Все статьи автора
29 октября 2010, 00:00 212

Главные по тарелочкам

Ружье как купальник -- вещь индивидуального пользования, говорит директор садочного клуба «Северянин» Владислав Эдуардович, объясняя, почему сюда желательно приходить с собственным ружьем. Проката инвентаря здесь в отличие от некоторых других стрельбищ Петербурга нет, но дружелюбные инструкторы с радостью оказывают поддержку начинающему охотнику, который только учится понимать свое ружье. Именно охотниками на поверку оказываются почти все фанаты спортивной стрельбы, так как, по признанию Владислава Эдуардовича, только 1% приезжающих в клуб занимаются этим как боулингом -- ради спортивного интереса, у большинства же в кармане штанин бесценным грузом лежит охотничий билет, и кроме стрельбы по тарелочкам они увлечены хождением на зверя. В голове крутится фраза Бернарда Шоу: «Если человек решил убить тигра, это зовется спортом, а если тигр решил убить человека -- кровожадностью». Заметив беспокойство в моих глазах, Владислав Эдуардович сменяет тему и уверяет, что на самом деле стрелковый клуб -- самое безопасное для животных место, так как охотникам запрещено стрелять в каких-либо пробегающих мимо зверей (а тут, говорят, и лося следы встречаются) и пролетающих уток.

Стрельбище клуба «Северянин» спряталось где-то в районе Колпино и впервые найти себя дает не сразу, но постоянные гости знают короткую дорогу, и даже в будний день здесь относительно людно -- мужчины в пуховиках, стрелковых наушниках и очках решительными шагами перемещаются между кафе и стендами, где происходит стрельба по мишеням. Меня же и составившую компанию в поездке в самое безопасное для животных место подругу мультипликатора Олесю, до сих пор стрелявших разве что глазами, да еще из пистолета от приставки Dandy по нарисованным ковбоям, администратор Евгений сопровождает к самой простой мишени. Пуховики с любопытством наблюдают, как я с сомнительным изяществом водружаю на манер скрипки 3-килограммовое полуавтоматическое ружье, которое на самом деле надо гармонично совместить с впадинкой у плеча, наклоном корпуса и правильной расстановкой ног. Шею вытянуть вперед и положить на приклад, чтобы не было сильной отдачи. Заставить себя положить лицо даже на самое итальянское ружье при мысли об отдаче не так-то просто. С большим участием Евгений помогает мне встать в верную асану.

Теоретическая часть стрельбы для пользователей нашего уровня заключается в том, что, когда из метательного аппарата вылетит тарелка, нужно некоторое время за ней «проследить» (провести по ее траектории ружьем), затем слегка обо­гнать, предвосхитив направление полета, после чего зафиксироваться чуть ниже мишени (так как есть некоторый зрительный обман в восприятии ее пути) и -- бах! -- выстрелить и конечно же попасть. За спиной в будке сидит оператор и ждет команды охотника, чтобы запустить тарелку. Вместо решительного «Давай!» с испугу получается интеллигентное «Дайте мишень, пожалуйста», после чего вдруг что-то вылетает, куда-то нажимаю, от грохота вскрикиваю! И чувствую, как внутри меня лопнул мешочек с запасом адреналина. Сердцебиение учащается, решаю: «Буду стрелять, пока не попаду».

После еще ряда выброшенных на ветер патронов Евгений вежливо предлагает пройти к метательной машине попроще, где тарелку подают вверх, после чего она почти той же дорогой следует вниз. Олеся пробудет первая. И попадает! Нашей радости и моей зависти нет предела. Хватаю ружье, предварительно отследив траекторию полета, водя по воздуху свободной рукой (это позволяет запомнить, как следует тарелка), и корпус, ноги, впадинка, палец на курок -- бах! Что случилось? Попала? Попала! К сожалению, из-за отдачи, которая на самом деле очень мала, но достаточна для того, чтобы сбить с наблюдения за целью, я своего успеха не видела, но зрители убеждают -- мишень разлетелась вдребезги.

Говорят, инструкторы здесь часто сталкиваются с тем, что успешные в обычной жизни люди, впервые взяв ружье, с трудом могут смириться с тем, что не все и не сразу получается. Но, пожалуй, потому мы рано или поздно и решаемся научиться новому, чтобы затем еще увереннее преследовать и попадать по собственным целям-тарелочкам, какой бы сложности ни была их траектория.

Юлия Чай, журналист

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама