Михаил Шевчук Все статьи автора
3 декабря 2015, 15:55 1411

Владимир Путин предпочел либеральные идеи силовым

Фото: Дмитрий Азаров/Коммерсантъ

Вместо ожидаемого закручивания гаек Владимир Путин принялся их наоборот откручивать. Половину своего очередного ежегодного послания он посвятил критике следователей за "прессовку" бизнеса и призывал к свободе предпринимательства. Похоже, либеральная часть правительства убедила его в том, что в сложное время ставку нужно делать на частную инициативу, а не на репрессии.

Одно из самых коротких посланий президента к Федеральному собранию разрушило немало ожиданий. Вопреки всем озвученным ранее тезисам Владимир Путин не стал говорить ничего о "закручивании гаек", а ведь к этому нас довольно настойчиво готовили и депутаты, и министры, и глава Конституционного суда. Все их наработки остались невостребованными: Путин не отменил мораторий на смертную казнь, не призвал к "военной суровости", да и вообще никак не дал понять, что намеревается что-то ужесточить в ответ на террористические вызовы.

Почему любая пропаганда бессмысленна

Почему любая пропаганда бессмысленна

713
Михаил Шевчук mikhail.shevchuk@dp.ru

Единственное, что он упомянул в этой связи относительно внутренней политики, — это то, что для отпора террористической угрозе "понимать свою ответственность должны все: власть, политические партии, структуры гражданского общества, средства массовой информации". Выражаться это должно в "жестком противодействии любым проявлениям ксенофобии и экстремизма" и сбережении межнационального и межрегионального согласия.

Эту формулировку, в принципе, тоже при желании можно понять как неявное добро на ужесточение, и такое желание наверняка у заинтересованных лиц появится, но все-таки прямой отмашки не было, и ни слова о расширении полномочий спецслужб, которое так настойчиво предлагали. Хотя о необходимости всенародного единства Путин повторил несколько раз — и от себя, и подкрепив свои слова цитатами Николая Карамзина и Дмитрия Менделеева.

"Прессуют и обирают"

Наоборот: Владимир Путин немало времени уделил тому, что призывал правоохранительные органы перестать прессовать бизнес. Насчет того, что "хватит кошмарить бизнес", говорили, конечно, и раньше, но на этот раз Путин остановился на вопросе подробнее. "Целая армия контролеров", сказал он, продолжает мешать предпринимателям, а с экономическими преступлениями вообще беда. Из 200 тыс. возбужденных в прошлом году дел по экономическим составам, привел статистику президент, до суда дошли 46 тыс., еще 15 тыс. развалилось в суде. "Получается, что приговором закончились лишь 15% дел", — сказал Путин.

"При этом абсолютное большинство, 83% предпринимателей, на которых были заведены уголовные дела, полностью или частично потеряли бизнес. То есть их попрессовали, обобрали и отпустили. И это, конечно, не то, что нам нужно с точки зрения делового климата. Это прямое разрушение делового климата. Я прошу следственные органы и прокуратуру обратить на это особое внимание", — высказался Путин.

Надо сказать, что именно Следственный комитет добился в прошлом году возвращения права возбуждать уголовные дела по налоговым преступлениям — после того как Дмитрий Медведев в бытность президентом старался экономические статьи декриминализировать. То есть сейчас Владимир Путин, по сути, открыто обвинил следователей, что они стали использовать это свое право для того, чтобы обирать и уничтожать бизнес.

Вместо законопроекта о расширении полномочий силовиков следует ждать, наоборот, их сужения. Путин попросил Госдуму поддержать предложения по декриминализации ряда статей УК РФ, перевести некоторые преступления в разряд административных, расширить число составов преступлений, подлежащих рассмотрению судами присяжных, сократить коллегии присяжных с 12 до пяти-семи человек ради ускорения процесса, а также шире пользоваться залогом, подпиской о невыезде и домашним арестом в ходе следствия по экономическим преступлениям, а арест применять лишь как крайнюю меру. И, может быть, теперь затормозится прохождение некоторых инициатив, вдохновленных СКР, таких как проект закона об уголовной ответственности для юридических лиц.

Петербургский бизнесмен рассказал, как у него отняли помещение после выступления Путина

Петербургский бизнесмен рассказал, как у него отняли помещение после выступления Путина

9072
Галиб Ибрагимов, индивидуальный предприниматель

Генеральная прокуратура еще дважды попала в поле зрения Путина. Он попросил ее "шире использовать имеющиеся у нее инструменты контроля за качеством следствия" (перечислив: отмена постановления о возбуждении уголовного дела, отказ от утверждения обвинительного заключения или даже от поддержки обвинения в суде), хотя и оговорился, что о расширении полномочий речи пока не идет. Кроме того, Путин попросил адресно это ведомство, а также другие правоохранительные органы, "незамедлительно реагировать" на факты злоупотреблений, связанных с заключением чиновниками подрядов и контрактов с "фирмами своих родственников, друзей и близких лиц", где есть "признаки личной заинтересованности, конфликта интересов".

Если кто-то переживает по поводу того, что Владимир Путин никак не отреагировал на недавнее скандальное расследование Фонда борьбы с коррупцией в отношении детей Юрия Чайки, где как раз сплошная личная заинтересованность и конфликты интересов, то это она и есть, реакция. То, что Путин дал прокуратуре важные поручения, но намекнул на личные интересы, говорит о том, что он все заметил, но сора из избы выносить не намерен. И прокуроры сейчас, похоже, в большем фаворе, чем следователи.

Ударить свободой по ограничениям

Глава государства остановился на специальных инвестиционных контрактах, которые были придуманы еще в прошлом году. Видимо, особой популярностью нововведение не пользуется, так как президент заявил о готовности государства гарантировать спрос на продукцию. "Предлагаю дать право правительству закупать на внеконкурсной основе до 30% продукции, созданной в рамках специнвестпроектов и специнвестконтрактов", — заявил он, оговорившись, что все остальное должно пойти на свободный рынок и продукция должна соответствовать международному уровню.

Он также подтвердил замораживание налогов и предложил продлить еще на полгода амнистию капиталов, объявленную в прошлом году. "Бизнес пока не спешит воспользоваться этой возможностью, а значит, предложенная процедура сложна, гарантий недостаточно", — признал Владимир Путин. Он попросил правительство в короткие сроки "внести соответствующие коррективы".

В общем, судя по всему, либеральная часть правительства в данный момент одержала верх над силовой и сумела объяснить президенту, что опереться в сложное время можно только на бизнес и частную инициативу. "Считаю свободу предпринимательства важнейшим экономическим и общественно значимым вопросом, — заявил Владимир Путин. — Именно вот этим, свободой предпринимательства, расширением этой свободы предпринимательства, мы должны ответить на все ограничения, которые нам пытаются создать". Путин даже собрался предоставить некоторым, "безупречным", НКО правовой статус "исполнителя общественно-полезных услуг" и "направлять некоммерческим организациям до 10% средств региональных и муниципальных социальных программ".

А чтобы подчеркнуть тот факт, что экономика России все-таки не тонет и постепенно выбирается из ямы, президент поставил масштабную задачу — к 2020 году "полностью обеспечить внутренний рынок отечественным продовольствием". Успехи в сельском хозяйстве вообще явно вдохновляют Путина, он похвастался тем, что доходы от экспорта в этой области составили почти $20 млрд, что на четверть больше, чем выручка от продажи вооружений, или около трети доходов от экспорта газа. "Россия способна стать крупнейшим мировым поставщиком здоровых, экологически чистых, качественных продуктов питания", — смотрит за горизонт Путин.

Проблема у этих инициатив всегда только одна. Ее, собственно, легко описать на примере путинского высказывания касательно амнистии капиталов. Какую бы благую цель ни преследовали власти, на практике документы пишутся таким образом, что от идеи остается одна оболочка, а суть исчезает. Происходит это потому, что исполнителям всякий раз хочется написать закон так, чтобы вроде и реформа произошла, а на самом деле бы все осталось по-старому. Иначе Путину не было бы нужды год за годом талдычить про свободу бизнеса.

Клика Эрдогана

Внешней политике Владимир Путин уделил всю первую половину выступления. Начав со слов благодарности в адрес российских военнослужащих (и вдов погибших, присутствовавших в Георгиевском зале) и минуты молчания, он с ходу обозначил главенствующую историческую роль России в борьбе с международным терроризмом, перечислив через запятую теракты в Волгограде и недавний взрыв пассажирского самолета над Синаем.

Что вот точно было ожидаемо, так это критика в адрес Турции. Она даже заменила США в перечне главных политических оппонентов России: на этот раз Запад даже не был помянут напрямую, только вскользь ("Мы знаем, кому захотелось сместить неугодные режимы"), а вот Турция — она набивает свой карман и дает террористам заработать на продаже награбленной нефти, и на эти деньги совершаются бесчеловечные теракты и вербуются наемники. Да еще именно там, в Турции, "укрывались и получали моральную, материальную поддержку боевики" с Северного Кавказа в 1990-е, вспомнил Путин.

"Мы не забудем этого пособничества террористам, — пообещал президент. — Всегда считали и будем считать предательство самым последним и постыдным делом... Если кто-то думает, что, совершив подлое военное преступление, убийство наших людей, они отделаются помидорами или какими-то ограничениями в строительной и других отраслях, то они глубоко заблуждаются. Мы еще не раз напомним о том, что они сделали. И они еще не раз пожалеют о содеянном".

Как правило, послания Владимира Путина без гэгов не обходятся, и на сей раз он приготовил фразу: "Только, наверное, Аллах знает, зачем они это сделали (сбили российский Су-24. — Ред.), и, видимо, Аллах решил наказать правящую клику в Турции, лишив ее разума и рассудка". До этого Аллах в основном занимался финансированием Чечни, а теперь уже и наказывает.

Однако против "доброго, трудолюбивого и талантливого" турецкого народа Путин ничего не имеет. "В Турции у нас много давних и надежных друзей, и подчеркну: они должны знать, что мы не ставим знака равенства между ними и частью сегодняшней правящей верхушки", — заявил президент.

Ровно то же самое всегда звучало из его уст в отношении любой страны, с которой ссорилась Россия. И на грузинский, и на украинский народы любовь продолжала распространяться. Правда, почему-то только на словах, а на практике, на уровне граждан, все оборачивалось ненавистью именно к народам; как-то невнимательно россияне относились к призывам своего президента. Впрочем, прокачивать патриотизм и одновременно надеяться на то, что он не перекинется на народы, глупо. Здесь вернее и точнее было бы сказать: мы готовы по-дружески относиться к тем обитателям других стран, кто не поддерживает собственное правительство.

А про продолжающиеся уже много дней протесты дальнобойщиков по поводу системы "Платон" Владимир Путин ничего не сказал. Не заметил, что там кого-то "обирают". Хотя, казалось бы, вот же она — история о свободе предпринимательства в российских реалиях.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама