Ирина Панкратова, Ольга Мягченко Все статьи автора
9 декабря 2015, 23:34 5523

Сын экс–управделами президента Владимира Кожина решил заняться переработкой мусора в Петербурге

Игорь Кожин, сын экс–управделами президента РФ, решил заняться переработкой мусора в Петербурге. Отрасль не первый раз привлекает бизнесменов, близких к власти. Ни один проект не был реализован, но все инвесторы рассчитывали на бюджетные вливания.

Игорь Кожин, сын экс–управделами президента РФ, а ныне советника президента по военно–техническому сотрудничеству Владимира Кожина, попробует силы в переработке мусора. Его партнерами стали члены семьи Анатолия Язева, которые через ОАО "Автопарк № 1 "Спецтранс" контролируют больше половины петербургского рынка переработки и вывоза твердых бытовых отходов (ТБО) с годовым объемом 5 млрд рублей. Анатолий Язев известен на рынке давней дружбой с губернатором Георгием Полтавченко. Вместе с Игорем Кожиным они решили делать из мусора топливо.

Инвесторов зовут в мусоропереработку

Инвесторов зовут в мусоропереработку

682
Ирина Панкратова

Партнеры по мусору

Игорь Кожин стал успешным бизнесменом почти 10 лет назад, в 21–летнем возрасте, возглавив крупную энергетическую компанию "Роскоммунэнерго". Через несколько лет он переключился на топливный рынок. Сегодня он гендиректор холдинга "Гала–форм", который торгует нефтепродуктами. Среди партнеров холдинга — "Роснефть", "Газпром" и Российские железные дороги. Однако выручка "Гала–форм" в последние годы стремительно падает: с 24 млрд в 2011 году до 3,6 млрд рублей в 2014–м. Активы компании за этот же период обесценились с 4 млрд до 1,2 млрд рублей.

На фоне таких показателей "Гала–форм" расширяет сферу деятельности: как сообщил источник "ДП", знакомый со сделкой, Игорь Кожин собирается инвестировать около 500 млн рублей в мусоропереработку в Петербурге. Он давно знаком с Константином Язевым, сыном Анатолия Язева, который возглавляет компанию "Автопарк № 1 "Спецтранс". От комментариев в компаниях отказались. С апреля 2015 года Игорь Кожин через "Гала–форм Запад" пополам с семьей Язевых владеет полигоном ТБО "Новый свет" в Гатчинском районе (по данным СПАРК). Кроме того, он получил контроль над четвертью акций компании "Ресурсосбережение", на долю которой приходится более 40% петербургского рынка утилизации мусора. Компания располагает заводом на Старообрядческой ул. и производит небольшой объем RDF–топлива (см. "Схема..."), перерабатывая 100 тыс. т мусора в год. Для производства этого вида топлива из ТБО выделяют самые горючие отходы, например пластик, бумагу, дерево или текстиль. RDF используют в качестве топлива в печах цементных заводов. К слову, в структуру холдинга "Гала–форм" входит завод в Ярославле, который использует цемент для производства тротуарной плитки, бордюрных камней и других подобных материалов.

В 2013 году "Ресурсосбережение" взяло во Внешэкономбанке 2 млрд рублей в кредит, в основном для строительства мусороперерабатывающих заводов (МПЗ) в Предпортовом проезде и Шкиперском протоке мощностью 200 тыс. т отходов в год.

Участники рынка полагают, что из–за кризиса "Ресурсосбережению" не хватило заемных денег и поэтому понадобилось привлечь инвестора в лице Игоря Кожина

Теневой интерес

Интерес бизнесменов к мусоропереработке, по мнению экспертов, связан с непрозрачным характером этой отрасли. Учесть, сколько денег отправилось "мимо кассы", в этом бизнесе практически невозможно. Сколько отходов захоранивается на свалках, а сколько — в ближайшем лесу, никто не знает. Из–за этого в России пока не удается наладить переработку отходов. Ни один из заявленных в Петербурге и Ленобласти проектов так и не довели до запуска.

Экс-банкир Сергей Ильченко инвестирует 1 млрд рублей в производство компонентов для моющих средств

Экс-банкир Сергей Ильченко инвестирует 1 млрд рублей в производство компонентов для моющих средств

2128
Александр Сологуб, Ольга Мягченко

Так, вокруг Петербурга собирались построить четыре завода по утилизации отходов. Два из них — на месте действующих МПБО, еще два — в поселках Саперном и Новоселки. Но в 2011 году власти отказались от этих планов, так как не нашли 30 млрд рублей на строительство.

В том же году во Фрунзенском районе появился первый частный перерабатывающий завод, построенный компанией "Квантум". Но он так и не начал работать — город не смог обеспечить завод сырьем.

По этой же причине не построен МПЗ в Левашово. В 2011 году Смольный выбрал для него концессионера — греческий консорциум Helektor — Aktor. Для знакомства с компанией в Афины ездил Анатолий Язев, а региональным директором Aktor в Петербурге был сын губернатора Алексей Полтавченко. Но в 2014 году проект оказался под вопросом из–за финансовых проблем греческой стороны. Алексей Полтавченко покинул компанию. В 2015 году строительство завода заморозили.

Этим летом финская Set group, попавшая в августе под санкции США из–за партнерства с Геннадием Тимченко, заявила, что намерена инвестировать $300 млн в строительство сети МПЗ в Ленобласти. Однако и этот проект пока так и не сдвинулся с места. "Везти отходы на переработку невыгодно, это дороже, чем захоронение на полигоне. Сейчас в Петербурге тариф на захоронение отходов — 350 рублей за тонну, а за переработку нужно платить по 1300 рублей за тонну", — говорят в Национальном тарном союзе.

Ненужное топливо

Под эгидой экологичной переработки мусора инвесторы традиционно претендуют на бюджетное финансирование. По словам источника "ДП" в Смольном, на него может рассчитывать и Игорь Кожин, вкладывая деньги в петербургский проект семьи Язевых.

Впрочем, участники рынка сомневаются в окупаемости проекта, по крайней мере в части RDF–топлива. Как поясняет глава и совладелец НПО "Механобор–Техника" Леонид Вайсберг, применять его как замену топлива на других производствах, кроме цементного, нельзя.

"При производстве цемента на этапе обжига клинкера образуется известь, которая нейтрализует тяжелые металлы, выделяющиеся при сжигании мусора. Если применять RDF на других производствах, эти токсичные вещества будут попадать в атмосферу", — говорит Леонид Вайсберг.

Технология RDF распространена за рубежом, так как переход с использования высококалорийных видов топлива (мазута и газа) на сжигание отходов позволяет цементным заводам экономить 10–12% расходов на топливо.

Отходов в Петербурге и Ленобласти хватит, чтобы обеспечить потребности всех цементных заводов, говорят эксперты. Вот только захотят ли они переходить на этот вид топлива — большой вопрос. Для перехода на RDF цементному предприятию нужно частично переоборудовать производство, затраты оцениваются в 8–10 млн рублей. В то же время традиционные виды топлива дешевеют. "Я считаю, что RDF — это хорошая технология, но трудно сказать, насколько она сегодня востребована в Петербурге и Ленобласти. Поэтому кроме Язева пока никто у нас не пробовал заниматься темой RDF", — говорит Леонид Вайсберг.

Впрочем, по данным источников "ДП", планы партнеров Кожина и Язева гораздо шире. Кроме топлива они собираются наладить выпуск самых разных продуктов мусоропереработки, включая строительные блоки, геоткань для дорожного строительства и многое другое. Но в этом им может помешать отсутствие в городе системы сортировки мусора, говорят эксперты. Чтобы сделать топливо из отходов безопасным, нужно обеспечить сортировку мусора, изъяв из него компоненты, содержащие ртуть (например, люминесцентные лампы) и тяжелые металлы (батарейки). Пока такое качество сортировки отходов в России не обеспечено.

Использование RDF популярно в европейских странах, где достаточно высока стоимость традиционных видов топлива, таких как природный газ, мазут. Поэтому там цементные заводы достигают ощутимой экономии, переходя на RDF–топливо. К тому же в Европе государство очень поддерживает проекты, связанные с альтернативными видами топлива. В России же традиционные виды топлива всегда были дешевле, чем в Европе, а в кризис цены на газ и мазут снизились. Поэтому замена их на RDF не даст такого эффекта, как у зарубежных коллег.
Антон Лужковский
генеральный директор компании "Техноресурс"
Производители стройматериалов из–за сокращения рынка и связанного с этим падения доходов находятся в такой сложной ситуации, что им не до внедрения инноваций вроде перехода на альтернативные виды топлива. Тем более традиционные дешевеют. Сжигание мусора — это скорее вариант Сингапура, где оно используется для отапливания острова. У нас же достаточно газа и мазута, так что переходить на RDF–топливо просто нет смысла. Если уж говорить о зеленых технологиях, то экономичнее и экологичнее подключить цементный завод к атомной станции.
Вячеслав Засухин
генеральный директор ООО "ФиннПанель"
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама