Дмитрий Грозный news@dp.ru Все статьи автора
22 ноября 2015, 16:02 1097

Кризис не помешал петербургским рестораторам открывать в городе новые проекты

Фото: Ковалев Петр

В начале нынешнего года только ленивый мастер прогнозов не рисовал картину будущего, полную ужасов. Однако гастрономическая реальность оказалась куда более аппетитной: давно в Петербурге не открывалось столько масштабных и концептуальных проектов.

С тем, что в 2015 году грядет ужас–ужас–ужас, согласны были вроде бы все. Кто–то говорил, что закроется 15% заведений общепита, другие уверяли, что таковых наберется все 25%.

"Царь-пышка" после Нового года откроется по франшизе

"Царь-пышка" после Нового года откроется по франшизе

1495
Камила Мирзакаримова, Марина Васильева

Оставшиеся без привычных импортных продуктов заведения должны были по идее перебиваться с хлеба на воду. О новых же проектах в такой обстановке, вполне естественно, не стоило и заикаться. Однако действительность, к счастью, опровергла многие мрачные пророчества. Можно сказать, что давно в Петербурге не открывалось такого количества как масштабных, так и концептуальных проектов.

Команда Tre Bicchieri только что открыла двери своего нового ресторана "Морошка для Пушкина" с нордическим интерьером и кухней, подчиняющейся принципам сезонности и локальности. Pizza 22 cm — аскетичный проект Эльдара Кабирова и Андрея Петухова, который удивил город тем, чем, казалось бы, удивить невозможно — пиццей, такой (или почти такой), как в Неаполе. "Гранд Отель Европа" совершил мини–революцию: наплевав на свои вековые традиции, построил Azia — абсолютно современный паназиатский ресторан и теперь привозит туда шефов то из Мьянмы, то из Камбоджи и т. д.

Наверно, самая заметная премьераресторан "Блок", который на последнем этаже "Ленинград–центра" открыл столичный адвокат и ресторатор (или, напротив, ресторатор и адвокат) Александр Раппопорт. Золотые двери, швейцары и охранники "Ленинград–центра" — бывшего кинотеатра, в котором теперь "подают" дорогие шоу, зачастую откровенно кабарешного свойства — могут отпугнуть излишне впечатлительного едока. Но для любителей мяса альтернативы нет: вам сюда надо. Извините за пафос, но "Блок" так и тянет назвать храмом мяса, в котором есть все положенные для культового сооружения атрибуты: по вечерам ужин проходит в окружении мерцания пламени золотых рам–каминов, при этом гости взирают на прозрачную комнату, в которой выставлены отрубы, проходящие процедуру сухого вызревания. Плазменные полотна русского авангарда, развешанные по гигантскому ресторану, напоминают, что есть Блок–поэт, а два десятка стейков в меню намекают на мит–блок — доску для разделки мяса. В числе стейков встречаются совершенно непривычные "Муромец", "Пионер" "Барклай–де–Толли"… Главное правило: если не знаете, что брать, берите "Квазимодо". Не прогадаете.

Ginza атакует

Аппетиты рынка лучше всего оценивать не по каким–то условным середнячкам, а по лидерам. Здесь нужно заметить, что холдинг Ginza Project никогда не открывал в течение одного года столько новых проектов, как в 2015 году. Среди них выделяются Food Park, который благодаря размерам и пестроте предложения уместно сравнить с кулинарным моллом или рынком. Прогуливаясь по Food Park (размеры ресторана, расположившегося в Александровском парке, делают этот глагол вполне уместным) от прилавка с овощами и фруктами к теппану или от киоска с грилем к фургончику с мороженым, по идее каждый должен найти себе что–то по душе (и карману). В меню много привычной итальянской стряпни, стрит–фуда и пр., но есть и безусловно заслуживающий внимания индийский раздел. Знакомство с ним можно начать с супа с карри и курицей, оставляющего после себя совершенно бархатное послевкусие, или острого салата с говядиной.

Другой особо крупный проект Вадим Лапин и Дмитрий Сергеев построили за городом. Ресторан "Наша дача" по большому счету и не ресторан вовсе, а целая усадьба с прудом, пляжем, фермой, яблоневым садом, велосипедами и пр. Заведения общепита на берегу залива традиционно считаются сугубо летним развлечением, но есть достаточно причин, чтобы "Наша дача" была всесезонной. Конечно, потребность дышать воздухом и смотреть вдаль, где вода смыкается с небом, существует в любое время года, но главное в холодную погоду — логично расположиться для ужина не на одной из многочисленных террас, а в самом доме, в котором есть и изразцовый камин, и абажуры в кистях, и обои в мелкий цветочек, и крытые гобеленами кресла. В общем, кажется, именно так и должно было быть при прежней хозяйке дома фрейлине Анне Вырубовой. Здесь целых четыре этажа, один из них — детский, а последний с одним–единственным столиком на двоих именуется "Башней поцелуев". Меню по–дачному пестрое — гриль, мангал, коптильня, соленья, варенья. Очень неплохо на местной кухне готовят фирменный ролл с лососем, который обходится совсем без риса, но, конечно, на пленэре душа просит все–таки чего–нибудь другого — например, карасей в сметане или скумбрии, копченной на ольховых опилках.

Самая последняя премьера от Ginza Project — авторский ресторан "Белка" шефа Александра Бельковича. Белькович — человек–праздник, в этом мог убедиться всякий, кто если не наблюдал его у плиты вживую, то хотя бы смотрел одно из телешоу, где он в главной роли, или видел его фото в кулинарных книгах, например "Русской кухне 2.0". "Белка" получилась столь же веселой и легкой, как и ее создатель. Александр — любимец девушек, и он отвечает им взаимностью: в заботе о фигурах и самочувствии посетительниц он установил в ресторане витрины для разной полезной травы (к примеру, здесь можно заказать шот из пророщенной пшеницы, который дополняет кусочек ананаса), холодильник для фермерского молока и ряженки и даже тренажер, пользуются которым только самые отважные. В меню, вручную начертанном белым карандашом на черных досках, собрано то, что в первую очередь искренне любит сам Александр. Из Сингапура он привез рецепт чили–краба, из Америки — капкейков и т. д. Главное пожелание для "Белки", в которой с первого дня буквально не протолкнуться: в авторском ресторане, конечно, как можно чаще хочется видеть самого автора. Тогда картина мира становится полной. И даже если вы окончательно и бесповоротно сыты, все равно заказывайте на десерт тайскую панна–котту из кокосового молока, покрытую слоем манго. Это того стоит.

Как помочь общепиту в кризис

Как помочь общепиту в кризис

925
Михаил Гусейнов

Время экспериментов

Шефы петербургских ресторанов вообще все больше выходят на первый план. Это заметно, к примеру, по "Мечтателям" в доме Дягилева на Фонтанке, где Антон Абрезов подает паштет из говяжьих сердец в форме настоящих мини–сердец, украшенных сахарной ватой, и десерт "Дети в песочнице играли с цементом", где есть не только "цемент", но и ведро для него. А Илья Кокотовский в Molto Buono этой осенью затеял вообще невиданный для Петербурга эксперимент: раз в неделю предлагать гостям гастрономический сет из 25 курсов. Исключительно из отечественных продуктов. Какой уж тут кризис!

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама