Анастасия Жигач anastasia.zhigach@dp.ru Все статьи автора
11 февраля 2016, 11:43 424

Как из музыканта превратиться в инженера

Фото: Сергей Коньков

Дирижер, который стал инженером: музыкант Кирилл Бодров собрал 300 человек в научной лаборатории "ОЛИМП" на базе ИТМО, чтобы разработать технологии будущего и научиться прекрасному.

Робототехникой Кирилл Бодров грезил с детства. Своего первого робота он собрал в 11 лет, это был робот–копилка, точнее сейфовая ячейка: умное устройство реагировало на магнитную карточку и открывало монетоприемник навстречу человеку. Из того же конструктора Lego Mindstorms (конструктор с моторчиками и контроллерами) ребенок собрал руку: она шарила по столу, хватала легкие предметы и складывала в коробку. Эта детская любовь к роботам впоследствии превратила Кирилла в инженера–робототехника, но в школьные годы интерес к мехатронике перевесил интерес к музыке: юноша поступил в музучилище и вышел из него с дипломом дирижера–хоровика. В консерваторию, правда, поступать не стал.

Как инженер может помочь стартапам привлечь внимание инвесторов

Как инженер может помочь стартапам привлечь внимание инвесторов

537
Анастасия Жигач

"За год в Петербурге выпускаются всего три дирижера симфонического оркестра. Им трудно найти себе здесь достойную работу. Даже если ты хочешь обеспечить только себя и кота, уже будет тяжело. Поэтому для молодого мужчины идти в консерваторию — это суицид", — шутит Кирилл и объясняет, почему стал искать для себя другую профессию. Он вспоминает, что заниматься хотелось чем–то узкоспециальным и прикладным: "Искал что–то ближе к реальности. Инженерную специальность выбрал потому, что она наиболее близка к реальному сектору экономики, а именно он и определяет основную составляющую ВВП страны. А значит, инженер всегда найдет себе работу".

Хор во славу физики

Физике в музучилище учили неплохо: на 156 учеников приходилось 113 учителей, поэтому общий уровень образования был довольно высоким. Его хватило на то, чтобы выиграть олимпиаду и поступить на физфак в СПбГУ — так молодой человек в 2009 году перебрался из родного Екатеринбурга в Петербург. Там он отучился лишь два курса и был разочарован отсутствием активной студенческой жизни: слишком много теории, мало практики и творчества. "Люди там хорошие и хорошими делами занимаются, но для такого энтузиаста, как я, делают они это не активно", — говорит Кирилл.

В итоге, вместо того чтобы заниматься физикой, молодой человек создал свой хор. Это вышло случайно: однокурсница узнала, что Кирилл хорошо поет и может научить и ее. Вокруг них довольно быстро образовался кружок заинтересованных, и, когда кружок превратился в хор, вуз выделил место для репетиций. "Когда число хористов перевалило за 80, я перестал считать", — признается Кирилл. Репетиции он вел даже тогда, когда перевелся из СПбГУ в ИТМО: любимое дело не бросишь.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

Кошка с прицепом

"Поскольку я перевелся с теоретической физики на инженерную специальность, у меня возникла академразница в 29 предметов. Сложно было перестроиться: до этого у меня перед глазами были только формулы–формулы–формулы, а потом они усложнились коэффициентами, которые отвечают за растяжение, перекручивание и сжатие, и обросли не только теоретическим смыслом, но и прикладным", — говорит Кирилл. В ИТМО он получил диплом бакалавра по специальности "мехатроника и робототехника" (в этом году защищает диплом магистра по специальности "модульные технологии в биомехатронике").

"Когда ты ребенком понимаешь, что сделать робота несложно, начинаешь мечтать: приду в университет и сразу забабахаю экзоскелет, — рассказывает Кирилл. — Но нет: надо закончить 4 курса, потом магистратуру, а потом понять, что современные моторы не позволяют сделать то, что ты хочешь, потому что их надо еще доразрабатывать".

Юрий Лоза: Гагарин ничего не сделал, он лежал

Юрий Лоза: Гагарин ничего не сделал, он лежал

2 2386

Особенно отчетливо он это понял, когда на 4–м курсе сделал модель робота, имитирующего движения кошки: "Нужны были сложные суставы с широкими углами действия: в итоге робот получился большим, потому что не существует еще таких моторов, которые бы обеспечили необходимое быстродействие для маленького робота". Единственный вариант сделать робота маленьким, объясняет Кирилл, — это искусственные мышцы. Но их сейчас делают на пневматических или гидравлических системах, а значит, "кошка" не будет автономна. Получится робот, за которым на тележке с колесиками тащится компрессор. Есть еще искусственные мышцы из углеродных нанотрубок — на несколько порядков быстрее и сильнее, чем человеческие, но они пока только на ранних этапах научной разработки и в основном за рубежом. "Электромоторы как были 100 лет назад, так и остались примерно такими же. Они, конечно, стали компактными. Но нам нужны еще меньше, еще мощнее" — сокрушается Кирилл.

Миллион на ОЛИМП

Окончательно убедившись в том, что фантазия опережает механизмы, которые есть в распоряжении ученых и конструкторов, Кирилл Бодров и его однокурсник Максим Иващенко создали на базе ИТМО Открытую лабораторию идей, методик и практик, коротко — ОЛИМП. Она объединила в себе 21 мастерскую, в которой молодые ученые и инженеры занимаются собственными и, что важно, практическими разработками. Сейчас она объединяет более 300 молодых перспективных умов.

"Лабораторию мы создали, — поясняет Кирилл, — чтобы вначале сделать молоток, а вместе с молотком — более сложный инструмент. С его помощью — еще более сложный и точный станок, который и будет нужен для наших опытов, изобретений и механизмов, с которыми мы уже и выйдем на передовую. Это долго, но студенту не по карману многомиллионное оборудование".

Руководство вуза в важность их затеи поверило и дало Кириллу на развитие ОЛИМПа внутриуниверситетский грант на 1 млн рублей. Вернее, его пришлось выиграть — в борьбе с пятью другими лабораториями. Деньги ушли на закупку компьютеров, паяльников и базовой необходимой техники. Сами "олимпийцы" тоже вложились в студию и вкладываются до сих пор: ремонт, станки, болгарки, циркулярные пилы, фрезы — все это требует денег. Первый 3D–принтер для лаборатории собрал один из ее участников. У него была рама из фанеры и направляющие из "Максидома", экструдер из Китая и Arduino (электронный конструктор с контроллерами). Собрав принтер, он смог печатать комплектующие для следующего самостоятельно. Это удобно для инженеров: так можно прототипировать практически любое устройство.

Мечта конструктора

Среди мастерских ОЛИМПа — мастерские технического зрения, автономных роботов, беспилотных летательных аппаратов, приборостроения, основ робототехники и многие другие. Их деятельность курирует Кирилл, что не мешает ему заниматься собственным проектом в качестве инженера–конструктора. И при этом, конечно, заниматься музыкой: в свободное от инженерных изысканий время он учит ОЛИМП петь. В хоре 40 человек.

Как руководитель лаборатории, Кирилл занимается планированием работы мастерских и созданием возможностей для дальнейшего применения их умений и изобретений. Некоторые мастерские решают для петербургских компаний задачки, которые обычно отправляются на аутсорсинг. Иногда это коммерческие истории. Так, например, мастер–робототехник ОЛИМПа помог создать контроллер для международной компании, которая разрабатывает роботехнические конструкторы для детей.

"У меня довольно глобальная мечта, я не ограничиваю себя ни робототехникой, ни музыкой, — признается Кирилл. — Хочу заняться космической программой и собрать модульный город: самодостаточную экосистему, где каждая маленькая деталь была бы оснащена компьютером и работала с другими: их суммарная вычислительная мощность позволяла бы, несмотря на размер самих деталей, выполнять сложные задачи". Над этой задачей он и работает в ОЛИМПе, тестируя свои теории на основе технологий умного дома и систем автоматизации производств. "Человечество грезит мехатроникой и робототехникой. Потому что это огромные возможности", — говорит он.

Новости партнеров
Реклама