджеты постоянно, им нужно, чтобы не возникало таких накладок. Требование народа — зарядка на 3 дня использования. Думаю, что увеличится размер экрана и его качество. Нормой будет не 4,5, а 5,5 дюйма. Ну и конечно, качественные динамики, тонкость гаджета, его дизайн.

Главе компании, которая производит телефоны, нельзя не задать вопрос об Apple. Как вам кажется, удастся ли конкурентам обойти лидера?

— Вообще-то их продажи уже падают. В Индии, например, они снизились на 40%. Думаю, другие участники рынка вполне могут конкурировать с ними. Как? Многие люди, и в наших странах, и в других, не могут себе позволить дорогие телефоны, но хотят иметь доступ к последним технологиям. И надо давать им возможность эти технологии получать за другие деньги. Мы будем постепенно отвоевывать у премиальных брендов все большую часть аудитории.

Летом в России были приняты так называемые законы Яровой, которые вводят ограничения и дополнительные обременения для ваших "смежников". Напрямую они вас не касаются, но все-таки — что вы о них думаете?

— Должен вам сказать, что именно в Индии подобные законы были приняты впервые. Наше государство попросило одну из компаний, которая производит телефоны, предоставить коды по мессенджеру. И уже после этого другие страны тоже пошли в эту сторону.
Я не вижу тут проблемы. Вопрос хранения данных — это, с одной стороны, вопрос технологической эволюции. Есть дата-центры для хранения данных. С ними можно договариваться. Сейчас данные хранятся в других странах, и те могут их изучать. А почему Россия не может? Целесообразно принять решение хранить эти данные здесь.
С другой стороны, раньше Интернет не касался так сильно и так явно повседневной жизни и безопасности. Мы говорим об информации, о мошенничестве, терроризме, переводе финансовых средств террористическим группам. Это нужно контролировать.
Я думаю, что это нормальный процесс: технологии меняются, и законы эти тоже будут меняться.

Справка

Micromax
> Индийская компания по производству электронной техники, в том числе смартфонов. Десятая в списке крупнейших производителей мобильных устройств в мире.
> Чистая прибыль по итогам 2015 года — $3,1 млрд.
> По данным IDC Россия, компания занимает около 5% российского рынка смартфонов.