Редакция "Деловой Петербург" Все статьи автора
15 июля 2008, 00:00 33

Путь Махмуда для губернатора

В Петербурге ругают Валентину Ивановну Матвиенко. Этого лучшего из губернаторов. Что, конечно, несправедливо. Если выражаться точно, ругают не непосредственно Валентину Ивановну, а градостроительную политику Смольного. Но Матвиенко, понятно, воспринимает это как камни в свой огород.

Кульминация критики - шестичасовой марафон, проведенный «100 ТВ, каналом, принадлежащим медиагруппе, руководителей которой называют друзьями всех президентов России. В общем, выражаясь в терминах двадцатилетней давности, в Петербурге еще не перестройка, но уже гласность. Достучаться до высших сфер Тут возникает два вопроса. Первый: с чего это СМИ стали таким борзыми? Второй: что делать губернатору в такой сложной ситуации? Вариантов ответа на вопрос «с чего? два. Первый: горожане возмущены физическим уничтожением легенды о лучшем городе на земле, а СМИ вербализуют недовольство населения. Второй: критика Смольного получила одобрение Кремля. По одним слухам, возмущенные письма общественности дошли-таки до высших сфер. По другим - жена нового президента лично выразила озабоченность судьбой родного города. Впрочем, неважно, какой из слухов правдив. Важно, что критика Смольного встречает одобрение снизу и молчаливое невмешательство сверху. В общем - давай, Валентина Ивановна, выпутывайся сама. Лучшее, что могла бы сделать Матвиенко, - возглавить процесс народной борьбы за сохранение города. Составить список градостроительных ошибок, внести законопроект о методике исправления этих ошибок, показательно снести пяток-другой зданий И вроде губернатор пошла по этому пути - но не дошла. Все закончилось тем, что владельцев новой биржи пытаются заставить уменьшить высоту здания на 2, 63 метра, что, как всем понятно, абсолютно ничего не решает. Царские повеления не прихоть Понять губернатора непросто, но нужно - потому что она сознательно выбрала нелегкий путь султана Махмуда. Этот великий султан, прогуливаясь по улицам столицы, однажды увидел носильщика, который с трудом нес на спине огромный камень. Султан, человек сострадательный, воскликнул: «Брось камень! Носильщик бросил камень, который упал посередине дороги. Никто не осмелился сдвинуть камень в сторону, хотя он доставлял всем множество неудобств. Наконец горожане обратились к султану, умоляя его дать приказ убрать камень с дороги. Но Махмуд ответил: «То, что было сделано однажды по высочайшему повелению, нельзя отменить другим повелением, ибо люди не должны думать, что царские указы продиктованы случайной прихотью. Противники султана считали, что этот случай еще раз доказывает, до какой глупости может дойти государственный деятель, пытающийся утвердить себя. И только немногие догадывались, что султан руководствовался высшими соображениями. Ибо, приказав носильщику бросить камень в таком месте, где он всем будет мешать, а затем публично объяснив, почему камень должен остаться на этом месте, Махмуд хотел показать людям, что они должны подчиняться власти, но в то же время осознавать, что тот, кто руководит, опираясь на неизменные догмы, не способен принести людям большой пользы. Вот почему трудно Валентине Ивановне. Вряд ли ее поймут. Хотя она вынуждена нести крест, завещанный ей султаном Махмудом. Сергей Балуев, главный редактор журнала «Город

Сегодня Валентина Матвиенко вдохновляет всех: художников - на картины, активных борцов с градостроительной политикой Смольного - на жесткую критику. Фото: евгений асмолов

«Критика Смольного встречает одобрение снизу и молчаливое невмешательство сверху. В общем, давай, Валентина Ивановна, выпутывайся сама.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама