Ирина Панкратова Все статьи автора
1 июля 2016, 12:42 1959

Институт, проектировавший ЛАЭС, закрылся после продажи доли близким к Росатому собственникам

Фото: Михаил Тихонов

Близок к банкротству институт "Севзапэнергомонтажпроект", который занимал 90% рынка проектирования по монтажу оборудования для АЭС. Компанию должны были вывести из кризиса союзники из структур Росатома, но вместо этого госкорпорация поглотила СЗЭМП.

Прекратил работу институт "Севзапэнергомонтажпроект" (СЗЭМП), который последние 10 лет занимал 90% рынка проектирования по монтажу оборудования на всех атомных электростанциях (АЭС) России на территории страны и за рубежом.

Концерн "Титан-2" будет выращивать огурцы в теплицах у ЛАЭС

Концерн "Титан-2" будет выращивать огурцы в теплицах у ЛАЭС

1 2230
Екатерина Фомичева, Наталья Ковтун
Концерн "Титан-2" будет выращивать огурцы в теплицах у ЛАЭС

Концерн "Титан-2" будет выращивать огурцы в теплицах у ЛАЭС

1 2230
Екатерина Фомичева, Наталья Ковтун

Место СЗЭМП на рынке тут же заняли структуры госкорпорации Росатом. До этого они же в качестве заказчиков по полгода задерживали выплаты институту. Причем так совпало, что незадолго до окончательного краха СЗЭМП долю 49% в нем приобрел бизнесмен, близкий к Вячеславу Махонину, экс-топ-менеджеру одной из "дочек" Росатома, который не один год курировал проекты СЗЭМП.

В лучшие времена

ЗАО "СЗЭМП" — преемник одноименной ленинградской проектной конторы, по крайней мере таковым его провозгласили создатели в 2006 г. при регистрации нынешнего ЗАО. Ленинградская проектная контора с 1964 г. готовила проекты всех технических работ для российских строек АЭС на территории страны и за рубежом. Так, СЗЭМП проектировал ЛАЭС и ЛАЭС-2, станции "Нововоронежская" и "Балтийская", Кольскую АЭС, Игналинскую и Белорусскую АЭС и станции "Аккую" и "Руппур" в Турции.

Созданное в 2006 г. ЗАО вошло в инженерную группу "Энэко", основанную Михаилом Сорокиным и Игорем Рыбальченко (по данным СПАРК). Михаил Сорокин занял пост гендиректора СЗЭМП. Игорь Рыбальченко вскоре вышел из бизнеса и затем работал на предприятии Росатома "Атомпроект". СЗЭМП начал работать как самостоятельное юрлицо. Совладельцем Михаила Сорокина стал Олег Замятин. В 2009 г. он сменил Михаила Сорокина на посту гендиректора.

В лучшие времена годовой оборот института составлял 200 млн рублей. Небольшая цифра не должна вводить в заблуждение. Для проектировочной компании, которая работает у Росатома на подрядах и при этом не входит в его структуру, это, пожалуй, максимально возможный показатель. К примеру, у петербургской крупной коммерческой компании "Раопроект" оборот не достигает 200 млн рублей, тогда как инжиниринговая фирма "НИКИМТ-Атомстрой" из структур Росатома работает с годовым оборотом более 4 млрд рублей (по данным СПАРК).  

Бесполезные связи

В 2014 г. СЗЭМП столкнулся с финансовыми трудностями. К осени сложилась ситуация, в которой сотрудники ждали зарплату по 3-4 месяца. На этом фоне Олег Замятин поспешил продать свою долю 49% в компании. При этом контрольный пакет остался у Михаила Сорокина.  

Росатом планирует продать свою долю в турецкой АЭС "Аккую"

Росатом планирует продать свою долю в турецкой АЭС "Аккую"

262

По данным "ДП", долю Олега Замятина приобрел Леонид Давыдов. Михаил Сорокин в беседе с "ДП" подтвердил факт сделки, но комментировать ее и раскрывать детали отказался. Связаться с Олегом Замятиным "ДП" не удалось. Вопросы Леониду Давыдову "ДП" передал через его супругу Елену, но ответ не получил.

Источники "ДП", знакомые с ходом сделки, сообщили, что Леонид Давыдов выступал в качестве доверенного лица Вячеслава Махонина, экс-топ-менеджера из структур "Атомэнергопрома" ("дочка" Росатома). Вячеслав Махонин был хорошо знаком с бизнесом СЗЭМП. Ранее он руководил работами на площадке Балтийской АЭС, где проектировщики СЗЭМП трудились на протяжении 3 лет, а также работами на АЭС "Аккую" на южном побережье Турции, где проектировочный институт исполнял двухлетний подряд. Планировалось, что он поспособствует получению новых подрядов и ускорит выплаты за работы, уже выполненные институтом для "Атомэнергопрома", сообщили источники "ДП". Связаться с Вячеславом Махониным напрямую "ДП" не удалось, а в "Атомэнергопроме" его контактами не располагают, так как сейчас он в Росатоме уже не работает.

После продажи доли СЗЭМП Леониду Давыдову должность финансового директора института заняла Олеся Махонина, дочь Вячеслава Махонина. Однако спасти компанию от краха ей не удалось, и вскоре она вместе со всеми остальными сотрудниками уволилась. "ДП" направил ей письмо с просьбой прокомментировать перечисленные факты и подсказать контакты отца, но ответов не получил.

Интересно, что накануне сделки Леонид Давыдов основал компанию "Балтэнергостройтехнология", которая получила контракты на работы на Балтийской АЭС на 42 млн рублей от структур "Атомэнергопрома".

Связи топ-менеджеров СЗЭМП со структурами Росатома


.

.

Источник: данные "ДП", ЕГРЮЛ, СПАРК-Интерфакс

Слияние и поглощение

Сейчас задолженность института по зарплатам превышает 17 млн рублей. Подрядчики и контрагенты требуют через суд более 30 млн рублей. Долгов могло быть гораздо больше, но далеко не все обратились в суд. Счета института арестованы. Из офиса в БЦ "Невский" институт съехал, а управляющая офисом фирма — один из истцов, который требует с института покрыть долг за аренду в размере нескольких миллионов.

По мнению совладельца института Михаила Сорокина, институт начал банкротиться по двум причинам. Первая — это неплатежи со стороны заказчиков "Атомэнергопроекта" и "Атомстройэкспорта". После того как был подписан акт о приемке работ, ожидать платежей приходилось в среднем 4-6 месяцев, а иногда и 14 месяцев, говорит Михаил Сорокин.

Второй причиной он назвал банковские гарантии, обязательные при заключении контракта. "Специфика проектных работ предполагает контракты стоимостью до 100 млн рублей со сроком исполнения 1-3 года. В результате при заключении контракта компания должна единовременно предоставить банковскую гарантию на сумму, равную полугодовому фонду оплаты труда сотрудников. Например, мы вынуждены были оставить более 20 млн рублей в качестве банковских гарантий на счетах петербургского "Атомэнергопроекта" (в те времена ВНИПИЭТ) и не могли получить их назад почти 2 года", — пояснил Михаил Сорокин.

Он также добавил, что несколько лет назад он попытался решить финансовые сложности института, расширив область деятельности. Для этого в 2013 г. он создал новое юрлицо и планировал через него заняться строительством, поставками оборудования и консалтингом.

"Мы подписали с компанией "Голденберг", которая потом переименовалась в "Графит Инжиниринг", договор субподряда на проектирование АЭС "Руппур" в Бангладеш, которым руководил "Росатом". Но с сентября 2015 г. мы не получили ни копейки за работы, хотя у нас уже были подписаны акты об их принятии. На сегодня долг превышает 10 млн рублей, и перспектива возвращения этих денег достаточно призрачная. Мы собираем документы, чтобы обратиться в арбитражный суд", — рассказал Михаил Сорокин.

"В один день из компании уволилось 17 ведущих проектировщиков, специалистов с высочайшим уровнем квалификации. Все они тут же перешли работать в "Атомэнергопроект". Так госкорпорация приобрела компетенции, которых у нее раньше не было, и займет наше место на рынке", — заключил Михаил Сорокин.

Он добавил, что продолжает искать пути погашения долгов, в частности ищет новые заказы. Последнее поступление от "Атомэнергопроекта" около 7 млн рублей, по его словам, были в конце мая и распределялись судебными приставами. Впрочем, как сообщили "ДП" бывшие сотрудники института, работа приставов из Левобережного отдела ФССП Невского района, на их взгляд, оставляет желать лучшего: долги по зарплатам практически не покрываются в течение более чем года, а поступающие деньги зачастую уходят юрлицам.  

Новости партнеров
Реклама