Александр Пирожков ap@dp.ru Все статьи автора
19 апреля 2016, 00:21 1203

Что хорошего в провале переговоров о замораживании добычи нефти

Фото: www.globallookpress.com

В минувшее воскресенье закончилась эпопея с замораживанием добычи нефти. Редактор "ДП" Александр Пирожков объясняет, почему переговоры провалились и что теперь будет с ценами на нефть.

Эпопея с замораживанием добычи нефти закончилась в воскресенье. Закончилась, на первый взгляд, неудачно для сырьевого рынка: странам–производителям не удалось в столице Катара Дохе прийти к какому–либо соглашению, цены черного золота начали понедельник падением процентов на семь, с $43 до $40 за баррель сорта Brent. Заодно посыпались курсы сырьевых валют: рубль, например, подешевел по отношению к доллару США более чем на 3%.

Нефть Brent впервые за пять месяцев поднялась выше $46 за баррель

Нефть Brent впервые за пять месяцев поднялась выше $46 за баррель

196

Однако к вечеру нефть отыграла большую часть падения, вероятно обескуражив многих аналитиков, ожидавших провала котировок значительно ниже $40 за баррель Brent. В некоторых прогнозах звучали цели в $35 и даже $30 за баррель, которые должны быть достигнуты в ближайшие дни. Рубль и вовсе после 18:00 московского времени стоил дороже, чем на закрытии торгов в пятницу.

Следует признать, что рост нефтяных котировок более чем на 50% за последние 3 месяца был вообще никак не связан с перспективами какого–либо картельного сговора производителей. Причины были исключительно рыночные, а именно сокращение производства нефти на месторождениях с самой высокой себестоимостью добычи. Более того, взлет котировок черного золота сам по себе делал бессмысленными любые договоренности по замораживанию добычи: зачем предпринимать меры против падения цен, если цены не падают, а довольно сильно растут?

Провал переговоров в Дохе стал, таким образом, хорошей новостью для рынка нефти. Его участники вольно или невольно продемонстрировали приверженность рыночному принципу: пусть победит сильнейший. Как только низкоэффективные производители свернут производство, цены после некоторых колебаний достигнут справедливого уровня и, есть надежда, перестанут зависеть от попыток договориться насчет новых ограничений добычи или, наоборот, отменить ранее достигнутые договоренности.

Если в результате кому–то из стран — экспортеров углеводородного сырья придется навсегда забыть о сверхдоходах и научиться делать еще что–нибудь полезное и востребованное во всем мире, так тому и быть. Экономике этих стран, как и всего мира, это только пойдет на пользу.

Новости партнеров
Реклама