Ирина Панкратова Все статьи автора
4 марта 2016, 14:01 762

Как в Петербурге игнорируют требования Федеральной антимонопольной службы

Фото: Коммерсант

Авторитет ФАС среди петербургских заказчиков и подрядчиков падает. "ДП" составил список требований антимонопольной службы, которые в Петербурге упорно игнорируют. Получается, что с нарушениями распределяют миллиарды рублей.

Авторитет Федеральной антимонопольной службы (ФАС) среди петербургских заказчиков и подрядчиков падает. В центральном аппарате требуют одно, а на местах делают ровно противоположное. И даже если местное, петербургское управление ФАС указывает на нарушение, заказчик идет в суд и как-то умудряется доказать там свою правоту. Сначала подрядчики пытались жаловаться на такую ситуацию в Москву, но отдачи не заметили и смирились.

Глава ФАС готов пойти на мировое соглашение с Google

Глава ФАС готов пойти на мировое соглашение с Google

114

Впрочем, на фоне последних смелых заявлений главы ФАС России Игоря Артемьева он раскритиковал закупки "Газпрома", назвав их потрясающе неэффективными, и предупредил Дмитрия Медведева о вранье в отчетах его подчиненных, где говорится о масштабном распределении госзаказа среди малого бизнеса (на самом деле эти заказы получают фирмы, аффилированные с монополистами и крупным бизнесом), — можно ожидать, что федеральные антимонопольщики обратят внимание и на ситуацию в Петербурге.  

"ДП" составил подборку требований антимонопольной службы, которые в Петербурге особенно упорно игнорируют. Так, с нарушениями, распределяют миллиарды рублей из городского бюджета. Цитаты представителей ФАС России взяты из открытых источников и из расшифровки их выступления в Смольном 3 июля 2015 года. Тогда делегация представителей ФАС приезжала в Петербург, чтобы проводить нечто подобное мастер-классам и лекциям для всех чиновников, работающих в отрасли петербургского госзаказа.

Много работ — один лот

Укрупнение предмета закупки приводит к ограничению количества участников закупки, и, как следствие, к ограничению конкуренции. Если заказчики будут объявлять такие конкурсы, ФАС отменит их по первой же жалобе.
Татьяна Демидова
Татьяна Демидова
Начальник управления контроля размещения государственного заказа ФАС России

В Петербурге как объединяли, так и объединяют в один лот однотипные работы, которые проводятся в разных районах города. Это касается благоустройства, уборки улиц, текущего ремонта асфальтового покрытия и даже содержания парков и скверов. В городе 18 районов, но вместо 18 лотов работы в них распределяют по пяти-шести лотам.

Яркий пример — то, как в этом году распределили работы на уборку городских улиц. Их как раз-таки распределили по пяти лотам. В итоге победителями оказались только предприятия, принадлежащие администрации Петербурга. Правда, они обещали взять на подряд малый бизнес.

Об участии малого бизнеса в закупках глава ФАС Игорь Артемьев недавно сказал: "На самом деле это компании, которые либо аффилированы с большой компанией, либо просто помойки для отмывания денег, либо однодневки. Это никакой не малый бизнес".

Подробно о конкурсах можно прочитать по этой ссылке.

ФАС рассмотрит жалобу на взимание мобильными операторами платы за недозвон

ФАС рассмотрит жалобу на взимание мобильными операторами платы за недозвон

486
Замечено искусственное укрупнение заказа до 150 млн рублей (госнужды) и до 50 млн(муниципальные нужды). Это выводит на конкурс, а не на электронный аукцион. Бумажный конкурс, в отличие от аукциона, содержит больше коррупционных рисков. Коррупция становится причиной существенных потерь для государства, так как снижает экономию средств бюджета и качества исполнения заказа. В системе госзаказа уже сформировалась конкурентная среда, но ее сдерживают люди, заинтересованные в получении выгоды от конкретного подрядчика, с которым есть договоренность. Если человек принял взятку и от имени заказчика начинает контролировать подрядчика, то подрядчик говорит: я дал тебе денег, конечно, я буду использовать самые плохие материалы, плохие инженерные решения, а тебе придется меня покрывать.
Игорь Артемьев
Игорь Артемьев
Руководитель Федеральной антимонопольной службы РФ

На схеме видно, как конкурсы на работы этого года распределяли в прошлом году. Конкурировали одни и те же предприятия друг с другом. Ни одной сторонней компании в этот пул не попало. Подряды в нескольких районах объединяли так, чтобы их стоимость значительно превышала 150 млн рублей. Если бы работы разбили по районам, в большинстве лотов цена была бы ниже 150 млн рублей.  

Опыт по секрету

Если же говорить непосредственно о коррупции, то в 2016 году в Петербурге перестали размещать в открытом доступе данные об опыте работ подрядчиков, участвующих в госзакупках. Дело в том, что, для того чтобы подать заявку на конкурс с ограниченным участием (который зачастую искусственно создается вместо аукциона — как описано выше) компания должна предоставить данные о том, что выполняла аналогичные работы. Причем их стоимость должна составлять не меньше 20% от цены контракта, на который претендует подрядчик.

Раньше любой желающий мог открыть портал госзаказа и найти там информацию о том, какие конкретно работы подрядчики предоставили в качестве своего опыта. В других регионах такая информация размещается в открытом доступе и сегодня. Однако в Петербурге в общем доступе размещают только сумму, о которой подрядчик отчитался. Какие работы на эту сумму он подал в заявке, посмотреть нельзя.

Ничем, кроме коррупционного фактора, это объяснить нельзя. Примечательно, что информацию об опыте работ начали скрывать после того, как петербургские журналисты самостоятельно проверили достоверность опыта нескольких компаний. Выяснилось, что компании предоставили поддельную отчетность. На объектах, о которых они отчитались, компании никто никогда не видел, ни как генподрядчика, ни среди субподрядчиков. Очевидно, что чиновники Смольного легко могли обнаружить подделку и сами, раз уже это удалось сделать журналистам.

Однако реакция на вскрывшиеся факты оказалась единственной: теперь посмотреть, о каком опыте отчитываются подрядчики, вообще невозможно.

Потому что хорошая репутация

Деловая репутация кажется мне вещью крайне субъективной. Слава Богу, большинство заказчиков не применяют этот параметр. Думаю, они понимают, что есть правоохранительные органы, которые могут прийти к ним с вопросами о причинах выбора такого субъективного показателя. Очень часто при оценки деловой репутации, например, спрашивают наличие свидетельства СРО. Его наличие — это хорошо, конечно, но оно ничего не говорит о репутации компании. Здесь вообще должно работать общее правило: не можешь полностью исключить субъективность — не используй критерии.
Андрей Цариковский
Андрей Цариковский
заместитель руководителя Федеральной антимонопольной службы России

В Петербурге выбор подрядчика по параметру его репутации очень популярен, несмотря на всю его абсурдность и субъективность. Именно по показателю репутации выбирают, какие компании будут проводить капитальный ремонт в петербургских домах, высаживать траву и даже заниматься текущим ремонтом городских дорог.

Недавно Смольному удалось выиграть суд по этому поводу. Петербургское УФАС отменило конкурсы на ремонт дорог стоимостью 2,5 млрд рублей именно из-за субъективных критериев, по которым выбирали подрядчиков. Но комитет по госзаказу смог доказать в петербургском арбитраже, что конкурсная документация в порядке. Результат: больше половины работ получила одна компания. Остальные подряды распределились между еще парочкой фирм, которые между собой и соревновались.  

Подробно о конкурсах можно прочитать по этой ссылке.

Без скидок

Мы должны экономить не менее 15-20% бюджетных средств. То есть мы имеем дело с макропоказателями, измеряемыми миллиардами рублей. Экономия достигается за счет конкуренции, когда подрядчики конкурируют за заказ. И при этом чиновники не ставят барьеры на пути их участия.
Игорь Артемьев
Игорь Артемьев
Руководитель Федеральной антимонопольной службы РФ

Но в результате манипуляций, описанных выше, реальная экономия на многих петербургских конкурсах сводится к 1-2%. О скидках в 10-15% даже речи не идет, поскольку не идет речи о реальной конкуренции.

Оппоненты этого тезиса, как правило, говорят, что в реальности все намного сложнее: бюджеты урезаны, снижать цену подрядчикам уже некуда, а хитрить чиновникам приходится, чтобы отсеять неопытных и демпингующих подрядчиков. Дискутировать на эту тему можно бесконечно, но факт остается фактом: снижения цен, на которые рассчитывали антимонопольщики, зачастую не происходит.

Молекулы бетона

Нужно уйти от качественных характеристик в конкурсной документации. Одному подрядчику ставят 100 баллов, другому — 0 баллов, и все остальные показатели уже не имеют значения. Нужно уходить от этого критерия. А если уж он используется, то шкала оценки должна быть более разнообразной, нежели выбор между двумя вариантами — 0 или 100 баллов.
Андрей Цариковский
Андрей Цариковский
заместитель руководителя Федеральной антимонопольной службы России

Вместо того чтобы свести оценку по качественным характеристикам к минимуму, в Петербурге ее доводят до абсурда. Подрядчиков просят описать молекулярный состав бетона, который они будут использовать на стройке, или какая сталь использовалась при производстве проволоки, из которой в итоге получился электрод.

Бывают и более интересные примеры, допустим, критерий "наличие офиса в Дубаи" для девелопера, который претендует на строительство крупного городского здания, или требование указать вес какой-нибудь детали так, чтобы он составлял не меньше 2 кг и не больше 1,99 кг.

Единственный и неповторимый

Сейчас, по сути дела, деньги уходят из бюджета и передаются многими губернаторами непосредственно во ФГУПы. А ФГУПам уже не нужно по конкурентным процедурам работать. Они работают по своим положениям. И дальше огромные капитальные вложения на сотни миллиардов рублей, и даже лекарства, и даже вывоз твердых бытовых отходов, идут через субсидии, а не через конкурентные процедуры. Дело в том, что закон, к сожалению, это позволяет. Это было сделано когда-то для того, чтобы не проводить аукционы на уникальные проекты и объекты. Такая же история, к сожалению, происходит и с единственным поставщиком. На мой взгляд, сложилась уже просто критическая масса того, что можно было отдать единственному поставщику. И нужно почистить эту систему. Там, где единственный поставщик — естественная монополия, там другого и быть не может. Но когда у нас на открытых рынках в сфере поставки, скажем, горючего для авиации (абсолютно конкурентный рынок), моторного топлива, электроэнергии (абсолютно конкурентные рынки) появляются единственные поставщики, они ставятся в привилегированное положение. Это, конечно, ухудшает ситуацию с конкуренцией и объективностью соответственно.
Игорь Артемьев
Игорь Артемьев
Руководитель Федеральной антимонопольной службы РФ

Что касается ГУПов и единственных поставщиков, то на сегодня это лазейка в законе, которой все пользуются. И здесь Петербург — далеко не единственный.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама