Елена Домброва, корреспондент Все статьи автора
1 октября 2014, 12:17 1680

"Деловой Петербург". Рестораторы не желают искать компромисс

Фото: Тихонов Михаил

На ресторанном рынке все чаще в последнее время слышно о разрывах отношений с франчайзи. Расторгнутых договоров много, но примеров успешной работы после разрыва отношений гораздо меньше.

На ресторанном рынке все чаще в последнее время слышно о разрывах отношений с франчайзи. Трактир "Елки–палки", открытый по франшизе московской "ГМР Планета гостеприимства", как–то незаметно превратился в "Трын–траву". Закрыты две американские закусочные Quiznos. Расторгли отношения с петербургским партнером и владельцы бренда "Папа Джонс". Продавцы франшиз причиной называют неумелый местный менеджмент, покупатели кивают на особенности российского рынка. Как и в кризис 2008 года, непростая экономическая обстановка обнажила слабые места такого партнерства.

Объективно общепит сейчас не в самом лучшем положении. Судя по данным "Петростата", оборот петербургских рестораторов в январе–августе так и не догнал показатели прошлого года и составил только 34,2 млрд рублей. Сокращение рынка достигло 8%, и поводов для оптимизма не добавляется. Рестораторы придумывают для гостей все новые и новые изюминки. Но, например, нежно любимая всеми национальная кухня попала под удар встречных санкций — запрета продуктов из стран ЕС и США. Петербуржцы теперь привыкают к продукции российских и белорусских сыроделов, с опаской ковыряются в салате с уругвайским лососем и осторожно рассматривают суши с укропом. Для франчайзи, связанных обязательством соблюдать стандарты качества, простора для маневров и того меньше. По сути, ничем, кроме своей маржи, они пожертвовать не могут. Меню, ингредиенты, даже размер порций находятся под строгим контролем франшизодателя.

Расторжение договора франшизы — непростой шаг для обеих сторон. Продавец франшизы теряет стабильный финансовый поток ежемесячных отчислений, а также и "лицо". Ведь для конечного потребителя большой разницы — франчайзи или владелец бренда — нет. Он приходит поужинать, видит закрытую дверь или снятую вывеску, пожимает плечами и идет к конкурентам. Для покупателя франшизы разрыв тоже болезнен, даже если инициатором был он сам. Времена, когда, набравшись опыта под вывеской известной сети ресторанов, можно было на том же месте открыть едальню–близнеца, канули в Лету. Многие договоры сегодня написаны кровью, и за выход из проекта предусмотрены ощутимые штрафы. Порой условия франшизы напрямую запрещают предпринимателю заниматься аналогичным бизнесом последующие 5 лет и дольше. То есть наработки отколовшийся франчайзи не сможет использовать ни в своей фирме, ни в любых аффилированных.

Одной из причин открытого конфликта с продавцом франшизы могут быть кабальные условия сотрудничества. В таком случае предприниматели, как, например, франчайзи сети Subway, отстаивают свою позицию в суде. Но есть и масса других примеров, когда за разговорами о санкциях, политической обстановке, инфляции кроется банальная недобросовестность. Все–таки франшиза ресторана — это не договор на поставку нефти, здесь всегда можно найти компромисс. Как справедливо заметил Анатолий Бредихин из сети "Волконский", расторгнутых договоров много, но примеров успешной работы после разрыва отношений гораздо меньше.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама