Павел Горошков Все статьи автора
7 апреля 2016, 16:40 12060

Что представляет из себя СИЗО Лефортово, где сейчас сидит миллиардер Дмитрий Михальченко

Дмитрий Михальченко содержится под стражей в СИЗО №2 города Москвы, известном больше как Лефортово. "ДП" рассказывает, кто сейчас сидит в этих стенах вместе с петербургским миллиардером, а также об истории тюрьмы и условиях содержания арестантов.

Следственный изолятор Лефортово, ставший временной резиденцией совладельца холдинга "Форум" Дмитрия Михальченко, — весьма респектабельное по тюремным меркам пенитенциарное заведение. Его старые, но отнюдь не ветхие стены в свое время ограничивали передвижение многих великих и знаменитых людей. Построенное в XIX веке как тюрьма для нижних чинов, осужденных на небольшие сроки, в XX столетии это учреждение стало символом политического террора советского режима.

Бизнесмен Дмитрий Михальченко арестован до конца мая по подозрению в контрабанде алкоголя

Бизнесмен Дмитрий Михальченко арестован до конца мая по подозрению в контрабанде алкоголя

2137

В 30-е там окончили свои дни маршал Василий Блюхер, премьер-министр Латвии Хуго Целминьш, партийные деятели Карл Бауман и Осип Пятницкий. В годы Великой Отечественной войны туда попали маршал Кирилл Мерецков, генерал Дмитрий Павлов. В конце 40-х в ворота тюрьмы вошли писатель Александр Солженицын, химик Рудольф Удрис, филолог Александр Гуковский, актрисы Татьяна Окуневская и Зоя Федорова, генерал Василий Терентьев и священник Иоанн Крестьянкин.

Даже после смерти Сталина, когда все тюрьмы КГБ были упразднены, чекисты оставили за собой Лефортово для содержания подозреваемых в измене родине и шпионаже, а также диссидентов и противников режима. Одними из первых туда отправились бывший министр госбезопасности СССР Виктор Абакумов и начальник охраны почившего вождя Николай Власик.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

В 60-е и 70-е годы в камерах Лефортово томились диссиденты Валерия Новодворская, Юрий Орлов, а также младший сын Иосифа Сталина Василий. В 80-е — социолог Борис Кагарлицкий, поэтесса Ирина Ратушинская, немецкий летчик-любитель Маттиас Руст (тот самый, который в 1987 году, миновав советские ПВО, приземлился на Васильевском спуске в Москве), правозащитница Елена Санникова. Там же сидел в ожидании расстрела директор московского универмага "Елисеевский" Юрий Соколов, арестованный при Андропове за коррупцию и масштабные хищения.

В 1990-е изолятор использовался ФСБ России (хотя чекистам пришлось основательно побороться за него против МВД, и окончательно за ними учреждение закрепилось лишь в 1997 году по личному приказу Бориса Ельцина). На заре постсоветской эпохи там побывали министр обороны Азербайджана в период обострения конфликта в Нагорном Карабахе Рагим Газиев, ученые-химики Вил Мирзаянов, и Игорь Сутягин, вор в законе Сво Раф (Рафаэль Багдасарян). В 1993 году там оказались путчисты Руцкой, Хасбулатов, Анпилов, Кочетков.

В свое время в Лефортово оказались террористы Салман Радуев и Ахмед Евлоев (приговоренные к пожизненным срокам), а потом писатель Эдуард Лимонов.

Началась эпоха борьбы с олигархами. В 2001 году в изолятор попал будущий депутат Госдумы от ЛДПР (в 2009 году) и подозреваемый в убийстве Александра Литвиненко (в 2006 году) Андрей Луговой, причем в вину ему тогда ставилась попытка организации побега из Лефортово фигуранта "дела "Аэрофлота" Николая Глушкова по заказу Бадри Патаркацишвили. В 2003 году по обвинению в бандитизме и убийствах в Лефортово заключен топ-менеджер "ЮКОСа" Андрей Пичугин (кстати, фигуранты "большого" "дела ЮКОСа" Михаил Ходорковский, Платон Лебедев и другие в период следствия и суда содержались в Матросской Тишине).

С 2006 года, когда вышел закон, запрещающий ФСБ иметь свои тюрьмы, изолятор перешел в ведение Минюста, Лефортово по-прежнему используется чекистами для содержания своих подследственных. В 2007 году в камеру изолятора помещен сенатор от Башкирии Игорь Изместьев: он был арестован ФСБ в Киргизии и доставлен в Лефортово по подозрению в убийствах и терроризме в 1990-х. В 2010 году политик был осужден и сейчас отбывает пожизненное заключение. В 2010 году в Лефортово посадили полковника ГРУ Владимира Квачкова, который незадолго до этого вышел из Бутырской тюрьмы, оправданный присяжными по делу о покушении на Анатолия Чубайса. На сей раз Квачков был обвинен в организации мятежа и терроризме и без всяких присяжных приговорен к 13 годам строгого режима. Верховный суд РФ снизил срок до 8 лет.

Аудиторы обнаружили, что "Балтстрой" не сделал в Эрмитаже гидроизоляцию и поставил здание под угрозу

Аудиторы обнаружили, что "Балтстрой" не сделал в Эрмитаже гидроизоляцию и поставил здание под угрозу

3 1716
Ирина Панкратова
Аудиторы обнаружили, что "Балтстрой" не сделал в Эрмитаже гидроизоляцию и поставил здание под угрозу

Аудиторы обнаружили, что "Балтстрой" не сделал в Эрмитаже гидроизоляцию и поставил здание под угрозу

3 1716
Ирина Панкратова

В 2013-2015 годах в Лефортово сидел обвиняемый в убийстве бывший мэр Махачкалы и вице-премьер Дагестана Саид Амиров. В 2015 году он был приговорен к пожизненному заключению.

Сегодня Лефортово также держит марку. В нем, если даже не считать Дмитрия Михальченко и арестованных по "соседнему" с ним уголовному делу высших чиновников Министерства культуры РФ Бориса Мазо и Григория Пирумова, содержатся весьма состоятельные и высокопоставленные подозреваемые, такие как бывший губернатор Коми Вячеслав Гайзер, губернатор Сахалина Александр Хорошавин.

О побегах

Побегов из Лефортово за 25 постсоветских лет было совершено всего два: в 1994 и в 2005 году. В 1994-м сбежали двое работников хозчасти, ремонтировавшие забор. Оба были пойманы в течение суток и водворены обратно в СИЗО. По одной из версий, побег был подстроен представителями МВД, которые хотели таким образом спровоцировать отстранение от руководства тогдашнего начальника изолятора, полковника ФСБ. В апреле 1997 года после восьмимесячной борьбы между МВД и ФСБ СИЗО вернулся в подчинение контрразведки. И с того времени Россия нарушила условия членства в Совете Европы, по правилам которого тюрьмы не должны находиться под опекой структур, занимающихся следствием.

Второй побег произошел через 11 лет: 27-летний зэк-киргиз Толгад Кокуев, осужденный в России за грабеж и отбывавший наказание до экстрадиции на родину, спрыгнул с крыши, которую чистил от снега. Интересно, что тогда ФСБ по приказу президента Владимира Путина как раз готовилось отдать изолятор на баланс Минюста.

Об условиях

По свидетельствам подследственных, условия содержания в этом "респектабельном" изоляторе отнюдь не самые комфортные. Евгения Гинзбург в "Крутом маршруте" вспоминает мягкие дорожки, бесшумные двери, вежливость конвойных и знаменитый лефортовский подвал, "где расстреливают под шум заведенных тракторов".

Эдуард Лимонов в книге "В плену у мертвецов" описывает изолятор так: "В месте, где сходятся все три части буквы "К" (один из корпусов изолятора построен в форме этой буквы. — Ред.)… находится обширный пульт... Там всегда отирается пять, шесть, десять тюремщиков, там стоят несколько экранов компьютеров, там есть микрофоны прослушки… Сидим мы по двое, по трое в каменных мешках-пеналах, соседей нам меняют раз в несколько месяцев. Когда выводят, то наши стражники издают трескающие звуки, сжимая в руке металлический кругляш с мембраной, — предупреждают: "Ведем государственного преступника!" Вторым способом оповещения служит стучание по полым трубам — обрезки их прикреплены к стенам у каждой двери и вдоль коридоров. По пути следования есть деревянные чуланы-мешки, в которые в случае появления встречного зека нас прячут".

По подсчетам Лимонова, в изоляторе 15 прогулочных двориков, расположенных на крыше тюрьмы, через них за день проходят три смены зэков. На прогулки, которые начинаются в 8 утра, поднимают два лифта.

Журналистка "Новой Газеты", посетившая в 2013 году в Лефортово Саида Амирова, описывала изолятор так: "В отличие от других столичных СИЗО, Лефортово заполнено чуть больше чем наполовину. Стандартная восьмиметровая камера рассчитана на двоих. В углу каждой камеры — напольная конструкция из нержавейки. По форме напоминает высокую конусную вазу. "Ваза" накрывается самодельной круглой деревянной крышкой. Это — туалет. Отделен он от кровати крохотной, узкой, не больше 50 см в высоту, кирпичной перегородкой. Никаких тайн, все на виду. В одной из камер на батарее сушатся корки грейпфрута. Думала — для чая, оказалось, нет. Для ароматизации воздуха после пользования "вазой".

Наталья Денисова, жена Валентина Моисеева, дипломата МИД, осужденного за шпионаж, описывала опыт передачек мужу: "Со стороны Лефортовской улицы — железные ворота, куда въезжают автозаки. Слева от ворот видна обычная дверь, она ведет в помещение, где родственники заключенных передают передачи и дожидаются свиданий. Но с передачами проблем не было: сдаешь продукты по квитанции администрации, и передача целиком доходит до камеры. Правда, проблемы с передачей денег — их надо отправлять по почте, а идут они месяцы. Деньги нужны для того, чтобы покупать продукты в ларьке, который есть в тюрьме".

Новости партнеров
Реклама