Елена Домброва Все статьи автора
24 июля 2014, 11:08 542

"Деловой Петербург". Россию не надо приравнивать к европейским рынкам

Фото: Архив "ДП"

Гeнеральный директор компании Philips в России и СНГ Питер Вуллингс рассказал "ДП" об особенностях потребления россиян, первых лампочках в Зимнем дворце и важности государственно–частного партнерства в области медицины.

Работа компании Philips в России началась с Петербурга, какое значение имеет город для вас сейчас?

— Да, вы правильно заметили, один из двух братьев–основателей компании Philips, Антон Филипс, свой первый международный визит совершил именно в Россию, в Петербург. Русский царь тогда купил 50 тыс. ламп Philips для освещения Зимнего дворца, что обеспечило годовую загрузку завода компании. Сегодня наши производственные мощности в России сконцентрированы в Петербурге. Здесь находится и наш совместный проект с компанией "Электрон", и совместное предприятие с компанией "Оптоган". Наши научно–исследовательские и опытно–конструкторские разработки (НИОКР) в России опять–таки проводятся в этом городе. В частности, мы сотрудничаем с тремя петербургскими вузами по научным исследованиям в области медицинской визуализации. Более того, множество знаковых мест в городе подсвечено компанией Philips: внутренние залы и галереи в Эрмитаже, Александрийская колонна, мосты — Литейный, Благовещенский.

Структура продаж Philips в России отличается от мировых показателей?

— Все три сектора: и потребительский, и световых решений, и здравоохранения — одинаково важны для меня. Но в структуре продаж Philips в России потребительский сектор занимает больше 50% оборота, в то время как в мире — в среднем лишь 25% от оборота. Такое положение дел мотивирует нас сохранить сильный потребительский бизнес, при этом уделять повышенное внимание развитию профессиональных B2B–бизнесов, добиться здесь таких же впечатляющих успехов. Именно поэтому мы хотим стоять у руля трансформационных процессов в этих важных для нас отраслях.

Какие особенности у потребительского поведения россиян?

— Это мой 5–й год в России, из них 3,5 года я был главой потребительского сектора. Самый главный урок, который я вынес, — важно предлагать россиянам локально значимый продукт. Например, для России мы делали блендер, который режет кубиками. Его можно использовать для типично российских салатов — оливье и винегрета. Самая частая ошибка — когда Россию начинают приравнивать к европейским рынкам. Это выражается даже в рекламных кампаниях. Европейские рекламные ролики делают сильный фокус на эмоциональной подаче товара, продукта, услуги, в то время как в России нужно делать упор на саму технологию, на то, как это работает и какую конкретную практическую пользу принесет потребителю. Именно поэтому Philips для себя приняла решение в России, что мы не будем использовать общеевропейские рекламные кампании.

Второе мое наблюдение — в России много узнают про товар в Интернете, читают много отзывов и рациональны в своем выборе. Я часто повторяю: в этой стране живет 145 млн инженеров, и, прежде чем они купят что–то, они обязательно выяснят, что и как устроено в том продукте, который они покупают.

Говорят, что российские потребители равнодушны к брендам и на первое место ставят стоимость, вы согласны?

— Не совсем. Наши исследования и мой собственный опыт говорят, что русские очень хорошо знают бренды, ориентируются на них. Именно поэтому китайские бренды низкого ценового сегмента не имеют такой популярности, которую могли бы иметь. Например, я спрашивал обычных москвичей: почему вы не купили дешевую соковыжималку для цитрусовых китайского бренда, ведь это очень простой продукт. Ответ часто сопровождался даже негодованием: как можно, это же китайское качество, обязательно сломается. В то же время я соглашусь, что бренд не последняя инстанция и у продукта должны быть хорошие материалы, технология и производительность. Ключ к успеху — комбинация хорошего сильного бренда с потребительскими свойствами продукта.

Cтановятся ли российские компании реальными конкурентами в сфере здравоохранения?

— Такие компании, как "Электрон", можно рассматривать как конкурентов, но мы все–таки больше склонны воспринимать их как партнеров. Philips — один из лидеров по производству диагностического медоборудования, у нас большой багаж интеллектуальной собственности, в то же время у местных производителей очень хорошее знание рынка и присутствие на нем. Если их рассматривать как партнеров, то получается симбиоз, когда каждая сторона вносит в это партнерство лучшее и в итоге выигрывают все. Другой пример — недавно мы заключили партнерское соглашение с компанией "Медси", медицинским подразделением АФК "Система", это крупнейшая сеть частных медицинских учреждений в России. Philips впервые выступила в таком большом масштабе как партнер. То есть мы представили концепцию и дальнейшее сопровождение на всех этапах строительства и разработки медучреждения, которое будет отвечать европейским стандартам. Наша работа будет включать не только разработку концепции, но и авторский надзор, поставку медоборудования, доступ к международной экспертизе в области управления медучреждением, обучение и дальнейшее повышение квалификации медицинского персонала.

Philips передает значительный объем оборудования и опыта, а что получает взамен?

— Такого рода проекты открывают нам большие возможности в будущем. Во–первых, рынок частной медицины большой и быстрорастущий. Заключая договор о партнерстве с таким крупным игроком, мы заявляем о своей готовности работать на зарождающемся рынке. Мы хотим быть ведущим, если не самым крупным, технологическим и институциональным партнером частной медицины, частных клиник.

Второе перспективное направление — это государственно–частное партнерство (ГЧП) в области медицины. Такое партнерство может стать правильной моделью для организации работы государственных медучреждений, увеличения их эффективности, повышения стандартов оказания медицинской помощи. Мы понимаем, что ГЧП в России сегодня на зачаточной стадии, в том числе потому, что законодательная среда еще не до конца подготовлена, Госдуме еще предстоит принять и ратифицировать законопроекты о ГЧП. Но поскольку Philips — компания, которая не идет за событиями, а пытается вести за собой некоторые процессы на рынке, то мы уже сейчас предпринимаем шаги, чтобы стать участником трансформационных процессов. Быть экспертом, партнером правительства, которое принимает решение.

Планирует ли Philips расширять производство в России и когда?

— При выстраивании бизнес–планов мы ориентируемся на приоритеты страны. В России это уменьшение заболеваемости сердечно–сосудистыми и онкозаболеваниями, сохранение здоровья матери и ребенка, энергоэффективность. Скорее рано, чем поздно, все дорожное освещение будет заменено на светодиодное. Мы как Philips хотим быть лидером этих процессов. Выбор городов для локализации зависит от наличия партнеров.

 
 

Справка о компании

Philips в России

> Вышла в Россию в 1898 году, в 1914 году открыто представительство.
> Оборот в 2013 году составил 25,3 млрд рублей, чистый убыток компании в 2013 году — 216,9 млн рублей, данные СПАРК.
> Производственные мощности в России — совместные предприятия с компаниями "Оптоган" и "Электрон".

 
 

 
 

Биография

Питер Вуллингс

> Родился в городе Утрехт (Нидерланды) 4 февраля 1971 года.
> В 1996 году окончил Католический университет в Брабанте, в 1999 году окончил Университет Амстердама.
> С 1996 года работает в компании Philips, в том числе в Индии, Сингапуре, Гонконге.
> Холост.

 
 

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама