Александра Конфисахор, Елена Зборовская Все статьи автора
8 июля 2015, 08:51 2044

Совладелец птицефабрики "Синявинская" Никита Мельников хочет увеличить свою долю в Рускобанке до 43%

Фото: Андрей Кульгун

Совладелец птицефабрики "Синявинская" Никита Мельников, выкупив 18% акций Рускобанка, планирует приобрести блокпакет у правительства Ленобласти и увеличить свою долю до 43%. Долю области эксперты оценивают в 200-250 млн рублей.

По информации "ДП", Никита Мельников ведет переговоры с правительством области о выкупе у субъекта Федерации блокпакета 25%+1 акция. В мае 2015 года он купил 18% акций Рускобанка у ООО "СМ Капитал" Хачатура Мурадова.

Синявинская птицефабрика и "ГазЭнергоСтрой" построят электростанцию на курином помете

Синявинская птицефабрика и "ГазЭнергоСтрой" построят электростанцию на курином помете

1658

Ранее в правительстве региона то говорили о готовности продать свои акции, то утверждали, что доля в банке позволяет сохранять ему устойчивость (через банк происходят расчеты с пенсионерами). Официально стороны возможную сделку никак не комментируют, но итоги переговоров станут известны до конца года, скорее всего, акции выставят на торги. Долю правительства области эксперты оценивают (очень приблизительно) в 200–250 млн рублей, а 18% акций банка, которые уже приобрел Никита Мельников, — в 130–160 млн рублей.

Всеволод Лобов , руководитель аналитической службы ИК "Доход", поясняет, что средний показатель соотношения стоимости банка к собственному капиталу сегодня равен 0,85. "Но в таких сделках очень много частных моментов, и, не рассматривая качество активов, оценить банк сложно", — уточняет он.

"Основная часть банковской системы находится в коллапсе, — говорит Никита Мельников. — Если 8 лет назад нашими партнерами были 14 банков, сегодня остался только Сбербанк. При этом есть масса технологических операций, не слишком значительных с финансовой точки зрения, которые нужно проводить любой более–менее крупной компании. А у большинства крупных банков эти процессы проходят слишком затянуто. Нужен оператор, который сможет это сделать достаточно быстро". По его словам, большинство бизнесменов со значительными финансовыми оборотами стараются получить такого рода инструмент. На более дешевые кредиты бизнесмен не рассчитывает: у банка не хватит ресурснойбазы, а условия будут менее выгодными, чем у крупных банков, речь может идти только о краткосрочных заимствованиях операционного характера.

"Сбылась мечта: стал банкиром", — пошутил Никита Мельников.

Трудная история

Активы банка по итогам I квартала 2015 года составили почти 8,1 млрд рублей (по объему активов — 286–е место среди российских банков), собственные средства — 793,5 млн рублей, чистый убыток — 46,9 млн рублей.

Рускобанк — один из старейших в Ленобласти, он создан в 1989 году. Имеет 30 отделений, из них в Петербурге три, остальные — в области. С 2004 по 2009 год входил в состав холдинга "ВЕФК" Александра Гительсона, позже осужденного за мошенничество. В 2007 году через допэмиссию 25%+1 акцию банка купило правительство Ленобласти.

В Ленобласти возбудили два дела против птицефабрики "Синявинская"

В Ленобласти возбудили два дела против птицефабрики "Синявинская"

750

В 2009 году банк ВЕФК лишился лицензии. Тогда же выяснилось, что на счетах Инкасбанка, также входившего в холдинг "ВЕФК", застряли 1,8 млрдрублей, размещенных на депозитах правительством Ленобласти. В итоге в пользу региона было арестовано 50%+1 акция Рускобанка, которые область сначала пыталась продать владельцу нескольких банков Матвею Урину, но в итоге продала ООО "Урса капитал" (сейчас ООО "СМ Капитал") Хачатура Мурадова за 220 млн рублей. С тех пор, по данным Рускобанка, новый владелец контрольного пакета инвестировал в банк несколько сотен миллионов рублей.

В расчете на удобство

Предприниматели говорят, что покупка банка позволяет контролировать банковские операции и защищает от форс–мажорных ситуаций, связанных с отзывом лицензий. Задачу получения крупных кредитов наличие "своего" банка не облегчает, говорят участники финансового рынка. Чем меньше капитал банка, тем скромнее его возможности по кредитованию. А с начала 2016 года будет введен новый норматив Банка России, ограничивающий кредитование собственников банка 20% от размера его капитала.

Среди петербургских бизнесменов есть несколько совладельцев банков. Так, Александр Аладушкин является основным бенефициаром Витабанка, а Александр Афанасьев — владельцем аптечной сети "Фармакор" и СМБ–банка. Главе Санкт–Петербургской инвестиционной компании Сергею Бодрунову принадлежит Санкт–Петербургский банк инвестиций. Александр Евневич — бенефициар банка "Объединенный капитал". Акционер "Метростроя" Клименти Касрадзе — совладелец банка "Невастройинвест". Александр Кашин — основной акционер банка "Александровский". Андрей и Ольга Голубевы — владельцы Петербургской топливной компании и Горбанка.

Собственник " Дальпитерстроя " Аркадий Скоров в 2013 году купил долю в банке "РостФинанс". "Приобретение своего банка позволило нам кредитовать наших клиентов–ипотечников, проектным финансированием мы пользуемся в ограниченном режиме из–за политики ЦБ", — говорит он.

Наличие банка в структуре бизнеса дает его владельцу возможность более оперативно осуществлять расчетно–кассовое обслуживание, структурировать потоки платежей своих компаний. Но банковский бизнес жестко регламентирован, есть множество законодательных ограничений его ведения. Одно из таких ограничений, особенно ярко обозначившееся в текущей непростой ситуации в банковской сфере, — кредитование банком своих собственников. Так что нет оснований говорить о наличии для бизнесмена "своего" кредитного ресурса, который всегда под рукой. Напротив, возможность кредитования в своем банке в значительной мере сужена.
Александр Бахов
Александр Бахов
Председатель Правления Витабанка
Новости партнеров
Реклама