Павел Нетупский news@dp.ru Все статьи автора
10 июня 2015, 00:14 84

Шеф в ответе за все

Руководителей компаний могут привлечь к ответственности за неправомерные или даже ошибочные бизнес–решения. Причем для этого не обязательно даже признавать фирму банкротом: достаточно взыскать с нее убытки.

Законодательство о банкротстве допускает возложение невыплаченных долгов (привлечение к субсидиарной ответственности) на так называемых контролирующих лиц — руководителей, членов правления и крупных акционеров, из–за действий которых компания оказалась финансово несостоятельна. Но на практике суды чаще всего удовлетворяют такие иски, только когда доказан умысел виновников — например, когда выявлены факты увода активов.

Презумпция вины президента

Альтернативный вариант — подача исков о взыскании убытков, причиненных руководителем компании. Этой процедурой активно пользуется Агентство по страхованию вкладов (АСВ).

Самым показательным подобным делом можно считать арбитражное дело против бывшего президента банка "Сенатор" Олега Рафановича. АСВ утверждало, что, подписывая кредитные договоры, он игнорировал информацию об отсутствии надлежащего обеспечения у 22 заемщиков, которые к тому же не вели реальной хозяйственной деятельности и не находились по официальным адресам регистрации.

Умысла руководителя никто доказать даже не пытался, но судьи де–факто презюмировали неосторожность. "Осуществляя функции президента банка… не предпринял должных мер по организации проведения комплексного и объективного анализа деятельности заемщиков, их идентификации и обеспечению возврата денежных средств…" — констатировал арбитраж, удовлетворяя иск АСВ о взыскании с Олега Рафановича почти 424 млн рублей.

Почти 32 млн рублей обязали заплатить руководителя АКБ "Премьер" Всеволода Гайсина, подписавшего договор с представившей подложные документы компанией. "В банке отсутствовала информация о реальном финансовом положении заемщика, а имеющиеся в кредитном досье сведения не позволяли выдавать многомиллионный кредит без убытков для кредитной организации", — заключил суд.

По словам старшего партнера коллегии адвокатов "Делькредере" Елены Деминой, в ряде случаев к ответственности привлекаются даже члены правления, которые не голосовали за одобрение сделки с неплатежеспособным заемщиком. Но они входили в кредитный комитет и подписали соответствующий протокол, а потому с них же взыскивался причиненный ущерб.

Ты конторой не рискуй

Многие эксперты убеждены в преимуществе альтернативного способа взыскания долгов: "Привлекать к субсидиарной ответственности можно, только когда уже проведены все расчеты, и только в рамках недостающей суммы. Поэтому намного удобнее подавать иски о взыскании убытков — они не связаны ни с моментом, ни с пределами суммы", — говорит Елена Демина.

Директор экспертно–аналитического департамента АСВ Юлия Медведева убеждена, что "больше, чем агентство, таких исков никто не подает, и больше, чем АСВ, о них никто не знает".

Хотя, как напоминает партнер адвокатского бюро "S&K Вертикаль" Евгений Зверев, возможность предъявления такого рода исков заложена в Гражданском кодексе РФ с самого начала его действия, практика стала эффективно развиваться только в последние несколько лет. По его словам, есть положительные решения по делам о взыскании убытков при явной недобросовестности руководителей, которые, в частности, выдавали кредиты сомнительным заемщикам без обеспечения или выводили активы по заниженной цене.

"Однако истцы могут столкнуться с рядом трудностей при доказывании вины ответчика в более сложных случаях, например использование чрезмерно дорогих кредитных средств или развитие заведомо нерентабельного направления бизнеса. Основанием для привлечения руководителя к ответственности является недобросовестность или неразумность его действий, а доказывать это должен истец. Некоторые обстоятельства (сделки взаимозависимыми лицами, сокрытие ответчиком документов) переносят бремя доказывания на ответчика. Ответчик, со своей стороны, вправе утверждать, что совершенные им неудачные сделки охватывались обычным предпринимательским риском", — говорит Евгений Зверев.

Также, по его словам, пытающимся погасить долги за счет руководителя или частных владельцев компаниям (как по искам о взыскании ущерба, так и о привлечении к субсидиарной ответственности) нужно учитывать риск неисполнения выигрышного решения, особенно с учетом начинающей работать процедуры банкротства физических лиц.

Значит, вооружен

По данным арбитражной статистики, почти половина всех дел о банкротстве прекращается, фактически не начавшись: суды отказываются начинать процедуры из–за отсутствия у фирмы–должника средств даже для оплаты расходов по ним. Юристы напоминают, что по закону инициировать дело о банкротстве должен сам должник. Максимум через месяц после возникновения признаков неплатежеспособности директор компании должен подать заявление в арбитраж.

"Если он этого не сделал, а возбужденное по заявлению кредитора дело о банкротстве было прекращено из–за отсутствия средств, у кредитора остается шанс взыскать ущерб с руководителя. Но, по моему мнению, даже при выполнении всех этих условий шансы компенсировать убытки низки", — говорит Наталья Танцюра, юрисконсульт по частному и публичному праву Объединенной консалтинговой группы.

Вместе с тем в ближайшее время руководители реже будут сами инициировать банкротство, а потому шансы кредиторов, скорее всего, возрастут. Поправки, вступившие в силу 29 января 2015 года, лишили самостоятельно подающие заявления компании одного из важнейших преимуществ — права предлагать кандидатуру конкретного управляющего.

По мнению разработчиков таких изменений (группы депутатов Госдумы), ранее недобросовестные должники злоупотребляли правом определять кандидатуру, что позволяло назначать "лояльного арбитражного управляющего и фактически сохранять контроль над управлением предприятием".

Новости партнеров
Реклама