Ульяна Лопаткина: "Мы теряем лучших педагогов, они уезжают на Запад"

Автор фото: Trend
Ульяна Лопаткина

Прима-балерина Мариинского театра Ульяна Лопаткина рассказала в интервью "Деловому Петербургу" о том, почему русскому балету угрожает тень Ванкувера и насколько уместен PR.

"ДП": Вы участвовали в церемонии закрытия Олимпиады в Ванкувере. Судя по всему, за последние 20 лет в спорте мы промотали наследие советской эпохи. Не грозит ли то же самое русскому балету?
Ульяна Лопаткина: Не грозит ли балету провал, сходный с провалом, как считается, России на последней Олимпиаде? Очень бы этого не хотелось. Одна из причин таких очень средних результатов России на Олимпиаде - потеря лучших педагогов, лучших тренеров, лучших преподавателей. Еще причина заключается в ослаблении популяризации спорта среди простых граждан, которые не имеют профессионального отношения к спорту.
К сожалению, у нас в стране мы наблюдаем отсутствие популяризации балета и потерю педагогов-репетиторов, которые работают и с совсем маленькими детьми, и с детьми среднего школьного возраста, и с артистами. Все эти педагоги-репетиторы разных градаций уезжают на Запад, и это очень тревожно, это заставляет задуматься.
Ульяна Лопаткина Ульяна Лопаткина
Просто так ничего не бывает, и успех достигается колоссальным трудом и подготовкой. Точно так же поражение - это следствие каких-то конкретных процессов, и я думаю, что тревогу здесь не скроешь.
Мы теряем лучших педагогов, они уезжают на Запад, и в балете в педагогическом составе мы потеряли уже многих. Они уже не в России, и этот факт зафиксирован на протяжении десятилетий. Если эта убыль будет продолжаться, то прогнозы о будущем балета в России могут быть, конечно, самые неутешительные. Если мы не остановим уход наших талантливых педагогов и танцовщиков на Запад, то для России будущее балета может быть еще хуже, чем результаты Олимпиады в Ванкувере.
"ДП": На фестивале Dance Open вы будете танцевать монолог Офелии из балета "Гамлет" Константина Сергеева. Почему для программного выступления вы выбрали именно этот образ?
Ульяна Лопаткина: Я выбрала монолог Офелии, во-первых, потому, что спектакль в постановке моего учителя Константина Михайловича Сергеева. Во-вторых, потому что "Гамлет" - тема достаточно сложная для балетной интерпретации, и третья причина в том, что на юбилее Константина Михайловича много лет назад мне посчастливилось также выйти на сцену в этом монологе.
Больше я его никогда не танцевала. Зрители его восприняли настолько тепло, что организаторы гала-концертов, посвященных легендарным ленинградским танцовщикам, очень просили меня возобновить этот монолог, станцевать его еще раз.
"ДП": Балет показывает зрителю очень эмоциональные вещи. Для создания образов вы больше пользуетесь своим личным опытом переживаний или исследуете, читаете литературу?
Ульяна Лопаткина: Как создается эмоциональная естественность на сцене, чтобы это было сильно, как в жизни? Чтобы это шло через оркестровую яму к зрителю, когда у тебя нет возможности сказать ни слова? Для того чтобы передать эмоции через движение, есть определенные профессиональные приемы. Может быть, это будет звучать несколько прагматично, но подготовка к эмоциональному всплеску идет через рисунок, и в подготовке рисунка должна быть некоторая хладнокровность, чтобы тело запомнило те движения, которые потом, на сцене, ты уже заполняешь душой.
"ДП": Кто, на ваш взгляд, главный человек в современном балете?
Ульяна Лопаткина: Балет создается хореографом, который выбирает композитора, а танцовщик одухотворяет тот рисунок и те идеи, которые вкладывает в танец хореограф. Это союз людей, в котором не может быть одного главного человека.
"ДП": Но сейчас в оперном театре зритель часто идет на того или иного режиссера, даже не зная имени композитора.
Ульяна Лопаткина: Разумеется, случается, что в таком союзе преобладает чья-то яркая индивидуальность, кто-то бывает более оригинален, кто-то бывает более смел, кто-то более выразителен, и тогда уже говорят про того человека, чья лепта наиболее заметна. Порой танцовщики делают хореографию настолько интересной, что, как только сменяется состав, по каким-то неведомым причинам хореография меркнет.
Есть такой же момент, когда музыка перекрывает хореографию. И вы справедливо заметили, что иногда режиссерская концепция преобладает и это становится очевидным. А вот вопрос, кого конкретно больше выдвигают и, как теперь принято говорить, пиарят, - это совершенно другая история. Это история про то, кого больше раскручивают, о ком больше говорят и о ком незаслуженно забывают. А это уже вопрос справедливости.
"ДП": А вам PR мешает или помогает?
Ульяна Лопаткина: Освещение событий должно проходить в определенных рамках. Если говорить о том, насколько PR уместен или неуместен, я считаю, что все нужно использовать в меру. Если нужно зафиксировать спектакль, танцовщика, чтобы это осталось в истории, значит, это нужно делать. Иногда известность бывает следствием PR, а иногда PR - следствие известности.
"ДП": Вам делались предложения сниматься как драматической актрисе?
Ульяна Лопаткина: Предложения были. Как раньше, так и сейчас я отношусь к этому с осторожностью. Для меня уверенно войти в другую профессию невозможно без должной подготовки. Это процесс, на который у меня, как правило, нет времени.
"ДП": С балериной такого уровня, мне кажется, партнеру должно быть трудно.
Ульяна Лопаткина: Почему трудно?
"ДП": Нужно соответствовать. Каким должен быть идеальный партнер?
Ульяна Лопаткина: Идеальный партнер, на мой взгляд, должен обладать трудолюбием, внимательностью к работе и нормальными человеческими качествами - отзывчивостью и человечностью, не бросить коллегу в трудной ситуации. А еще взаимопонимание. Идеальное не возникает просто, особенно в балете - это всегда результат труда, совместного труда.
"ДП": Держали ли вы перед глазами какой-то образец для подражания?
Ульяна Лопаткина: У меня нет конкретного образа для подражания, но я учусь у различных людей. Порой то, что я ищу, можно увидеть в разных людях, не в одном человеке. Мне интересны разные проявления человеческого таланта, и даже мои коллеги могут стать моими учителями.