Дмитрий Циликин, театральный критик Все статьи автора
21 января 2016, 23:34 70

К чему приводит ненависть

 

В рамках Первого скрипичного фестиваля в Большом зале филармонии 29 января, в Международный день памяти жертв холокоста, пройдет концерт "Желтые звезды". Он назван по имени Концерта для оркестра Исаака Шварца, который сыграют в этот вечер. Кроме того, фрагменты романа Василия Гроссмана "Жизнь и судьба" прочтет Ксения Раппопорт.

Ксения, что обусловило ваше согласие принять участие в проекте? Вы много занимаетесь благотворительностью — это один из таких проектов в ряду аналогичных или у вас есть какое–то особое личное отношение к теме холокоста?

— Это прекрасный благотворительный проект, где будут принимать участие выдающиеся музыканты: Максим Венгеров, Сергей Накаряков и Полина Осетинская. Именно она год назад рассказала мне об этом проекте, и мне очень понравилась идея — собрать деньги на музыкальные инструменты для обучения детей и еще раз вспомнить об одном из самых трагических событий в истории XX века как ярчайшем примере того, к чему приводят радикализм и ненависть.

Почему из всех подходящих по теме литературных произведений выбрана именно "Жизнь и судьба"? Играло ли роль то, что в МДТ идет спектакль по роману Василия Гроссмана?

— Это было художественное решение организаторов проекта. А текст мне, конечно же, знаком, поскольку я читала роман и очень люблю этот спектакль Додина.

— Программа концерта — литературно–музыкальная. Есть что–то, что можно выразить только музыкой, что недоступно слову?

— Мне кажется, ответ на ваш вопрос кроется в ушах слушателя. Есть люди, на которых сильнейшем образом воздействует слово, сакральные механизмы понимания музыки им недоступны. И наоборот, есть те, кто способен полностью раствориться в музыке, в то время как вербальная форма общения им чужда.

Как для вас при работе над тем или иным характером соотносятся в нем национальное и общечеловеческое? Имело значение, что ваши чеховские героини — русские, леди Мильфорд — роль в немецкой пьесе, героини Гольдони — итальянки и т. д.?

— Думаю, это соотношение формы и содержания. Содержание — общечеловеческое. Все женщины мира хотят любить и быть любимы. Страсть, ревность, боль, измена, доброта, великодушие, предательство не имеют национальности. А вот на способ выражения этих чувств, на манеру речи, на походку, конечно, влияют национальная культура, обычаи, воспитание.

Возможно ли наднациональное искусство — или художник неизбежно принадлежит той или иной национальной культуре?

— Я думаю, что пространство искусства — это территория без национального признака, поэтому оно наднационально по определению. А каждый конкретный художник, несомненно, принадлежит к своей национальной культуре.

— Вы много работали в Европе. Как вы думаете, почему даже в европейцах так легко рвется пленка цивилизованности и вылезает махровая ксенофобия? Может быть, неприятие другого — свойство людской природы, а толерантность, как она ни хороша, человеку навязана и никогда не станет для него органичной?

— Само понятие терпимости предполагает терпение, то есть один человек терпит другого. Так мы устроены… Вы знаете, я сейчас провела несколько дней в Кельне, где произошли известные события во время празднования Нового года. И ситуация мне видится иначе. Если вернуться к теме холокоста, то в Германии осознание произошедшего послужило серьезной прививкой от нетерпимости. Здесь со школы, где вместе учатся дети самых разных национальностей, им на практике объясняют, как важно воспитывать в себе толерантность. И я бы не назвала это тонкой пленкой, которую так легко порвать. Скорее это броня, наращенная десятилетиями работы над собой. И этот процесс продолжается, несмотря на агрессивные выплески маргиналов.

В финале обоих ваших последних спектаклей — "Коварство и любовь" и "Вишневый сад" — Лев Додин дает весьма пессимистичный прогноз развития общества. В "Гамлете", который вы сейчас репетируете, будут политические подтексты? Пьеса–то про власть…

— Было бы неправильно раскрывать режиссерский замысел будущего спектакля. Кроме того, до премьеры далеко, многое может поменяться. А подтексты —это то, что считывает зритель, каждый свое — то, что волнует его в данный момент. Думаю, наш "Гамлет" даст возможность поразмышлять о многом.

Новости партнеров
Реклама